Lake Baikal
Путешествуем по Байкалу. Присоединяйтесь!
Путешествуем по Байкалу. Присоединяйтесь!

Путешествие вокруг озера Байкал

«А от губы до Зырянки реки, где 3ырянское зимовье, ходу 2 днища».

Чивыркуй

21–23 июля

Мыс Орловый, мыс Верх. Изголовье, бухта Сорожья, мыс Фертик, остров Бол. Кылтыгей, бухта Фертик, мыс Онгоконский, остров Мал. Кылтыгей, мыс Горячинский, бухта Онгоконская, бухта Змеиная, бухта Крестовая, мыс Курбулик, бухта Окуневая, мыс Покойники, мыс Кулемный, бухта Сорожья, мыс Катунь, мыс Монахов, остров Бол. Бакланий, мыс Безымянный, мыс Крутогубский, бухта Крутая Губа, мыс Крохалиный, бухта Крохалиная, мыс Тоненький, мыс Каркасун, река Бол. Чивыркуй

Большой Калтыгей
21 июля, день 28, 793–й км.
Первый остров в Чивыркуйском заливе — Большой Калтыгей.
21 июля, день 28, 793–й км.
Первый остров в Чивыркуйском заливе — Большой Калтыгей.

Кажется, что ветер дует одновременно со всех сторон и даже сверху, но чаще всего шквалы прилетают прямо с хребта полуострова. Временами, когда особенно сильный порыв ветра наваливается сбоку, кажется — перевернет, но байдарки наши набиты запасами продовольствия на весь оставшийся поход, тяжелы, устойчивы, и все обходится. Борясь с ветром и прижимаясь к берегу, мы обошли Верхнее Изголовье, которое оказалось менее живописным, чем Нижнее, да еще и украшенным бесхозной баржей, уныло ржавеющей на берегу, и перед нами открылся Чивыркуйский залив — одно из самых красивых мест на Байкале.

Большой Калтыгей
21 июля, день 28, 796–й км.
Остров Большой Калтыгей. Волны растут.
21 июля, день 28, 796–й км.
Остров Большой Калтыгей. Волны растут.

Здесь множество уютных бухточек с теплой водой, по всему заливу разбросаны живописные островки, есть даже горячий источник. Самое главное — дорога, идущая из Усть–Баргузина, обрывается в Курбулике, пройдя лишь треть западного побережья залива, а по восточному берегу дороги вообще нет. По этой причине автовандалы не могут забраться туда, где им хотелось бы помыть свой автомобиль. Благодаря этому Чивыркуй пока более–менее справляется с рекреационной нагрузкой. Хотя год от года наблюдается стремительное увеличение количества моторных плавсредств. Владельцы многих из них по части напакостить на берегу зачастую превосходят коллег на колесах.

Ветер, до этого дувший отовсюду, в Чивыркуе незаметно превратился в попутный, разогнал волну, и видно было, что это не регулярный локальный северный ветер, который устанавливается к полудню в Чивыркуйском заливе почти каждый день, а что–то более серьезное. Ветер подгонял нас, волны горели на солнце белоснежными барашками, с плеском ударяли в борта, недовольно шипели, разрезаемые носом байдарки. Слева проплывали первые острова Чивыркуя, впереди открывалась вся ширь залива.

Бухта Фертик
21 июля, день 28, 797–й км.
Вид Чивыркуйского залива из бухты Фертик.
21 июля, день 28, 797–й км.
Вид Чивыркуйского залива из бухты Фертик.

За Онгоконским мысом начались знакомые места. Этот мыс для меня знаковый — здесь замыкается кольцо моих байкальских путешествий. За предыдущие восемь лет я частями прошел вдоль побережья Байкала от речки Большая Крутая губа на юго–западном берегу до Онгоконского мыса. Оставалась не пройденной южная часть восточного берега, но вот пройдена и она — кольцо вокруг Байкала замкнулось. Это повод отметить данное событие, но не повод расслабляться — Онгоконский лишь 804–й километр нашего похода, даже не половина, впереди еще 1150 километров.

Крестовская
21 июля, день 28, 820–й км.
Бухта Крестовская.
21 июля, день 28, 820–й км.
Бухта Крестовская.

Самое популярное место в Чивыркуе — бухта Змеиная. Популярность ей создал небольшой горячий источник. Следствием повышенного внимания предающейся праздности публики стало исчезновение водившихся здесь некогда во множестве ужей, давших название бухте. Источник — два небольших деревянных сруба в земле — натиска желающих испытать на себе целительную силу термальных вод не выдерживает. Испытывать прибывают целыми кораблями, которые и сейчас рядком выстроились вдоль берега. По тропе со стороны Монахово пешим порядком приходят туристы. Неподалеку, у самого берега, расположилась плавучая гостиница, а рядом с ней совсем уж городское заведение — павильон, торгующий в том числе и пивом. Понятно, что в таких условиях термальному источнику приходится очень туго.

Курбулик
22 июля, день 29, 824–й км.
Скалы мыса Курбулик.
22 июля, день 29, 824–й км.
Скалы мыса Курбулик.

Местному пиву не помог даже изумительный вкус хариусов, которых мы таки наловили, обходя Святой Нос…

Около полудня следующего дня, накануне хорошенько накормив комаров в бухте Крестовской, мы добрались до Монахово. Почти весь путь от Крестовской до Монахово дул устойчивый попутный ветер, мы бездельничали, идя под парусами и утруждая себя лишь созерцанием живописных Чивыркуйских берегов. За поселком Курбулик началась автомобильная дорога, на берегу появились автотуристы. Плотность автомобилей и палаток в бухтах, в которые можно заехать на машине (а таких бухт в Чивыркуе чрезвычайно мало) поражала.

Мыс Курбулик
22 июля, день 29, 824–й км.
Мыс Курбулик (слева), острова Большой и Малый Калтыгей в Чивыркуйском заливе.
22 июля, день 29, 824–й км.
Мыс Курбулик (слева), острова Большой и Малый Калтыгей в Чивыркуйском заливе.

Зрелище, представшее перед нами в Монахово, нанесло слегка одичавшему воображению удар страшной силы. То, что было на берегу, более всего походило на цыганский табор, расположившийся на переполненной автостоянке. Картинку венчала большущая мусорная свалка в углу. Автотурист верен себе при любых обстоятельствах и ни за что не оскорбит своего четырехколесного друга перевозкой мусора. Надо сказать, что в Забайкальском национальном парке, в который входит и Чивыркуйский залив, сбор и вывоз мусора, в отличие от большинства других мест побережья Байкала, неплохо организован. Но за такой оравой отдыхающих не поспевает.

Бакланий остров
23 июля, день 30.
Бухта на Бакланьем острове в Чивыркуйском заливе.
23 июля, день 30.
Бухта на Бакланьем острове в Чивыркуйском заливе.

Несмотря на усиливающееся в заливе волнение, не возникло даже мысли, чтобы остаться ночевать в Монахово. Правда, было не совсем понятно, куда направиться в поисках пристанища. Логично было идти на юг залива, но там, по слухам, скорее болото, чем суша. В обозримой части Чивыркуя тоже ничего подходящего не просматривалось. Оставался только Бакланий остров. Восемь километров по штормящему заливу при почти боковой волне.

Бухта Чивыркуй
23 июля, день 30, 898–й км.
В бухте Чивыркуй. На горизонте видны отроги Святого Носа.
23 июля, день 30, 898–й км.
В бухте Чивыркуй. На горизонте видны отроги Святого Носа.

Прежде чем мы разместили вещи и прибывшее подкрепление в байдарках и отчалили, мы узнали, что шедшие впереди французы сошли с дистанции, и случилось это как раз в Монахово. Заболела Сандрин Ланж, что и не удивительно — май не самое лучшее время на Байкале для начала путешествия по воде, даже если байдарка такая красивая. Мы напоследок смогли завистливо оценить элегантность обводов французского каяка — его увезли на машине у нас на глазах.

Бухта на Бакланьем острове была красивой, песчаной, безветренной и отмеченной аншлагом, запрещающим стоянку на острове. Все острова в Забайкальском национальном парке — заповедная территория, и посещение их запрещено. Об этом–то я как раз и забыл. Но дальше мы идти были уже не в состоянии — два часа болтанки на волнах вымотали сильнее, чем целый дневной переход. Вдобавок, мы все были совершенно мокрые и жутко замерзли, нам срочно требовалось переодеться и припасть к горячему костру. В общем, имел место типичный форс–мажор. Это нас несколько оправдывало, по крайней мере, в собственных глазах. Впрочем, с заповедностью на островке дела были плохи. Обрывки сетей, мусор, вытоптанная трава — обычное свинство, как и везде.

Большой Чивыркуй
23 июля, день 30, 898–й км.
Чивыркуйская бухта перед рекой Большой Чивыркуй.
23 июля, день 30, 898–й км.
Чивыркуйская бухта перед рекой Большой Чивыркуй.

К полудню следующего дня, на тридцатый день пути, мы высадились в самом начале изумительного трехкилометрового песчаного пляжа Чивыркуйской бухты, в конце которой впадает в Байкал река Большой Чивыркуй. Спешить нам теперь некуда. Сегодня осталось пройти несколько километров вдоль сияющей на солнце полосы прибоя, до устья Большого Чивыркуя. Отсюда и почти до северной оконечности Байкала мы пойдем не в соответствии с графиком, а от одного безопасного места до другого. Благодаря произведенной в прошлом году «разведке», у нас есть неплохое представление о предстоящем пути и характере берега. От места, где мы сейчас находимся, начинается настоящий медвежий край. В общем–то, он начался с Нижнего Изголовья Святого Носа, но там присутствие мишек было не так заметно. В бухте же, где мы сейчас греемся на солнышке, весь песок истоптан медвежьими следами, а в зарослях кедрового стланика, стоящего плотной стеной вдоль всего берега, хорошо заметен пролом от чьей–то огромной туши. Для тех, кто никогда не видел зарослей кедрового стланика, поясню, что спираль Бруно против зарослей стланика все равно, что деревенский плетень против Великой китайской стены.

Отвечаем на ваши вопросы
Получить больше информации и задать вопросы можно на нашем телеграм-канале.