Озеро Байкал
Магия Байкала Озеро Байкал
Озеро Байкал Магия Байкала » История » От речки Балдаковской
Озеро Байкал
Магия Байкала
О Байкале
Природа Байкала
Походы
Фотоальбом
Экология
Отдых на Байкале
Туры на Байкал
История
Форум

И. Д. Черский, 1886 г.

Отчет о геологическом исследовании береговой полосы озера Байкала, произведенном по поручению Восточно-Сибирского Отдела ИМПЕРАТОРСКОГО Русского Географического Общества И.Д. Черским

От речки Балдаковской до бухты Осташкина

От Балдаковской до Толстого мыса, на протяжении 7 верст, берег образует пространную, плоскую, бухтовидную выемку, разделенную на несколько второстепенных бухточек с помощью незначительных, низменных наносных выступов береговой линии, в образовании которых не принимают участия береговые горы, изображенные мной на прилагаемом рисунке (фиг. 14). Первый из таких мысков располагается на O30N от Балдаковской и называется Большие Камни; затем, где берег поворачивает на N30O, на устье сухой долинки находится другой, за которым роговообманковый гнейс, наблюдавшийся только в россыпи, обнажается уже в двух небольших утесиках. Он серый мелко- и средне-зернистый, с черной и стально-серой слюдой, переходящий в среднезернистый гранит и гранито-гнейс с значительной примесью бледно-мясно-красного ортоклаза, а также в серый обыкновенный гнейс. Там, где слоистость не замаскирована, падение пластов SSO с наклоном до 50°. Утесики эти соответствуют изображенному на фиг. 14, но не посещенному мной террасовидному отрогу а, интерес которого состоит в том, что на нем, по всей вероятности, открывается к Байкалу какая-либо вымершая долина.

За вторым, широко-усеченным наносным мыском находится еще утес; в нем серый, мелкозернистый, а местами даже крупнозернистый роговообманковый гнейс с редкой примесью красноватого полевого шпата, иногда с трещинками, выполненными эпидотом; в прожилках молочного кварца, замечаемых в породе, наблюдаются крупные листочки серебристой, иногда зеленоватой слюды и скопления железного шпата. Можно видеть также местные, весьма ограниченные переходы в крупнозернистый гранит из красновато- и серовато-белого ортоклаза, серого кварца и темной слюды, редко рассеянной в породе в виде скоплений, происшедших быть может от перерождения роговой обманки. Пласты, вначале очень изогнутые, представляют далее падение, близкое к S, затем на NNW до 45°, принимающее весьма правильный характер, но около ближайшей узкой и сухой долинки, положение пластов почти отвесное, при том же их простирании (ONO). Еще далее, около второй такой же долинки, открывающейся на террасу до 8 метров над озером, гнейс переходит в полумассивное видоизменение, а вслед за небольшим накоплением глыб и галек, образующих незначительный мысовидный выступ береговой линии, начинается четвертый мысок описываемой бухты, состоящий из довольно широкой и длинной (считая вдоль берега) наносной площади на устье двух ключей (речек) Зеленосной и Капустиной; наконец, располагающаяся за этим мыском последняя бухтовидная выемка, с небольшой сухой же долинкой, ограничивается уже Толстым мысом, состоящим из одной наносной оконечности, а другой, главной, утесистой.

Эта последняя часть мыса представляет собой осыпавшийся гребень отрога более 10 метров высоты, превращенный в террасовидный мыс. Он состоит из серого сиенито-гранито-гнейса и роговообманкового гнейса, мелкозернистого, иногда полосатого, переходящего в слюдяной гнейс; местами попадаются ложные включения темного цвета от преобладающей в их составе роговой обманки. С этого мыса, на W37S виднеется знакомый нам уже мыс рч. Сухой, ограничивающий всю эту сложную, бухтовидную выемку с юго-запада.

В гальках и валунах на восточной стороне утесистой части Толстого мыса я находил гранитовидную породу мелко- и среднезернистого сложения из серовато-белого, иногда зеленоватого или почти бесцветного, нередко побурелого плягиоклаза, сероватого и темно-серого кварца и небольшого количества темно-зеленого, разложившегося минерала, по-видимому, роговой обманки; главный интерес породы состоит в том, что она находится в связи с другой, обнаруживающей жильный характер и содержащей действительные включения. Жильная порода эта отличается очень мелкозернистым, местами почти криптокристаллическим сложением и цветом, изменяющимся от аспидно-черного до перлово-серого, пепельно-серого, иногда даже серовато-белого, весьма часто полосатого. Всего более поучительными являются валуны и гальки, в которых обе породы наблюдаются совместно. Место соприкосновения их в таком случае очерчено очень резко; по мере приближения к нему, зерно жильной породы видимо уменьшается и в самом зальбанде она принимает сложение почти совершенно криптокристаллическое, причем черный цвет ее переходит в упомянутые выше серые оттенки, принимающие на выветрившей поверхности всегда охристо-бурую окраску. Такая светло-серая кайма наблюдается по всей линии соприкосновения обеих пород, толщиной от 11 до нескольких миллиметров, а изредка, и то на незначительных протяжениях, даже до 1 миллиметра и менее; местами же зальбанд сопровождается параллельными, светло-серыми полосами, числом до пяти, перемежающимися с аспидно-черными. Светло-серым цветом отличаются и тонкие отпрыски этой породы, выполняющие щели и трещинки в описанной выше гранитовидной породе, а также в узких промежутках, отделяющих включения, т.е. куски, отпавшие от стенок выполненной трещины и достигающие в виденных мной случаях от нескольких миллиметров, даже части одного миллиметра, до 107 мил. в диаметре.

От Толстого мыса до Бакланьего (местные жители в противоположность съемкам, не называют его Каменным), виднеющегося на O35N (от Толстого), считается еще 10 верст по прямому направлению, причем береговая линия на этом протяжении образует до 10 бухтовидных изгибов. Первая из бухточек, сейчас же за Толстым мысом с поросшим склоном окружающих ее гор, ограничивается наносным мыском Кедровым; за ним, в очень плоскую вторую бухтовидную выемку изливается ключ Кедровка, около которой, в сиенито-гранитовых валунах и глыбах прибрежья можно видеть крупнозернистые полевошпатово-кварцевые жилы с кварцевой осевой частью, а на мыске, отделяющем эту выемку от следующей, третьей, наблюдается россыпь сиенито-гранито-гнейса, как на Толстом мысе.

Бухточка эта (третья) ограничивается наносным же мыском устья рч. Кромешной, около которой находится терраса до 3 метров над озером, а далее и россыпь той же породы с крупной отдельностью. За Кромешной располагается бухта, разделенная на три части (4-я, 5-я и 6-я от Толстого мыса) двумя наносными выступами береговой линии, из которых первый находится на устье ближайшей сухой долинки с виднеющимися в ее верховьях утесами очевидно той же породы (судя по продуктам разрушения), а следующий около устья второй долинки, с небольшим ключиком, тогда как расположенная за ним третья часть бухты ограничивается уже первым Шведским мысом (Швед I-й, см. фиг. 15) и в свою очередь несколько раздвоена утесом разрушенного и превращенного почти в дресву роговообманкового гнейса, пласты которого, заметные в террасе до 10 метров высоты, обнаруживают крутое (около 70°) падение вообще к северу.

Бухточка за мысом Швед I-й воспринимает в себя рч. Швед, ограничиваясь мыском, превращенным в незначительный островок того же имени (Швед) с очень узким проливом, происшедшим от размыва узкого же перешейка, связывавшего его с прибрежьем. Разрушенный гнейс обнажается и в этой бухточке, не доезжая устья рч. Швед49).

За островком путешественник вступает в осьмую бухточку (счет от Толстого мыса) с изливающимся в нее ручейком, в верхних частях долины которого заметны утесы господствующей здесь породы; бухточка ограничивается низменным наносным мыском, названным мне тоже Шведским мысом (Швед 2-й), а за ним в первую из двух Бакланьих бухт.

Начиная с восточного конца южного берега первой из них (девятой от Толстого мыса), где склон гор пересекается двумя долинами ключей, из которых второй носит название Бакланьей речки, поросшие горы эти поворачивают на северо-восток, следуя такому направлению, почти прямолинейно, до левого берега третьего ключа, изливающегося уже в следующую бухточку, а так как выстоянием и вообще понизившимся продолжением отрога правого берега долины того же (третьего) ключа образуется Бакланий мыс, то в границах подножья склона этих гор, в промежутке между Шведом 2-м и Бакланьим, мы имели бы лишь одну, простую бухту, как видно на прилагаемом, схематическом плане (фиг. 16). Но полоса низменного прибрежья, начинающаяся с низшей части Бакланьего мыса и следующая на юго-запад около подножья гор средней части бухты, суживаясь и почти выклиниваясь к южному ее берегу, образует собой промежуточный мыс (а на фиг. 16), разделяющий бухту на две главные части, и снабжает последние еще небольшими мысовидными выступами, обусловливающими второстепенные изгибы ее береговой линии. В составе промежуточного мыса обнаруживается очень крупная россыпь, частью округленная и оглаженная действием прибоя волн и превращенная в таком случае в оглаженные глыбы и валуны. Россыпь эта состоит из такого же серого роговообманкового гнейса как выше, переходящего в полумассивное и массивное состояние, сложения от мелко- до средне-зернистого, изредка крупно-зернистого, обыкновенно полосатого. В гнейсе этом замечаются местами образования, напоминающие включения кусков посторонних пород, состоящие из тех же минералов, как и включающая масса. Одно из них, отчасти опоясанное кварцевой каймой, имеет форму чечевицы более 0.15 метра длины и до 45 мил. толщины, такой же, какие наблюдаются при так называемом выклинивающемся строении гнейсов (Flaserig); от заключающего его гнейса образование это отличается лишь большим процентным содержанием роговой обманки, мелкозернистым сложением и более ясной тонкой слоистостью, на включение же образование это несколько похоже только потому, что слоистость его не параллельна очертанию, а весьма ясно прерывается по мере сужения его к периферии чечевицы; другое, в том виде, в каком оно сохранилось имеет форму клиновидно-заостренного куска и, как и первая, отличается от включающего его, среднезернистого гнейса большим количеством роговой обманки и потому более темным цветом, а также более ясной и топкой слоистостью, но ближайший осмотр показывает, что слоистость эта располагается под прямым углом к длинной оси образования и вместе с тем вообще совпадает с направлением слоистости коренной породы, от которой оно отделяется с одной стороны достаточно резко, благодаря крупным зернам включающего гнейса, тогда как с другой стороны граница эта напоминает собой скорее результат местного скучивания некоторых минералов в веществе образуемой ими породы, нежели плоскость соприкосновения двух пород неодинаковой древности.

49) Относительно особенностей островка (Шведского) в дневник мой вкралась следующая ошибка: в нем показаны детали контура береговой линии на всем протяжении описываемой части берега, очерчен и сам островок, но сделав это, я забыл прибавить продольный разрез его и описать особенности островка, вследствие чего в настоящее время не помню: состоит ли он из россыпи или же он утесистый, знаю только, что это не есть песчаное образование, и что он расположен около самого берега низменной полоски прибрежья, примыкающего к склону гор.

Оконечность этого мыса располагается почти на одной линии (N30O) с ближайшим Шведским и Бакланьим мысом (фиг. 17), на который я переплыл, обогнув мели и гряду камней выдающихся и скрытых под водой около промежуточного, и пристал к маленькому и низкому (несколько метров высоты) островку, располагающемуся около западного угла оконечности Бакланьего мыса, от которой островок отделяется лишь очень узким, усеянным камнями проливом, доступным в малую воду (весной) даже пешеходу. Весь островок, изображенный в профиле на фиг. 17, представляет собой скалистое возвышение, распавшееся ныне на груду крупных глыб, и потому состоит из нагроможденной россыпи, отчасти подвергшейся оглаживающему действию прибоя волн. Порода россыпи: сиенито-гранит серого цвета, содержащий в составе и плягиоклаз, мелкозернистого сложения, переходит в роговообманковый гнейс; почти черная роговая обманка, перерождающаяся в такую же слюду, образует нередко гнездовидные скопления до 20 и более миллиметров в диаметре, неправильного очертания, напоминающие собой включения. В некоторых глыбах замечается немалая примесь красного плягиоклаза, образующего даже прослоек. Крупная россыпь эта располагается местами так, что заставляет предполагать весьма близкое нахождение под ней сплошной, т.е. не распавшейся скалы; скалистые площадки наблюдаются среди наноса и на не глубоком, усеянном глыбами дне второй Бакланьей бухты, на пути от промежуточного мыса к Бакланьему, вследствие чего пространство это является в виде скалистой, подводной террасы, высшие части которой, более или менее покрытые озерным наносом или только одними продуктами разрушения скал на месте (россыпь), образуют ныне низменную часть прибрежья и островок.

Склон гор, отступивший благодаря низменной части Бакланьего мыса до 100 метров от береговой линии, следует таким образом вообще на ONO и только спустя две версты опять приближается к озеру, уже в бухте Осташкиной (см. ниже); низменное же прибрежье, в виде той же россыпи, но покрытой песчаным озерным отложением до высоты нескольких (2-3) метров, и потому заметной в виде глыб только около самой воды, образует на этом протяжении: одну очень плоскую бухтовидную выемку сейчас же за восточным углом оконечности Бакланьего мыса, за ней другую, ограниченную таким же мысовидным выступом из накопления глыб и валунов, затем третью, несколько раздвоенную вследствие небольшого, выстающего в озеро скопления камней, выдающихся также и из воды в первой (западной) части бухточки, наконец (на O7N от Бакланьего острова), более обширный, столь же каменистый Осташкин мыс, за которым уже располагается Осташкина бухта, врезавшаяся до самого подножия гор, сопровождающегося здесь террасой от 8 до 10 метров высоты над уровнем Байкала.

Значительно более длинный, юго-восточный берег этой бухты (см. фиг. 18), примыкая почти к самому подножию упомянутой террасы, следует вообще северо-восточному направлению и представляет еще два мысовидных выступа наносного (прибойного песчаного) прибрежья, вследствие чего вся Осташкина бухта разделяется на три части, из которых крайняя северо-восточная отличается самым узким наносным прибрежьем, исчезающим даже местами, заменяясь нагромождением крупнейшей россыпи скал, скрытых под поросшим склоном террасы. Россыпь эта и происшедшие из нее громадные, оглаженные глыбы и валуны, обнаруживают серый, обыкновенно среднезернистый, плягиоклазовый сиенито-гранито-гнейс, переходящий в такой же роговообманковый гнейс (серовато-белый плягиоклаз, такой же кварц, черная или зеленовато-черная роговая обманка и связанная с ней черная или темно-бурая слюда). Порода эта весьма интересная в том отношении, что бросает некоторый свет на происхождение своеобразных сростковидных образований, которые при отсутствии довольно постепенных переходных форм, могли бы считаться включениями, а отчасти даже галькой.

Роговая обманка, рассеянная на серовато-белом фоне плягиоклазово-кварцевой массы породы, распределяется в ней неравномерно и потому, местами, индивидуумы и агрегаты этого минерала скучиваются, образуя неправильные скопления неодинаковых размеров, ниспадающих до 15 миллиметров в диаметре и еще менее, причем образования эти, обыкновенно, не лишены более или менее значительной примеси полевого шпата (плягиоклаза) и кварца. О резкости границ, т.е. контуров самых простых из таких скоплений, сравнительно с резкостью их в включениях, понятно, не может быть и речи, в особенности в среднезернистых скоплениях с значительным содержанием полевого шпата и кварца, так как периферические кристаллы и зерна роговой обманки внедряются различными образом между особями полевого шпата и кварца и переходят нередко довольно постепенно в ряды зерен роговой обманки, рассеянных в общей массе породы; в некоторых частях таких скоплений, где периферические кристаллы роговой обманки отличаются более значительными размерами и вытягиваются в одной плоскости, резкость контура соответствует резкости очертаний кристаллов, но явление это имеет лишь местное значение, и я не встретил случая, в котором оси более длинных кристаллов располагались бы на периферии скопления таким образом, чтобы образовать непрерывную резкую линию его контура. Другие скопления, даже почти большая часть их отличаются мелкозернистым сложением или во всей своей массе, иногда за исключением одной какой-либо части периферии или центра; такие образования уже гораздо более похожи на включения: контур их во многих местах довольно резкий, вследствие почти сплошного ряда мелких зернышек роговой обманки, расположившихся в виде узенькой каймы, заметной только при ближайшем осмотре, убеждающем всегда в том, что линия такого контура не есть грань между поверхностями трещин, ограничивающих действительные включения; в других же частях периферии того же скопления могут группироваться более крупные зерна роговой обманки, расположение которых и отношение как к мелкозернистой части скопления, так и к массе породы исключают всякую мысль о более древнем возрасте таких образований, сравнительно с заключающей их породой.

Еще более интересное явление представляют такие формы, в которых преобладающая по количеству роговая обманка располагается по параллельным плоскостям точно также, как и подмешанные к ней мелкие зерна плягиоклаза и кварца. Таким путем достигается нередко весьма ясная, но обыкновенно очень тонкая слоистость описываемых образований, которые в таком случае представляют и более резкий контраст с заключающей их, нередко почти массивной, среднезернистой породой. Так, напр., форма, изображенная мной на фиг. 19 (до 10 милл. в диаметре), поучительна уже в том отношении, что показывает, на сколько, при благоприятных тому условиях, образования эти могут приближаться к включениям, не теряя, однако, признаков своеобразного скопления минералов среди слагаемой ими породы. И действительно соответственное расположение роговой обманки в верхней части образования придало ему как достаточно резкий контур (а-б), так и довольно явственную слоистость, вследствие чего оно весьма похоже здесь на включение; тем не менее, размещение того же минерала в нижней части образования вместе с увеличением его зерен обусловливает постепенный переход в простые скопления роговой обманки.

Попадаются здесь еще и такие формы, которые на первый взгляд могут быть считаемы только включениями или гальками, если они имеют округленное очертание. Для примера укажу, во-первых, на форму, отличающуюся четырехугольным очертанием в разрезе, с притупленными углами, состоящую из мелкозернистого и тонкослоистого скопления преобладающей в смеси роговой обманки, причем слои эти, обусловленные соответственным расположением зернышек плягиоклаза и кварца, представляют даже ясно выраженные волнообразные изгибы. Достаточная резкость контуров таких образований усиливается нередко узенькой каймой мелких роговообманковых зерен, несмотря на что, однако, наблюдаются места, в которых периферия кажущегося включения совершенно и постепенно переходит в массу и сложение заключающей его породы. Что же касается образований, имеющих вообще сферическую форму и потому похожих на гальки, то одно из них, изображенное на фиг. 20, мне удалось выбить почти совершенно, как, напр., гальку из конгломерата. Длина его оказалась равной не менее 51 мил. при толщине в 24 мил.; форма приближается к правильному эллипсу с поверхностью шероховатой от выдающихся на ней зерен роговой обманки, преимущественно средней величины, тогда как поперечный разрез (см. фиг. 20) обнаруживает мелкозернистое сложение и неправильно-слоистое, чечевицеобразное строение, зависящее от расположения полевого шпата и кварца среди преобладающей роговой обманки, перерождающейся нередко в слюду. К одной части периферии этого образования (см. фиг. 20) прирастает еще мелкий (до 23 мил. длины), чечевицеобразный придаток такого же состава, сложения и строения, который уже, по одной своей форме, никак не может быть причисленным к галькам, если же принять во внимание то обстоятельство, что некоторые гальковидные формы, располагаясь среди слоев того же гнейса, представляют переходы к чечевицеобразным образованиям, как это видно на прилагаемом рисунке (фиг. 21), где, напр., тип а, несмотря на вполне округленную форму одного из своих концов, удлиняется, суживается и выклинивается другим концом, а тип б, таким же суженным концом переходит даже в изгибающийся и выклинивающийся прослоек, то и только что описанное, вполне гальковидное образование (фиг. 20) я считаю более вероятным рассматривать как результат своего рода конкреционного процесса, сродного, напр., с известными новообразованиями в известняках береговой полосы Байкала (см. мои отчеты: за 1878 г., стр. 126-128 и за 1879 г., стр. 19, 20 и 22), а в особенности с некоторыми из сферических полевошпатовых сростков байкальского гнейса, образовавшихся из сочетания таких же чечевицеобразных форм (см. отчет за 1879 г.), какие мы видим в составе интересующего нас гальковидного псевдовключения и в его придатке (фиг. 20).

Такими конкреционными образованиями, надеюсь, окажутся со временем и многие другие формы, похожие на включения, сколь скоро к исследованию их будут применяться целесообразные приемы, от которых, как требующих не только продолжительного времени, но соответственных инструментов для раскалывания больших каменных глыб и выбивания из них любых кусков, я должен был поневоле отказаться; между тем, желая себе составить надлежащее понятие об особенностях таких образований, необходимо производить всевозможные их разрезы, к тому же, только путем раскалывания каменных глыб можно было бы ознакомиться с совершенно цельными, нетронутыми, следовательно, неповрежденными формами этих образований, тогда как каждое из видимых уже на поверхности скал потеряло уже, разумеется, некоторую часть своей массы. Понятно, однако, что такое исследование, несмотря на всю завлекательность вопроса, от которого следует ожидать интересных и даже новых для науки данных, недоступно для путешественников, преследующих более общие вопросы и потому не располагающих временем.

В глыбах той же породы замечаются, тем не менее, и неоспоримые включения, как, напр., изображенные на фиг. 22, обличающие очевидный разрыв и передвижение пропластка, полосатого от соответственного расположения прослойков, богатых роговой обманкой, но включения эти, наблюдаемые, к сожалению, только на поверхности отдельно лежащих глыб, а не в утесе, не представляют никаких признаков действия на них расплавленной массы, к тому же заключаются в породе, которая, видимо, переходит в слоистую, причем величина ее зерен не только не уменьшается на месте соприкосновения с такими включениями (тоже и с описанными выше конкреционными формами), но напротив, нередко как бы нарочно увеличивается, так что, напр., около одного четырехгранного, слоистого включения, как равно и около одного тонкого, удлиненно чечевицеобразного, я наблюдал сплошную кайму из таблиц полевого шпата, достигающих даже 35 миллиметров в диаметре.

В составе некоторых включений и конкреционных форм я наблюдал значительную примесь мелких зернышек вениссы, попадавшейся и в незначительных, простых скоплениях роговой обманки, в других же примесь, по-видимому, эпидота, хлорита и байкалита.

Кроме описанных образований я замечал еще скопления крупнозернистого, синеватого кварца с красным ортоклазом, с примесью вениссы, железного блеска и слюды, выполнившие очевидно неправильно чечевицеобразные полости в породе, располагающиеся как параллельно ее слоистости, так и в плоскости поперечной к наслоению, наконец, замечу, что ясная и правильная слоистость некоторых глыб сиенито-гранита зависит от расположения средних и крупных зерен полевого шпата и кварца, причем такие тонкие прослойки никак не могут быть сравниваемы с пластовыми жилами и зависят, видимо, от соответственной группировки названных минералов, располагающихся местами даже в виде отдельных и удаленных друг от друга зерен на продолжении сузившихся прослойков (смотри фиг. 23 бб), около которых располагаются иногда и роговообманковые скопления (аа на той же фигуре).

Что же касается поросших в этом месте и террасовидно понизившихся ближайших частей гор, сопровождаемых в конце третьей части описываемой бухты террасой до 10 метров высоты, то Н.И. Витковский принес мне оттуда найденный им кусок сиенито-гранита, состоящего из красноватого, красного (перегорелого от лесных пожаров) и серого ортоклаза, иногда в карльсбатских двойниках до 35 мил. в диаметре, серого кварца, зеленовато-черной роговой обманки и происшедшей из нее темно-бурой слюды.

Источник: Записки Восточно-Сибирского Отдела Императорского Русского Географического Общества. Том XII, N 3. Под редакцией правителя дел М.Я. Писарева. Иркутск, 1886 г.


 

Магия Байкала О Байкале Природа Байкала Походы Фотоальбом Экология
Отдых на Байкале Туры на Байкал История Форум

Copyright © 2003-2018.
Условия использования материалов сайта Магия Байкала.
E-mail.