Lake Baikal

Путешествие вокруг озера Байкал

Байкало–Ленский заповедник

9, 10 августа

Мыс Елохин, река Ледяная, мыс Ледяной, мыс Сев. Кедровый, мыс Сред. Кедровый, мыс Южн. Кедровый, мыс Заворотный

У мыса Елохин
9 августа, день 47, 1372–й км.
Этот огромный красивый камень лежит в бухточке у мыса Елохин.
9 августа, день 47, 1372–й км.
Этот огромный красивый камень лежит в бухточке у мыса Елохин.

Любуясь проплывающими дикими красотами, наслаждаясь тишиной и одиночеством, ловя рыбу вблизи речек, мы добрались до мыса Елохин. По мысу проходят сразу две границы: Бурятии с Иркутской областью, а также северная граница Байкало–Ленского заповедника, вдоль береговой линии которого в ближайшие дни нам предстоит пройти около сотни километров.

Мыс Елохин
9 августа, день 47, 1373–й км.
Мыс Елохин — северный кордон Байкало–Ленского заповедника.
9 августа, день 47, 1373–й км.
Мыс Елохин — северный кордон Байкало–Ленского заповедника.

Заповедник известен огромным количеством медведей, но сегодня к нам в гости они вряд ли придут — мы ночуем на кордоне заповедника. Егерь проверил наше разрешение, которым мы запаслись еще в Иркутске, и показал место, где можно поставить палатки.

Ночью случилась очень сильная гроза, утром по небу бежали мрачные тучи, а Байкал недовольно урчал прибоем у берега.

Мыс Елохин
10 августа, день 48, 1373–й км.
Вид с мыса Елохин в сторону мыса Заворотный.
10 августа, день 48, 1373–й км.
Вид с мыса Елохин в сторону мыса Заворотный.

Дождавшись, когда тучи «повиснут» на горах, а те, что успели за ночь прорваться к Байкалу, разгонит ветром, мы вышли. Такое изменение погоды случается здесь часто. Неизвестно куда исчезают мрачнейшие тучи, казалось бы навсегда закрывшие голубое небо. Некоторое время еще пугают своей чернотой их остатки, клубящиеся над хребтом, но потом пропадают и они. Сегодня тучки над Байкальским хребтом что–то задержались и не собираются никуда пропадать, а по Байкалу катятся волны хоть и небольшого наката, но зато одновременно со всех сторон. Время от времени накат пропадает, и на короткое время наступает штиль. С погодой происходит что–то подозрительное.

Речка Ледяная
10 августа, день 48, 1379–й км.
Речка Ледяная. Лед в ее русле иногда лежит и в июле. Но уже август...
10 августа, день 48, 1379–й км.
Речка Ледяная. Лед в ее русле иногда лежит и в июле. Но уже август...

Когда мы достигли речки Ледяной, солнце совсем выбралось из–за туч, и тайга, помытая ночным дождем, заиграла всеми оттенками зелени. 10–е августа — конечно, поздновато для того, чтобы Ледяная смогла оправдать свое название. Но говорят, что даже в начале июля на этой речке бывает лед.

Первый участок Байкало–Ленского заповедника закончился в районе Северного Кедрового мыса, километров через пятнадцать после Елохина. Самый молодой заповедник на Байкале выходит на побережье двумя участками. Первый мы прошли, а второй, протяженностью около 70 км, начнется между мысами Заворотный и Малый Солонцовый. Почему в заповеднике появилась такая брешь, мне не известно, но для заповедника хорошего в этом мало. Сюда, в район Заворотной бухты, благо это единственное место к северу от Малого Моря, где имеется надежное укрытие от всех ветров, устремляются чадящие и гремящие корабли, а кто–то даже умудрился обзавестись в Заворотной недвижимостью. Как водится, в водоохранной зоне.

Речка Ледяная
10 августа, день 48, 1379–й км.
Речка Ледяная, впадающая в Байкал на одноименном мысе.
10 августа, день 48, 1379–й км.
Речка Ледяная, впадающая в Байкал на одноименном мысе.

Вечером на нашу стоянку на мысе Заворотном — мы традиционно остановились подальше от людей, не дойдя до бухты — пришли гости. Собаки появились не со стороны жилья, а с той стороны, откуда пришли и мы. Крупные, черная и желтая, страшно худые, тот случай, когда брюхо прилипает к позвоночнику. Они подошли с таким видом, будто просто отлучились на минуту и вот — вернулись. Легли поодаль от костра, на котором мы готовили ужин. В позе — ни ожидания, ни желания, ни агрессии — ничего. Просто лежат две собаки, сами по себе. Даже не принюхиваются, не голодные. Естественно, мы поделили содержимое котелка на четыре порции. Вермишель с тушенкой, что может быть вкуснее, после хорошего дневного перехода.

Байкальский хребет
10 августа, день 48, 1380–й км.
Байкальский хребет южнее мыса Ледяной.
10 августа, день 48, 1380–й км.
Байкальский хребет южнее мыса Ледяной.

Вы видели когда–нибудь, как ест очень голодная собака? Перемещение содержимого плошки в собачий организм происходит посредством одного неуловимого движения языком. После этого на вас, моля о добавке, начинают смотреть глаза, столь же голодные, как и минутой ранее. Недавно я прочитал, что какие–то ученые с помощью замысловатых экспериментов установили наличие у собак характера. Товарищи ученые, берите шире! У собак есть не просто характер, у них есть чувство собственного достоинства. Можете садиться за диссертации.

Мыс Северный Кедровый
10 августа, день 48, 1379–й км.
Вид с Байкальского хребта вблизи речки Ледяная в сторону мыса Северный Кедровый.
10 августа, день 48, 1379–й км.
Вид с Байкальского хребта вблизи речки Ледяная в сторону мыса Северный Кедровый.

Мы выложили две порции на плоские камни. Пригласили жестом. Собаки поняли, неторопливо подошли и так же неторопливо и с достоинством все съели. После чего улеглись на свои места и нас не беспокоили.

Мыс Ледяной
10 августа, день 48, 1381–й км.
Вид на мыс Ледяной.
10 августа, день 48, 1381–й км.
Вид на мыс Ледяной.

Когда мы разошлись по палаткам, они продолжали лежать. Под утро, только–только начало светать, мы услышали их лай, они явно кого–то почуяли и отгоняли. А на Заворотном есть кого почуять — на поляне, где мы остановились, было полно медвежьих кучек.

Утром, когда мы выбрались из палаток, собак уже не было. Может быть, их появление не было случайным, может иногда наши ангелы–хранители принимают такой необычный облик…