Lake Baikal

Ужасная катастрофа на Байкале

Пароход «Яков», от котораго ожидали получить подробныя сведения о страшной катастрофе на Байкале, пришел 20 октября в 11 час. утра в Лиственичное. От командира и команды мы узнали нижеследующее.

Пароход «Яков», следуя из Верхнеангарска, зашел в Малое море при сравнительно тихой погоде. На буксире у парохода были:

  • судно «Потапов», принадлежащее пароходству наследников А.Я. Немчинова, нагруженное 549 бочками соленой рыбы; на этом же судне возвращались с рыбных промыслов рабочие в числе 161 человек;
  • судно А.Н. Могилевой с ея рабочими и грузом соленой рыбы в числе 250 боченков;
  • судно В.Н. Шипунова с его рабочими и рыбой до 240 боченков и
  • три бурятских лодки–мореходки.

Проходя Малое море и не дойдя верст 15 до маяка «Кобылья голова», пароход с баржами попал под сильную бурю. Это было 14 октябри в 4 часа дня. Налетавшие ураганы ветра накреняли суда и клали их совершенно на бок. Машина парохода работала на полный передний ход, но пароход бросало и тянуло назад. Ветер крепчал все сильнее и сильнее, играя судами, как игрушкой. На пароходе и судах невозможно было стоять на ногах. Капитан дважды едва не был снесен с шканечнаго мостика.

Видя угрожающую опасность всему каравану судов, капитан приказал отпустить с буксира заднее судно Шипунова с тремя лодками. Судно скоро скрылось из вида за снежным вихрем и брызгами волн. Ветер крепчал; волны перекидывались и перебрасывались через палубу. Пароход и с двумя баржами несло назад. Вынуждены были отпустить и судно Могилевой. Буря между тем увеличивалась, и пароход вперед не подавался. Стало темнеть. Борьба с расходившейся стихией была невозможна. Пришлось отпустить и последнее судно «Потапов».

Освободившись от буксира, пароход «Яков» (в 100 номинальных сил) начал прибиваться к правому берегу и в конце концов с громадным трудом прибился к нему так, что нос парохода оказался на берегу. Матросы, попав на берег, зачалили пароход двумя стальными канатами и межеумком. Машина все время работала. В надежде на крепость канатов остановили ход машины. Пароход стало относить от берега и один из стальных канатов лопнул. Пришлось снова работать машиной, пустив ее полным ходом. Буря все усиливалась.

Пароход целые сутки пробивался к берегу и только на другой день ему снова удалось достичь берега, спустить третий стальной канат и пеньковый буксир, который зарочили за крепкия лесины, здесь пароход простоял около двух суток. На третьи сутки буря начала стихать и море успокаиваться.

17 октября в 3 часа утра пароход «Яков» отправился на поиски брошенных судов. Подходя к улусу Улунхсону, на острове Ольхоне, с парохода было уже видно, что какое–то судно погибло: разбитыя бочки, части судна, щепы, лохмотья одежды носились по морю.

Около улуса оказалось выброшенным на берег судно Могилевой, что и спасло это судно; рабочие и груз оказались целы. Судно обледенело до половины мачт.

Судно В.Н. Шипунова каким–то чудом удержалось на якоре не более, как в 30 саженях от острой береговой скалы.

Об эту скалу в ночь на 15 октября разбилось в щепки судно пароходства наследников А.Я. Немчинова «Потапов», отпущенное с буксира последним. За шумом бури, воем и свистом ветра и непроглядной темнотой, подробности гибели этого судна остались неизвестны для тех, кто, как оказалось потом, спасся. Да в борьбе с разбушевавшейся стихией было невозможно думать о спасении других; собственная участь висела на волоске. Все рабочие в числе 161 человека и команда из 15 человек, находившиеся на судне «Потапов» погибли. На берег выброшено было 27 обледенелых трупов.

Мыс, о который разбилось судно «Потапов»Мыс, о который разбилось судно «Потапов»

18 октября в Малое море пришел пароход «Феодосий», посланный на розыски парохода «Яков». Он забрал судно Шипунова и 19 октября привел его в Лиственичное. 20 октября этот пароход с судебным следователем и окружным начальником отправился на место катастрофы и там заберет рабочих и груз Могилевой.

Две бурятския лодки выброшены на берег, а одна погибла. Буря была настолько сильна, что капитан, ходивший по Байкалу не один десяток лет, говорит, что не помнит такого шторма. Достаточно сказать, что метеорологическая станция, находящаяся на Кобыльей голове, на высоте 20 сажен, оказалась вся во льду.

Дня за три до этой ужасной катастрофы большой опасности подвергался паровой катер Сверлова с буксиром двух барж. Он уже появился в виду Лиственичнаго, но поднялась буря и его унесло в море. Три дня о нем не было известий, но по счастью на четвертый день он пришел в гавань. Все эти дни он носился в открытом море.

Из другого источника нам сообщают, что капитана предупреждали еще утром, 14 октября, указывая на сильное падение барометра как на предвестник бури; но он надеялся пройти через Малое море. Буря застала караван в самом опасном и узком месте, по обеим сторонам котораго поднимаются скалы. Канат с парохода на берег завозили два смельчака рабочих, решившихся пожертвовать собою для спасения других. На «Потапове» находился груз С.В. Могилева, на сумму около 20 тысяч рублей.

Источник: «Восточное обозрение» № 233, 24 октября 1901 г.