Lake Baikal

Поляки в Иркутске

Восстание 1863 г. загнало в Сибирь множество поляков. Впоследствии часть их была возвращена на родину, или выслана во внутренния губернии, но осталось еще много таких, которых участь была облегчена, хотя полнаго прощения они не получили и остаются под надзором полиции. Большая часть таких полупрощенных поляков сосредоточивается в городах. Много их и в Иркутске. При генерал–губернаторах Корсакове и Синельникове им жилось здесь очень недурно. Эти администраторы не стесняли их. Барон Фредерикс их не любил столько же, сколько покровительствовал евреям; это было совершенно противуположно г. Синельникову, который не терпел евреев. Особенным притеснениям, однако ж, живущие здесь поляки, до последняго времени, не подвергались.

Большинство живущих здесь поляков,— народ трудолюбивый и честный. Бывшая здесь польская интеллигенция давно уже оставила Иркутск; представителями ея можно считать двух–трех человек,— не более. Но зато здесь находится множество поляков, принадлежавших на родине к среднему и низшему классам. Здесь они занимаются самыми разнородными промыслами. Большинство их — ремесленники. Они ввели здесь производство колбас, котораго прежде не существовало; лучшие столяры, слесаря, фотографы — поляки; другие занимаются в купеческих конторах. Это едва ли не самое выгодное занятие; оно дает довольно порядочное вознаграждение. До настоящаго года, несколько человек занимались также в городской управе; но, к сожалению, в последнее время городской голова, по какому–то соображению, поспешил выжить из управы всех поляков, хотя в то же время оставил там сосланных не за политическия преступления, а за уголовныя, как более благонадежных.

Но это не единственная невзгода, постигшая поляков в последнее время. Многие из них, по селениям, занимались в волостных и сельских управлениях. Недавно вышло распоряжение, чтобы из этих управлений были удалены все лишенные прав, а также и состоящие под надзором полиции. Этим был произнесен приговор и над всеми поднадзорными поляками; они были принуждены оставить службу при крестьянских управлениях. Странно, что и здесь они смешаны с другими ссыльными порочнаго поведения. Надо заметить, что эти люди в должности писарей оказывали серьезныя услуги. Нравственность их не давала основания к их устранению. В крестьянском обществе есть масса лиц, которыя из местной среды гораздо хуже их; что же касается образования этих лиц, то оно положительно было на пользу местному населению и администрации. На должности писарей не шли образованные люди, а польские ссыльные заменяли их.

Нельзя не пожалеть, что меры эти, имея в виду устранить безнравственные элементы из управления крестьянскими делами, с больной головы обрушились на здоровую. Люди, посланные в край на жительство, конечно должны на месте пользоваться известным покровительством в деле труда, иначе ссыльная или депортационная политика не будет достигать цели.

Безвредное настроение ссыльных поляков в Сибири признано официально многими администраторами. В последнее время большой переполох между здешними поляками произвел слух, что все они будут высланы из города. Неизвестно, на чем этот слух основан, но он держится между поляками довольно твердо. Люди, более десяти лет прожившие на одном месте, не заявившие себя ничем дурным, всегда строго подчинявшиеся всем предписанным в отношении их мифам, с недоумением спрашивают себя: неужели над ними разразится такая беда? Ведь это бы равносильно разорению их.

Источник: «Восточное обозрение» № 38, 16 декабря 1882 г.