Озеро Байкал
Магия Байкала Озеро Байкал
Озеро Байкал Магия Байкала » История » Бухта Хакусы
Озеро Байкал
Магия Байкала
О Байкале
Природа Байкала
Походы
Фотоальбом
Экология
Отдых на Байкале
Туры на Байкал
История
Форум

И. Д. Черский, 1886 г.

Отчет о геологическом исследовании береговой полосы озера Байкала, произведенном по поручению Восточно-Сибирского Отдела ИМПЕРАТОРСКОГО Русского Географического Общества И.Д. Черским

Бухта Хакусы, горячий ключ, экскурсия по Бирее

Этой частью мыса и столбовидным, человекоподобным камнем, скрытым, впрочем, растущими около него деревьями, образуется юго-западная часть бухты Хакусы, известной нахождением в ней горячего (термального) ключа и достигающей, по съемкам, около 6 верст длины, считая по береговой линии. Затем средняя, самая обширная часть бухты сопровождается довольно широкой полосой наносного материала, образующего террасу от 4 до 5 метров высоты и состоящего из песчаного отложения с примесью гальки и дресвы; терраса эта отделяется от озера еще прибойным, мелкозернистым песком, местами с галькой и валунами, да еще с таким содержанием мелкораздробленного магнитного железа, что оно образует иногда целые полосы черного цвета. В эту часть бухты открывается несколько сухих долинок; из них только одна, расположенная почти в северо-восточном углу бухты, занята ручьем Хакусы, низовья которого принимают с правой стороны горячий ключ, известный по описанию Георги.

Ключ этот вытекает из подножия отрога, образующего своим западным продолжением мыс Хакусы, и разливается по пространному (до 40 метр. ширины) треугольному пространству, лишенному растительного покрова и вытянутому на WNW, т.е. в сторону, в которую обращена вершина этого треугольного бассейна («котловина» у Риттера) и куда направляются воды ключа, причем правый и задний, т.е. восточный берега его образуются террасовидным склоном отрога, а левый - тундренной низменностью рч. Хакусы. Самый источник располагается в северном углу бассейна, а вместе с ним, из склона того же отрога, только около 1 метра выше горячего, из столь же незначительного отверстия (до 0.3 метра в диаметре), вытекает по сделанному кем-то желобу, другой ключ, сравнительно холодный, изливаясь в то же треугольное пространство, галька которого покрывается местами белым налетом, не вскипающим от кислоты68). Температура горячего ключа, по моим наблюдениям, оказалась равной +48.7° Cels (39°R), а холодного +12.5° Cels (+10.0°R), при температуре воздуха +14.6° (+11.7°R), вследствие чего можно полагать, что последний ключ действительно принадлежит к холодным и только близкое соседство его конечной части с термальным влияет согревающим образом на его воду, точно также как последняя должна в свою очередь охлаждать ключ низшего уровня, с которым она смешивается через посредство щелей.

Около самого отверстия горячего ключа я находил куски сероватого песчаника и охристо-желтой отверделой глины, - породы, происхождение которых можно объяснить цементирующим действием минерального ключа (сравни Туркинский термальный источник), тогда как в поросшем склоне отрога Хакусы наблюдается песчаный нанос с галькой. Наконец, здесь же замечу, что от впадины, занятой озером Фролихи (см. ниже), ключ этот отделяется довольно значительным промежутком (более 11 верст, считая по прямому направлению и в плане), занятым береговыми горами, пересекаемыми еще речкой Бирея (см. ниже), вследствие чего, в том, что Риттер замечает о «недалеком» расположении этого ключа от Фролихинского бассейна, считающегося неимоверно глубоким, можно видеть разве намек на связь между горячим ключом и Фролихинской впадиной, считавшейся им, быть может, вулканическим древним жерлом.

68) Образцы этого налета погибли вместе со всей коллекцией 1878 года.

Мыс Хакусы, достигающий в высшей точке около оконечности 46 метров высоты, в своих довольно пологих и поросших склонах со стороны соименной бухты обнаруживает лишь валуны и глыбы сиенито-гранита, который, затем, на коренном месте рождений (крупная россыпь) можно видеть на упомянутой высшей точке мыса, около Байкала, где порода эта, принимающая местами порфировидное строение от ортоклаза, переходит отчасти в сиенито-гнейсо-гранит (Георги называет ее роговиком с вкрапленным белым кварцем). Далее мыс окаймляется озерным наносом с галькой и валунами, образующим террасу и яр до 3 метров высоты, но на продолжении оконечности мыса, в расстоянии около 300 метров от береговой линии, находится островок, состоящий из крупной россыпи того же сиенито-гранита. Островок выдается всего лишь на 0.7 метра над уровнем воды и достигает 30.2 метра (14 саж. 1 фут) длины (с S30O на N30W) и 19.9 метра (9 саж. 1 арш.) ширины (с N20O на S30W), ясно указывая на то, что кристаллическая порода, образующая осевую часть узкого и длинного отрога Хакусы, не оканчивается вместе с мысом крутым и высоким уступом, а напротив, продолжается еще под водой в виде гребня, одна из высших точек которого, превращенная уже в россыпь, выдается в виде описанного островка.

За мысом Хакусы следует небольшая (3-4 версты береговой линии) и довольно плоская бухта Бирея, ограниченная с севера соименным, т.е. Биреинским мысом такой же высоты и такого же террасовидного типа, как Хакусы; в бухту эту впадает небольшой, безымянный ключик, а за ним рч. Бирея, которая упоминается у Георги под забытым уже ныне, русским названием Таланки. Длина отрогов, образующих оба мыса названной бухты, достигает более 2 верст, после чего уже они примыкают к склону высших гор, составляющих задний план пейзажа и таким образом ограничивают собой прибрежную площадь низовьев Биреи, достигающую 32.5 метров (106.6') высоты над уровнем озера и интересной в том отношении, что занимая удобоосматриваемое, сравнительно небольших размеров пространство, она совмещает вообще все типические особенности невысоких прибрежных площадей Байкала, к тому же весьма рельефно выраженные, как показано на прилагаемой гипсометрической карте этой местности, впрочем без масштаба (фиг. 105). На карточке этой читатель видит, в промежутке между отрогами обоих мысов Биреинской бухты, площади четырех различных гипсометрических уровней, именно: полосу современного прибойного материала, означенную пунктиром и достигающую 1.5 метра над поверхностью озера; затем низшую террасу, или первую (1), около 6 метров (19') высоты, далее, вторую террасу (2) от 9 до 13.5 метров (29-45') и наконец третью (3), возвышающуюся до 32.5 метра (107') над Байкалом; все они имеют весьма ясный характер площадей, занимавшихся озерной водой во время соответственных уровней ее прежнего стояния, причем неодинаковое протяжение их вглубь местности и неодинаковое удаление их склонов от современной береговой линии озера указывают на соответственное распространение покрывавших их вод. Таким образом, в период покрытия высшей террасы (3), бухта Бирея занимала всю площадь между отрогами обоих мысов до высших гор, вдаваясь еще очевидно как в долину ключика, так и самой Биреи, где уединенная гора, стоящая на правом берегу современной речки (см. ниже), играла в то время роль острова. Затем, на уровне средней террасы (2) береговая линия бухты значительно придвинулась к современной, но берег отличался извилистостью, так как вода врезывалась в него бухтовидно в пяти местах, именно, около склона Хакусы, между ним и ключиком, в самую долину ключика, в долину Биреи и наконец, между ней и Биреинским мысом; к тому же, часть поверхности высшей террасы, между правым берегом низовьев ключика и левым берегом Биреи, была островом, благодаря рукаву, соединявшему Бирею с ключиком, причем и в этом рукаве, около самой Биреи, располагается еще острововидный отрезок высшей площади (3), окруженной сухими руслами уровня средней террасы (2). Воды, покрывавшие низшую террасу (1) имели береговую линию, еще более близкую к современной, образуя заливы главным образом лишь в долинах ключика и Биреи, если не обращать внимание на незначительные две выемки между Хакусы и ключиком, который, к тому же, в то время изолировался уже совершенно от Биреи. Что же касается современного прибойного образования, то оно указывает, по-видимому, на бывшее существование довольно длинной губы, в которую изливалась Бирея. Наконец, террасовидность обоих мысов (4-4), ограничивающих описываемую бухту, переносит нас в то, еще более отдаленное время, когда Байкал покрывал собой и эти отроги, ограничиваясь непосредственно высшими горами (5-5). Биреинская бухта тогда очевидно не существовала, вполне сливаясь с соседними, и только долина реки должна была играть роль узкого и длинного залива.

Геогностическое строение всей этой площади обнаруживается главным образом со стороны Байкала: сначала в склоне средней террасы, где, ближе к Хакусы, обнажается слоистый, иногда диагонально слоистый песчаник бурого цвета, причисленный мной к третичной формации и покрытый слоем, до 1.5 метра мощности, того же песчаного наноса с галькой, который мы встречали со стороны бухты Хакусы, причем далее, к ключику и к Бирее, нанос этот утолщается в ущерб песчанику и образует собой всю высоту яра. Затем, ближе к Биреинскому мысу, т.е. по правую сторону устья Биреи, где береговой яр образуется приблизившейся здесь высшей террасой (3), обнажается тонкослоистый и мелкозернистый песок, иногда извилисто и диагонально-слоистый, вследствие чего я и не могу придавать какое-либо значение замеченному в одном месте наклону его слоев на WSW. Песок этот, несмотря на рыхлость, стратиграфически соответствует, по-видимому, описанному выше песчанику, так как поверх его залегает нанос с валунами мощностью до 8 метров, тогда как вся высота яра достигает 16-24 метров. Песчаная почва с галькой и валунами просвечивает сквозь растительный покров и во всех других террасах, но судить о ее особенностях, понятно, нет еще возможности, не пользуясь настоящими обнажениями.

Вверх по рч. Бирее, именно, по ее правому берегу, я проникал верст на 11. На протяжении семи верст нижнего течения речки долина направляется с O на W, а выше с ONO на WSW, причем она сохраняет вообще значительную ширину (местами, по-видимому, до 3/4 версты), немалый средний наклон (13.2 сажени на 1 версту) и представляет несколько (до 5-ти) расширений, разобщенных вообще невысокими мысовидными отрогами или террасовидными площадями, отделяющимися главным образом от гор правого берега. Так, например, в расстоянии несколько более четырех верст от устья, долина суживается мысовидным отрогом, возвышающимся до 127.7 метров (419') над озером и до 28 метр. (91') над рекой; второй затем, такой же отрог, около 6 вер. от устья, достигает 139 метров (456') над Байкалом (до 16 метр., т.е. 52' над рекой); далее сужение обусловливается выступом, образуемым террасовидной поверхностью, располагающейся уже на высоте 215.4 метр. (706.5') над озером (около 8 метров над рекой), а наконец, опять террасовидным мысом в 265 метров (869') над Байкалом, после чего расширившаяся долина, снабженная только террасами, достигает на конечном пункте моей экскурсии (с версту выше сужения) 310 метров над озером (1016.8'), причем, однако, следует заметить, что сужения эти вообще незначительны и потому расширения не уподобляются котловинам многих горных долин. Кроме того, в расстоянии около 8 верст от устья в долине располагается уединенная гора с заостренной, конической вершинкой, достигающая нескольких десятков метров высоты над рекой, а около 3 верст выше, острововидное же, но небольшое возвышение. Наконец, горы, окружающие долину, отличаются волнистыми контурами, покрыты нередко россыпью, но в значительной части поросшие лесом; высота их, по-видимому, не превосходит 915 метров (3000') над уровнем Байкала.

Не доходя с полверсты до первого сужения долины, в террасе, на высоте около 99 метров (324.7') над озером, путешественник встречает первую россыпь коренной кристаллической породы: это знакомый нам уже сиенито-гранит, острореберные глыбы которого перемешаны здесь отчасти с несколько окруженными и даже с валунами, как это бывает обыкновенно в прибрежных отложениях. Из острореберной россыпи той же породы состоит и весь первый мысовидный выступ, суживающий долину. В промежутке между этим сужением и следующим встречены еще крупные россыпи, располагающееся среди долины, принимающей здесь тундренный характер; они состоят из такой же породы, но очень бедной роговой обманкой, непорфировидной и с дымчатым кварцем, переходящей также и в сиенито-гнейсо-гранит. Нагромождением россыпи сиенито-гранита образуется и второй мысовидный выступ, суживающий долину; за ним, более версты выше по речке, за тремя впадающими в нее с правой стороны ключами, в россыпи среди долины наблюдается сиенито-гранит с роговообманковым гнейсом, а около упомянутой выше, уединенной конической горы, такой же продукт растрескивания сиенито-гранита указывает, что порода эта принимает здесь мелкозернистое сложение и почти совершенно теряет роговую обманку. Спустя холодный ключ, вытекающий из подножия горы и пройдя еще версту, начинается террасовидная площадь россыпи той же породы, причем несколько далее можно весьма ясно видеть, что россыпь эта произошла от разрушения породы на месте коренного ее рождения, а сиенито-гранит принимает красный цвет. Около 3/4 версты далее, упомянутое выше острововидное возвышение, на правой террасе реки, состоит из россыпи обыкновенного сиенито-гранита, обличая бывший здесь, но осыпавшийся, уединенный холм или утес, за которым с 1/2 версты выше по реке в больших глыбах наблюдается темное и мелкозернистое видоизменение той же породы (?), переходящее почти в афанит. Последний утес, суживающий долину, состоит из того же сиенито-гранита, обнажающегося в растресканном виде как в следующей за ним террасе, так и далее, где россыпь его, а местами и роговообманкового гнейса, покрывает собой всю правую часть расширившейся долины, образуя холмовидные возвышения, как показано в поперечном разрезе Биреи на крайнем пункте, до которого я доходил (см. фиг. 106).

Сказанным ограничиваются данные, собранный экскурсией по Бирее, цель которой была ознакомиться с составом береговых гор озера в этом месте. Долина эта требовала бы однако специального ее исследования, как долины, взятой отдельно, на что необходимо было бы время, которым я не мог располагать, преследуя более общие вопросы; поросшее состояние здешних долин не позволяет везде обозревать даже их склоны, расположение, особенности и число террас, тогда как подробное знакомство с такими формами и отношениями их друг к другу и к долине, повлекло бы за собой, кроме подробной съемки, еще изучение обоих склонов долины и целого ряда ее поперечных профилей.

Растительный покров, как известно, придает различным формам земной поверхности характер законченности, свидетельствуя вместе с тем о временном местном застое, вернее о слабом наружном проявлении сил, работающих над преобразованием конфигурации местности. Таким характером отличается и большая часть долины Биреи, русло которой достигает 4-6 метров средней ширины; такой характер носит на себе и упомянутая выше уединенная гора с конической вершиной. Если обратить однако внимание на все мысовидные и террасовидные выступы, стесняющие долину и состоящие из развалившихся или разваливающихся утесов и скалистых площадей, если принять во внимание груды россыпи, образующие обособленные и обнаженные возвышения среди поросшей долины и залегающие также полосами, если всмотреться в часть долины, поперечный разрез которой изображен на фиг. 106, где, несмотря на так сказать законченность поросших склонов широкой долины, присутствие на них террас и нахождение сформированного уже даже поверхностного, не глубоко врезанного русла речки, вся правая часть дна долины занята холмовидно нагроможденной россыпью, под которой в нескольких местах клокочут и журчат скрытые ручейки, путешественник невольно приходит к заключению, что перед ним разыгрывается картина возобновившейся деятельности размыва, именно: уничтожение бывших уединенных холмов, мысовидных отрогов, стеснявших долину, террасовидных площадей и вообще связанное с этим увеличение средней глубины долины. Но размыв этот, хотя он совершается уже на дне долины, очевидно вполне независим от протекающей по ней речки (Биреи): он состоит в растрескивании и распадении кристаллической породы на острореберные куски и глыбы, над равномерным распределением которых на поверхности дна долины работают в одном месте упомянутые выше ключи. - Так как вопрос о происхождении уединенных гор среди долин будет рассмотрен в заключительной главе отчета, поэтому, оставляя Бирею, я перейду к описанию остальной части береговой полосы Байкала.

Биреинский мыс поросший, и только накопившиеся около него и на его склонах глыбы сиенито-гранита, такого же как на Хаман-Кит, свидетельствуют о его составе. Следующая за ним небольшая (менее Биреинской и более плоская) бухта Тукаларагда, со стороны Биреинского мыса опоясана террасой от 4 до 6 метров высоты, состоящей из прибрежного озерного отложения с галькой и валунами, а со стороны соименного мыса, Тукаларагды, принадлежащего такому же террасовидному типу, обнажается мелкозернистый песок, опускаясь к озеру яром до 4 метров высоты. Сам мыс образуется сиенито-гранитом, нередко порфировидным от ортоклаза и окаймлен прибрежным озерным образованием с крупными глыбами, в долинке же между террасовидной и высшей частью мыса протекает ключ того же имени. Бухта эта, как и Биреинская, не глубокая: на дне виднеется песок с многочисленными валунами и громадными глыбами, достигающими иногда 4 метров в диаметре, причем как крупный, так и более мелкий материал этого наноса отличается не всегда округленной формой.

Источник: Записки Восточно-Сибирского Отдела Императорского Русского Географического Общества. Том XII, N 3. Под редакцией правителя дел М.Я. Писарева. Иркутск, 1886 г.


 

Магия Байкала О Байкале Природа Байкала Походы Фотоальбом Экология
Отдых на Байкале Туры на Байкал История Форум

Copyright © 2003-2018.
Условия использования материалов сайта Магия Байкала.
E-mail.