Lake Baikal
Путешествуем по Байкалу. Присоединяйтесь!
Путешествуем по Байкалу. Присоединяйтесь!

Путешествие вокруг озера Байкал

«А из Прорвы едучи с днище вверх будет до большой Карги, а Карга словет мыс песочной, большой, которой простирается в море далеко до третьей доли моря, и подле его вода мелкая и карги многия, и то место объезжати зело трудно, и нигде нет Байкальскаго моря уже такого места, и по обеих стран те карги объезжати будет верст на 12, и обходят те карги шестами и греблями».

Бабья Карга

6 июля

Пролив Прорва, архипелаг Карга–Бабья, залив Сор–Черкалово, дельта Селенги

Если бы утром на тринадцатый день пути все вокруг не было окутано густым туманом, мы бы очень удивились и заподозрили подвох. Но туман был в наличии, как и комары. Поэтому мы были спокойны — день начинался в полном соответствии с порядковым номером.

Карга Бабья
6 июля, день 13, 378–й км.
Обход мелей вблизи островов Карга Бабья.
6 июля, день 13, 378–й км.
Обход мелей вблизи островов Карга Бабья.

Оттолкнулись от берега и отправились в туманное нечто. Передо мной на фартуке байдарки лежит наш главный и единственный навигационный прибор — компас. Отличный компас. Со шнурком и свистком. Наличие свистка, абсолютная непромокаемость и нечастые деления на шкале говорят о том, что этот замечательный инструмент предназначен для использования в качестве крайнего средства терпящими бедствие на воде и подачи сигнала идущим на помощь, если таковые найдутся. Вещь, безусловно, полезная и нужная.

Земли мы уже не видим, поскольку идти вблизи берега не позволяют мели. Мы уперлись в Бабью Каргу, представляющую собой слегка выглядывающие из воды песчаные островки с обширными мелями вокруг. Потыкавшись в мели и быстро поняв, что пройти вдоль берега не удастся, мы повернули на северо–запад — в открытый Байкал.

Видимость в тумане несколько десятков метров. Иногда впереди фантастическим привидением появляется нечто совершенно необычной формы и размеров, но быстро превращается во что–нибудь знакомое, корягу или вершинку песчаного островка, с сидящей на нем чайкой, а нам приходится забирать еще западнее.

Время от времени мы пробуем взять к северу, но, убедившись, что мель никуда не делась, снова возвращаемся на прежний курс. Я про себя тихо надеюсь, что компас показывает направление именно на север, а не на топор в багажном отделении. Мы идем в окутанный густым туманом открытый Байкал уже час, и удалились от берега километров на пять–шесть. Стоит штиль, но если задует ветер, на этих песчаных мелях мы будем выглядеть весьма бледно.

Наконец, очередная попытка повернуть к северу оказалась успешной — глубина была достаточной, чтобы весла не загребали песок со дна. Мы прошли несколько километров на север и начали понемногу поворачивать к востоку, туда, где по нашим представлениям должен находиться берег. Через некоторое время верхушки и листья водорослей, заполнившие всю видимую водную поверхность, подтвердили, что мы на верном пути. А скоро из тумана появилось нечто вообще невообразимое, доселе невиданное, но при достаточном приближении оказавшееся вполне обыденным — мужиком в лодке.

Мужичок ставил сети, за что полагается по голове и по карману от рыбнадзора. Именно за рыбнадзор, как потом сам признался, он поначалу от неожиданности и принял три лодки, в полном безмолвии выплывшие из тумана. Мы поговорили, выяснили, что идем точно в направлении села Истомино, подивились совершенству нашего навигационного инструмента — именно туда нам и надо, Истомино расположено у самого начала дельты Селенги.

Отвечаем на ваши вопросы
Получить больше информации и задать вопросы можно на нашем телеграм-канале.