Lake Baikal

Залив Хушилху или юго-западная оконечность Малого моря, от мыса Улан-хадай до дельты р. Сармы

Погода во время бытности здесь Черского была настолько изменчива и ветрена, что в течение одного дня направление ветра, волновавшего Байкал, обегало почти все румбы компаса, после чего упрочился сильный северо-восточный, не позволявший выйти из Куркутской бухты и на следующий день. Волнение усилилось настолько, что неудачная попытка обогнуть Улан-хадайский мыс едва не повлекла за собой гибель лодки: избрав время прохождения менее высоких волн, надо было успеть повернуть среди них лодку и возвратиться на прежнюю стоянку около Дыроватого утеса, иначе лодка могла бы разбиться о скалистую стену оконечности Улан-хадая, усеченной в направлении з.-с. 30°, и потому подверженной самому сильному прибою волн. Таким образом, только на третий день удалось обойти этот мыс, вместе с чем открылся красивый вид на расположенную за ним юго-западную оконечность Малого Моря, известную под названием залива или бухты Хушилху. Залив этот, называемый также Кучулгинским, от русского произношения слова Хушилху («Кучулга»), достигает около 8 верст в длину и более 2 верст ширины и является несколько изогнутым вследствие того, что западная часть его, до 5 верст в длину, принимает почти ю.-ю.-з. направление. Юго-восточный берег залива образуется прилежащим склоном Улан-хадайского отрога, в котором на первых трех или 4-х верстах располагаются три второстепенные бухточки; вслед за ними от Улан-хадая выдается скалистый мыс, с оконечностью почти острововидного типа, за которой берег этот образует собой уже почти один бухтовидный изгиб на протяжении всей 5-ти-верстной длины, до оконечности залива, переходящей в долину речки Хушилху, и только ближе к устью последней располагается небольшая бухточка Сахтырь, с соименной сухой долиной. По всей длине этого склона Улан-хадайского отрога, как равно и его высших точек обнажается роговообманковый гнейс, переходящий в слюдяный и очковый; падение пластов ю.-ю.-з. с наклоном до 65°. При восхождении на отрог, вблизи оконечности залива, но восточнее долины Сахтырь, Черский видел два террасовидных уступа, из которых один располагался на высоте 154', а другой 414' над уровнем залива, тогда как высший пункт отрога на этом меридиане достигает всего лишь 543' над озером. С высоты как этого, так и противоположного берега залива удобно осматривается как самая оконечность последнего, так и долина Хушилху. Дельта этой речки очень болотиста; исходящей от нее заостренной и продольной косой оконечность залива разделяется на две части, в южную из которых изливается Хушилху после соединения ее с знакомым нам уже Хара-булуком, причем в низовьях последнего виднеется еще небольшое озерко; что же касается северной части, то кроме устьев некоторых, по-видимому, заросших ныне, левых рукавов Хушилху, придающих угловатость очертанию этой оконечности, в ней замечаются два малых, наносных островка, лежащих близко друг от друга. Самая долина Хушилху достигает более 10 верст в длину и направляется в общем с ю.-з. на с.-в., так что описываемый залив является как бы затопленным и расширенным ее продолжением; несколько выше устья в нее открывается еще короткая ветвь с северо-запада, известная под названием Хулурюн-гол. Долина Хушилху, на всем, видимом с высот протяжении, отличается довольно значительной шириной и ровным, зеленым дном; правый берег ее ограничивается крутым и утесистым склоном отрогов, отделяющих ее побочные ветви, тогда как на левом берегу располагается довольно узкая (около 1 версты) и более низкая полоса, хотя и с волнистой поверхностью, но террасовидно примыкающая к возвышающемуся здесь юго-восточному подножью Приморского хребта. При указанной длине долины и при таком ее направлении, верховья Хушилху должны располагаться весьма близко и на продолжении той продольной долины, часть которой, как сказано было выше, занимается течением Улан-Бургаса, и потому долину Хушилху Черский относит к линии тех продольных ложбин (Малая Бугульдейка, Еланца, Улан-Бургас, Хушилху), которыми Приморский хребет отделяется от прибрежной полосы гор; на продолжении той же линии долин располагается очевидно и все Малое Море, о чем с большей подробностью будет сказано в соответственном месте нашего изложения. Вопрос о том: соединяется ли ложбина, занятая и углубленная ныне речкой Хушилху, с ложбиной Улан-Бургаса, можно решить только непосредственным исследованием этих долин, тогда как осмотр местности с высот, лежащих восточнее Хулурюн-гола, хотя и позволяет видеть большую часть долины Хушилху, но верховья ее скрываются за упомянутым выше, террасовидным предгорьем Приморского хребта. Впрочем Черский замечает, что террасовидная полоса эта сливается с горизонтом, принимая там совершенно прямолинейный и горизонтальный контур верхней поверхности, а так как уровень последней ниже гор правого берега долины Хушилху, то поверхность эта, при взгляде на нее с названных высот, является все-таки в роли дна долины, конца которой нельзя видеть, так как он скрывается за горизонтом, не преграждаясь никакими горами. С тех же высот можно видеть и долину Хулурюн-гол. Начало ее лежит непосредственно в Приморском хребте, где долина эта, узкая и короткая, занята незначительным ключиком; сейчас же около подножья она принимает характер не особенно длинной, но резко выраженной и углубленной продольной долины, играющей роль двух диаметрально противоположных, сходящихся ветвей Хулурюн-гола, который ниже направляется к ю.-в., через поперечную долину, впадающую с левой стороны в Хушилху. Замечательно, что верховья левой из упомянутых двух продольных ветвей совершенно сливаются с верховьями такой же продольной, но правой ветви речки Xаргой, вытекающей из Приморского хребта в двух верстах восточнее Хулурюн-гола и впадающей в тот же залив (см. ниже), а далее к северо-востоку видно, что ряд таких же продольных долин продолжается и до правого берега низовьев р. Сармы, следовательно, более 11 верст восточнее Хулурюн-гола. Таким образом, севернее долины Хушилху располагается здесь еще другая линия продольных долин, более коротких и сравнительно узких, с северо-восточным продолжением которых мы ознакомимся впоследствии, теперь же заметим только, что линия эта находится в связи с описанной выше террасовидной площадью левого берега Хушилху, хотя, в большей части своей ширины площадь эта преграждается высотами левого берега низовьев Хулурюн-гола. Все это вводит нас уже в пределы северо-западного берега залива Хушилху, к описанию которого мы и обратимся. Береговая линия его является гораздо более извилистой, нежели линия юго-восточного: благодаря трем главным, значительно выдающимся мысам, а затем и дельте р. Сармы, здесь различаются четыре главные бухты, а именно: Хушилху (ближайшая к устью речки), Харгойская с устьем соименной речки, Шидэй с улусом того же имени, и наконец Сарминская, размеры которых увеличиваются по мере удаления к северо-востоку и достигают более 3 верст ширины. В первую из этих бухт открывается короткая и сухая долинка с двумя котловинообразными расширениями, следующими друг за другом. Выдающийся сейчас же за ней первый мыс совмещает высшие пункты этой местности, лежащие на северо-западном продолжении образующего его отрога. Следуя по его безлесному, каменистому и уступистому гребню по направлению к хребту Приморскому, Черский достиг сначала вершины, лежащей на левом берегу второго, т.е. верхнего котловинообразного расширения упомянутой выше соседней долинки, где анероид показал 453' над Байкалом. Вершина эта, как и большая часть уступов этого отрога имеет характер гребня, поперечного к длине отрога, и продольного, т.е. параллельного к простиранию пород, впереди за ним располагается продольная же долинка, связанная с соседней котловиной, а за ней возвышается тупозаостренная вершина Харгойской горы, самой высокой гряды этой части прибрежья. Еще с некоторого отдаления можно видеть, что вокруг вершины этой горы и в некотором от нее расстоянии располагается какая-то узкая, темная и прерывающаяся полоска, изгибающаяся около высшего пункта горы, как часть окружности около своего центра. Экскурсия к этой вершине убедила Черского, что упомянутой выше полосой казалась каменная стена, искусственно сложенная из плит гнейса таким же образом, как дрова укладываются в сажени. Стена эта, имеющая вид узкого крепостного вала, изгибается полукругом с радиусом в 40 саженей около вершины Харгойской горы, принятой за центр; высота вала достигает более 4 футов, к тому же, как видно было и с отдаления, вал этот не сплошной, а состоит из отдельных частей, как бы отрезков от 1 до нескольких саженей длины, причем ближайший осмотр обнаруживает, что прерывистость стены не обусловливается частичными ее обвалами и вообще разрушением, а напротив, мы имеем здесь дело с недостроенным валом, возводившимся как бы единовременно на различных пунктах окружности. Полукруг этот, обращенный выпуклой стороной к Байкалу, примыкает своими оконечностями к весьма крутому и высокому северному склону горы, опускающемуся к продольной долине, которой Харгойская гора отделяется здесь от хребта Приморского. С такого рода сооружениями, относимыми бурятами ко времени владычества монголов, и называемыми монгольскими стенами («монголи шибэ»), мы будем иметь случай неоднократно встречаться в приольхонской местности и на самом острове Ольхоне и посвятим этим древним постройкам особый параграф нашего изложения; теперь же перейдем к осмотру окрестностей Харгойской горы. С высшего пункта горы, достигающего 543' над озером, открывается хороший вид на упомянутую продольную долину. Отсюда видно, во-первых, что речка Xаргой протекает в глубокой поперечной долине, вообще с юго-восточным направлением, но вслед за выходом ее из хребта, встретив ограничивающую его продольную долину, поворачивает вдоль по ней на северо-восток, заметно углубившись в дно этой долины, после чего, спустя менее версты такого направления, Харгой около горы, на которой расположена описанная выше стена, поворачивает опять к юго-востоку, пересекая прибрежные высоты поперечной долиной, довольно широко открытой к заливу Хушилху. Перерезанная таким образом продольная долина является в виде двух ветвей Харгойской, с наклоном к этой реке, причем верховья правой из них, отделяются от левой продольной ветви Хулурюн-гола перевалом, лежащим значительно ниже высот, ограничивающих эту линию продольных долин. Что же касается левого отрезка Харгойской продольной долины, то верховья его раздвоены, но отношение их к следующей за ними долине недостаточно хорошо заметно. Источники самого Харгоя до сих пор известны только по карте Чекановского, видевшего их впрочем только с отдаления, судя по означенному там же маршруту этого путешественника. Верховья эти лежат вообще на запад и в расстоянии более 11 верст от устья, причем они берут начало на одном водоразделе с источниками Улан-Бургаса (см. выше), а верхнее течение Харгоя проложено, судя по той же карте, в продольной долине, следующей на северо-восток и лишь впоследствии поворачивающей к юго-востоку, ближе к выходу ее из Приморского хребта. От имени этой речки один из знакомых нам уже высших пунктов Приморского хребта получил название Харгойского гольца, но он, судя по карте Чекановского, располагается в расстоянии более 15 верст к западу (з.-с.-з.) от устья речки, вблизи верховьев р. Анги, и потому может питать разве некоторые левые притоки Харгоя, к которому обращен юго-восточный склон этой вершины.

О геогностическом строении местности в пределах маршрута этой экскурсии Черский сообщает, что на оконечности мыса обнажается роговообманковый гнейс с переходами в весьма типический очковый (байкальский), среди которого залегает прослоек известково-байкалитового сланца; пласты падают сначала на ю.-ю.-в., а затем очень круто на с.-с.-з., но с характером опрокинутых слоев; далее следует перемежаемость девяти тонких пластов кристаллического известняка со столькими же пластами как роговообманкового, так и слюдяного гнейсов, падающими сначала на с.-с.-з., а затем на ю.-ю.-в., после чего, на дне левой продольной ветви Хулурюн-гола выступают: гнейс, слюдистый кварцит и байкальский гнейс, тогда как крутой склон Приморского хребта обнажает около Хулурюн-гола хлоритовый сланец, точно так же падающий на ю.-ю.-в. Разрез этот, очевидно, как и описанный выше по р. Анге, в свою очередь не говорит в пользу какой-либо самостоятельности пород, входящих в состав хребта Приморского, а указывает только на низший стратиграфический их уровень в ряду пластов одной и той же толщи кристаллических пород, относимых Черским к лаврентьевской системе.

Сейчас же за описанным мысом, который можно бы назвать Большим Харгойским, следует Харгойская бухта, состоящая из двух крайних, более глубоких выемок, и плоской средней, образующейся дельтой Харгоя. Эта последняя ограничивается с юго-запада небольшим скалистым мыском (Малый Харгойский), а с северо-восточным своим выступом ограничивает прилежащую крайнюю бухтовидную выемку. На этом выступе дельты располагается вполне уединенный скалистый бугор в несколько квадратных саженей: это очевидно прежний островок, связанный впоследствии с материком наносным отложением дельты; западнее этого бугра, играющего ныне роль оконечности мыса, располагается устье Харгоя в виде одного, постепенно расширяющегося русла. В промежутке между Большим и Малым Харгойскими мысами, ближе к последнему, в бухте находится небольшой островок до 20' высоты; скала эта состоит из роговообманкового гнейса, пласты которого падают на ю.-в.; это очевидно уцелевший от размыва остаток прежнего продолжения одного из ближайших мысов (сравни сказанное ниже об островах Малого моря).

Второй из главных мысов, Шидэй, отделяющий Харгойскую бухту от следующей за ней Шидэйской, уподобляется, по своему очертанию, ромбическому четырехугольнику, один из углов которого связан с материком. Это скалистый и довольно высокий мыс, в составе которого наблюдаются четыре пласта известняка, перемежающиеся с гнейсом, и имеющие весьма правильный наклон слоев на ю.-ю.-в. За мысом и около восточного склона его основания располагается самая глубокая часть Шидэйской бухты, с построенным в ней соименным улусом около устья сухой Шидэйской долины (см. ниже), тогда как следующая за ней северная часть той же бухты, отделенная от первой почти прямоугольным, мысовидным выступом прибрежных гор, ограничивается длинным и самым значительным из мысов описываемого берега залива Хушилху, направляющимся вообще на в.-ю.-в. (вернее в.-ю. 34°); это Сарминский или Захань-Сарминский мыс, по которому Черский сделал экскурсию до высшего пункта образующего его отрога. Оконечность последнего, входящая в состав мыса, представляет сначала удлиненно-острововидную возвышенность до с лишком 100' над озером, а затем гору, достигающую 282' той же относительной высоты; далее, гора эта отделяется от следующего за ней высшего пункта длинной седловиной, на дне которой возвышается еще несколько низких, поперечных и параллельных друг другу, скалистых грядок; наконец следует довольно крутой и уступистый подъем на высшую точку отрога, на которой анероид показал 539' над Байкалом. Отсюда следует спуск в продольную долину, ограниченную с северо-запада крутым склоном Приморского хребта, причем дно ее располагается, по-видимому, на высоте, не превышающей 280' над озером. Вершина этой горы располагается на северо-восточном продолжении Харгойской; часть ограничиваемой ей продольной долины наклоняется и, так сказать, отводится к Байкалу посредством поперечной Шидэйской (см. выше), другая же, северо-восточная, через посредство открывающейся в соседнюю бухту Захань-Сарминской долины с улусом того же имени. Уже отсюда видно, что продольная долина сопутствует подножью Приморского хребта и еще далее к северо-востоку, до низовьев р. Сармы, а с высот правого берега Захань-Сарминской долины, достигающих 550' над Байкалом, можно с удобством видеть и подробности как ее устройства, так и вообще топографических особенностей прибрежья. Отсюда видно, во-первых, что северо-восточная часть продольной долины занята ручьем Тало, который, вытекая из поперечной долины в Приморском хребте, поворачивает затем к востоку и, спустя 2-3 версты, впадает с правой стороны в реку Сарму, в пределах ее дельты; к тому же здесь можно видеть, что прибрежные горы (550' над Байкалом), ограничивающие продольную долину с юго-востока, продолжаются отсюда не более как на 2 или 3 версты к северо-востоку, где гряда эта постепенно суживается, понижается и наконец оканчивается в западной части дельты Сармы в виде округленного скалистого мыса, окруженного, впрочем, наносной низменностью; между тем склон той же гряды, обращенный к Сарминской бухте, образует два небольших мысовидных выступа и омывается, в значительной части длины, почти непосредственно водой. Строение всех этих гор такое же, как и в отроге западнее Харгоя, а часть гряды, лежащая восточнее Захань-Сарминской долины, состоит из гнейса; известняк уцелел только на оконечностях двух упомянутых выше мысовидных выступов со стороны бухты. К юго-востоку от устья Захань-Сарминской долины, в соименной бухте, располагаются два скалистые островка, вытянутые на одной линии в северо-восточном направлении; больший из них носит название Тойнок; судя по их расположению, возможно, что они составляют высшие пункты подводной гряды, следующей от основания Захань-Сарминского мыса, именно второй его вершины, считая от почти острововидной его оконечности.

Таким образом, вместе с описанным выше окончанием гряды прибрежных гор в западной части дельты р. Сармы, исчезает, разумеется, и ограничивавшаяся ими продольная долина, а открывается склон Приморского хребта, который, начиная с этого места, образует собой уже непосредственно берег озера (Малого моря), точно так же, как это имело место к западу от меридиана устья Большой Бугульдейки, откуда, как известно, и начинается описанная нами прибрежная полоса гор. Приморский хребет, в пределах течения р. Хушилху, отличался более пологим склоном и большей расчлененностью, благодаря нескольким глубоким поперечным долинам, принадлежащим очевидно левым, никем не исследованным еще притокам названной речки, но хорошо видимым с высот левого берега Хулурюн-гола и низовьев Харгоя. С этих же высот Черский видел, что верхняя поверхность хребта, ближе к склону, является террасовидной относительно лежащих за ними (к северу) высших пунктов, в виде округленных вершин, сравнительно немного выдающихся над уровнем террасовидной поверхности. По мере приближения к меридиану юго-западной оконечности Малого моря (устье рч. Хушилху) и далее к северо-востоку, Приморский хребет является менее расчлененным и более крутым, в особенности ближе к р. Сарме, где склон этот почти совершенно безлесный, изрезывается только неглубокими, хотя и многочисленными ложбинами, происшедшими от стока периодических вод. Но и здесь, напр., в промежутке между долиной верховьев ручья Тало и выходом Сармы, довольно ясно наблюдается высшая террасовидная поверхность, порастающая хвойным лесом, и только позади ее возвышаются тупоугольные, низкие вершинки, едва нарушающие прямолинейность почти горизонтальной линии контура высшего гребня хребта. Подробные измерения высот, для определения средней цифры высоты этой высшей террасовидной поверхности, потребуют продолжительных и тщательных исследований хребта в будущем, в настоящее же время можно указать лишь на тот факт, что восхождение Черского на край этой высшей террасы около р. Сармы (см. ниже), показало для этой точки совершенно ту же высоту (928' над Байкалом), на которой, как известно, на высшей террасе левого берега долины р. Култучной, тем же путешественником открыты грядки валунов и галек. С подробностями этого восхождения, как равно и с результатами исследования дельты и некоторой части долины р. Сармы, мы ознакомимся впоследствии, теперь же приступим к описанию острова Ольхона, вместе с чем ознакомимся и с образуемым им юго-восточным берегом Малого моря, к которому относится уже р. Сарма.

Источник: Землеведение Азии Карла Риттера. География стран, входящих в состав Азиатской России или пограничных с нею. Восточная Сибирь: озеро Байкал и Прибайкальские страны, Забайкалье и степь Гоби. Новейшие сведения об этих странах (1832-1894 г.), служащие последующими выпусками к русскому тексту Риттера, изданному под приведенным заглавием в 1879 году (дополнение к параграфу 51 Риттера). С.-Петербург, 1895.