Lake Baikal
Георгий Кузнецов

Байкальская альтернатива

Целлюлозное производство должно уйти с берегов Байкала

Давайте вытащим голову из песка, откроем глаза и снимем шоры, чтобы воочию увидеть и наконец-то признать: произошло то, чего боялись как «зелёная» общественность, много лет требовавшая плановой ликвидации экологически вредного предприятия с берегов Байкала, так и коллектив Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Собственник в лице лесопромышленной компании «Континенталь менеджмент» (КМ), подконтрольной холдингу «Базовый элемент», не справился с управлением. В итоге предприятие остановлено одномоментно.

Ещё в начале минувшего лета в Байкальске, да и в Иркутске, в экономических, политических и общественных кругах, имеющих какое-либо отношение к комбинату, распространились слухи об экономической несостоятельности предприятия. Но управленцы от БЦБК и КМ - люди скрытные. Для «посторонних» их деньги - табу за семью замками. Реального экономического положения предприятия не знал и, думаю, до сих пор не знает практически никто. Даже профсоюзы, как признался мне председатель профкома БЦБК Александр Шендрик, свои взаимоотношения с работодателем вынуждены строить, основываясь не столько на знаниях, сколько на приблизительных оценках, сделанных по косвенным признакам.

После увольнения примерно полутора тысяч человек социальная напряжённость в Байкальске приблизилась к апогею. По словам Александра Шендрика, в городе уже звучат призывы перекрыть железную дорогу и федеральную автомагистраль. Хоть и с трудом, но профсоюзному комитету пока удаётся сдерживать гнев трудового коллектива в правовых рамках: официально проведены два митинга, не разъяснивших до конца ситуацию, а потому не разрядивших обстановку. Вчерашнее пикетирование здания областного правительства в Иркутске оказалось гораздо более результативным.

- Информация, которую я отслеживаю по различным источникам, не столько противоречива, сколько неубедительна, и потому не даёт полного видения того, что там на самом деле происходит, - признался мне член-корреспондент РАН, директор Института географии Александр Антипов. - Ссылка менеджмента предприятия на отсутствие древесного сырья как на первопричину остановки комбината сразу вызвала сомнение. Поэтому существуют разные позиции и оценки. Некоторые считают, что так и не получился замкнутый цикл...

Я отношусь как раз к этим «некоторым» и очень сомневаюсь, что комбинату и его управляющей компании удалось создать действующую систему замкнутого водопользования. Похоже, создана лишь её видимость. Когда-то лучшие в мире, а теперь устаревшие и постаревшие очистные сооружения уже не в состоянии очистить стоки целлюлозного производства до такой степени, чтобы их можно было использовать многократно и получать при этом целлюлозу высокого (конкурентоспособного) качества.

Думаю, что «экономический коллапс», на который ссылаются управленцы БЦБК и КМ как на якобы независимое от них внешнее обстоятельство, возник не по причине запланированного ещё в 2000 году отказа от производства белёной целлюлозы, а потому, что небелёная целлюлоза должного качества здесь не получается. Более того, специалисты комбината, участвовавшие во вчерашнем пикете здания областного правительства, подтвердили, что промывочная вода минерализуется настолько быстро, что через несколько оборотов с её помощью не только хорошую, вообще никакую целлюлозу произвести становится невозможно. Это, конечно, не единственная, но, скорее всего, главная причина глобального кризиса в Байкальске.

Программа первого этапа перепрофилирования комбината, утверждённая ещё в 2000 году, указывала на недостаточную рентабельность производства небелёной целлюлозы как таковой, поэтому предусматривала и её частичную переработку. Производство картона, к примеру, и другой продукции из собственной небелёной целлюлозы. Плюс механическая обработка древесины, выпуск мебели для учебных заведений, другие альтернативные производства, обеспечивающие как гарантированную рентабельность предприятия в целом, так и занятость высвобождающихся рабочих.

Только частный собственник в лице ЛПК «Континенталь менеджмент», завладевший предприятием в 2002 году, не счёл нужным тратиться на полное исполнение той программы, а государство, владеющее 49 процентами акций комбината, не стало настаивать на её исполнении. Нынче, видя, что комбинат ограничивается созданием одной только бессточной системы водопользования, я и при прошлом, и при действующем генеральном директоре надоедал управленцам и пресс-службе комбината и компании вопросами о будущей рентабельности предприятия и судьбе сокращённого коллектива, но слышал один ответ: «Всё просчитано. Всё предусмотрено. Никаких поводов для беспокойства».

Даже в середине августа, когда до прекращения отбелки оставались считанные дни, а до ввода в действие замкнутого водооборота - менее трёх недель, главный инженер БЦБК Анатолий Бахов уверял меня, что с экономикой проблем не будет. Он, к примеру, ссылался на ожидаемое увеличение таможенных пошлин на вывоз из страны круглого леса, что неизбежно приведёт к падению цены древесины на внутреннем рынке и к росту цены на небелёную целлюлозу. Объяснял, что комбинат намерен выпускать не один, а несколько видов небелёной целлюлозы для разных потребителей и что «попытки выпускать другие сорта были удачными».

Он приводил другие аргументы, которые должны были заставить меня поверить, что с прекращением отбелки «говорить о том, что изменится финансовое положение, оснований нет». Даже гордился средней зарплатой по предприятию в 18 тысяч рублей: «В Иркутской области, да и в самом Иркутске, наверное, средняя зарплата будет пониже».

Пресс-служба Байкальского ЦБК тоже уверяла, что «слухи и разговоры о финансовой несостоятельности комбината не имеют под собой никаких оснований». Уже после прекращения производства белёной целлюлозы и пуска системы замкнутого водооборота даже мэр Байкальска Валерий Пинтаев говорил о прибыльности БЦБК и отсутствии экономических проблем, связанных с переходом комбината на замкнутый водооборот.

Хочется верить, что все они не умышленно вводили население и журналистов в заблуждение, а искренне заблуждались сами. Но, простите, не верится. Очень уж точно сбываются худшие предчувствия жителей Байкальска, которые, как писала наша газета ещё четыре года назад, практически не сомневались, что истинная цель нового частного собственника - «высосать из комбината последние соки, а потом его искусственно обанкротить», чтобы избавиться от ответственности за накопленный экологический ущерб и за брошенный на произвол судьбы трудовой коллектив. Не верится и в то, что федеральные чиновники, представляющие второго собственника - государство, этого всего не видели и не понимали. Но на вопросы, почему они не вмешивались, почему допустили то, что мы имеем в Байкальске сегодня, устранились от управления предприятием, я не смогу ответить. Это может сделать только следствие.

Представители трудового коллектива БЦБК, ещё работающие и уже уволенные, участвовавшие во вчерашнем пикете, говорили о разном. Заместитель председателя профкома Валентина Спец, к примеру, сообщила, что «жалобные» письма с БЦБК отправлялись буквально всем председателям Правительства РФ, начиная ещё с Виктора Черномырдина. В ответ из правительства на комбинат не пришло ни одного.

- Нас просто все, абсолютно все забыли, - убеждали меня байкальчане. - Видимо, 17-тысячное население Байкальска - слишком ничтожная величина в масштабах всей России, чтобы о ней помнить, обращать на неё внимание.

- Мы приехали именно сюда, к правительству Иркутской области, потому что в последние месяцы у нас появилась надежда, что если кто-то и возьмётся спасать Байкальск, так только наша региональная исполнительная и представительная власть, - объясняет мне цель пикета В. Спец. - Только здесь нас слышат, только здесь мы находим понимание и отклик.

Валентина Ильинична подчёркивает, что перепрофилирование, как оно было запроектировано и уже начало реализовываться до прихода КМ, предполагало не только замкнутый водооборот, но и существенное обновление устаревшего оборудования на современное, модернизацию очистных сооружений и коммуникаций. Именно поэтому был запрошен кредит более чем в 20 миллионов долларов США у Всемирного банка. Новый собственник отказался от этой помощи и дорогостоящей модернизации предприятия, потому что изначально не собирался работать здесь долго. Более того, ссылаясь на откровения одного из председателей совета директоров, В. Спец рассказала, что ещё три года назад он в запале то ли признался, то ли проговорился, что компании Байкальский ЦБК уже не очень-то и нужен, поскольку деньги, заплаченные за него, с лихвой отработаны.

- В своё время у нас были матрасный, мебельный, обойный цеха, производство туалетной бумаги, лесопильное производство, - перечисляет В. Спец альтернативные производства, обеспечивавшие дополнительные рабочие места жителям Байкальска. - Постепенно закрылось всё. И судя по количеству уволенных и увольняемых работников, то, что происходит сегодня, - это не приостановка деятельности, а ликвидация предприятия.

На мой уточняющий вопрос, важен ли жителям города именно целлюлозный комбинат, она ответила не задумываясь: «Мы много-много лет назад говорили, что согласны переучиться и делать то, что нужно России и что не вредит Байкалу. У нас ведь целлюлозников как таковых, технологов работает примерно 400 человек. Остальные - ремонтники, которые могут заниматься ремонтом предприятий любого профиля. Нам нужна работа и зарплата для достойной жизни».

Пока пикетчики с плакатами мёрзли на улице, делегированные ими переговорщики встречались с представителями Законодательного собрания и правительства. Мёрзли не зря. Договорённости, достигнутые в переговорах с двумя ветвями власти, удовлетворили всех.

- Первое и главное, что региональные власти будут добиваться передачи пакета акций от дискредитировавшего себя частного собственника в собственность Иркутской области, - сообщил участвовавший в переговорах председатель профкома БЦБК Александр Шендрик.

Не менее важно, на его взгляд, и то, что ТЭЦ, сегодня являющаяся частью комбината, уже в ближайшее время должна получить статус самостоятельного юридического лица. Это будет означать, что город и горожане как минимум не замёрзнут нынешней зимой. Намечен ряд других мероприятий по созданию альтернативных производств, которые в течение нескольких лет должны попросту вытеснить целлюлозное производство с байкальского берега.

19 ноября 2008 г.

Источник: Восточно-сибирская правда