Lake Baikal
Путешествуем по Байкалу. Присоединяйтесь!
Путешествуем по Байкалу. Присоединяйтесь!

Путешествие вокруг озера Байкал

Большой баклан

17 августа

Мыс Ядыртуй, мыс Улан–Ханский, остров Шарга–Даган, мыс Цаган–Хушун

Мыс Цаган–Хушун
17 августа, день 55, 1595–й км.
Скалы мыса Цаган–Хушун.
17 августа, день 55, 1595–й км.
Скалы мыса Цаган–Хушун.

В середине следующего дня, начавшегося штилем и подозрительными облаками на небе, разыгравшееся волнение задержало нас на мысе Цаган–Хушун. После осмотра достопримечательностей мыса — живописной скальной арки и не менее живописного грота, мы нашли безлюдное место, более–менее укрытое от ветра, и решили дождаться каких–нибудь изменений погоды. Дождались, однако, сначала соседей. Подошла машина, из нее вышли три человека и первым делом задали необычный вопрос: не помешают ли они нам, если в том дальнем уголке приготовят себе обед? Вопрос был странный. Может быть, мне до сих пор не везло, но люди, приезжающие на Байкал на машинах, как правило ведут себя довольно бесцеремонно. Эти же были совершенно нормальные.

Мыс Цаган–Хушун
17 августа, день 55, 1595–й км.
Арка на мысе Цаган–Хушун.
17 августа, день 55, 1595–й км.
Арка на мысе Цаган–Хушун.

Пока двое прибывших без лишнего шума занимались хозяйством, третий присел на берегу с биноклем и что–то упорно рассматривал на скалистых островах, которые были прямо перед нами. Потом неожиданно сказал, что птицы на ближайшем к нам острове очень похожи на бакланов. Я возразил в том смысле, что последнего баклана на Байкале видели лет эдак сорок назад. Мы разговорились. Человек с биноклем представился: «Олег Брянский». И на мой немой вопрос добавил: «Нет, сын». Вот так получилось, что о нашем путешествии, которое мы старались особенно не афишировать, узнал Валентин Петрович Брянский, что и послужило в дальнейшем поводом для нашего знакомства.

Когда–то большой баклан был самой распространенной птицей на Байкале. По свидетельству академика И.Г. Георги, в конце XVII века этих птиц было так много, что в районе Чивыркуйского залива им не хватало места на скалах, и они вили свои огромные гнезда даже на кедрах. Очень много бакланов селилось на острове Ольхон, на малых скалистых островах в Малом Море, которые в те далекие времена не имели собственных имен и звались бакланьими. А потом, примерно в середине прошлого века, баклана на Байкале не стало. Совсем. Лишь изредка орнитологами на скалистых островах наблюдались одиночные птицы.

На мысе Цаган–Хушун
17 августа, день 55, 1595–й км.
Еще одно причудливое каменное сооружение на мысе Цаган–Хушун.
17 августа, день 55, 1595–й км.
Еще одно причудливое каменное сооружение на мысе Цаган–Хушун.

А ведь баклан питается исключительно рыбой, причем преследует ее под водой. Это значит, что с берегов Байкала в прошлом веке исчез не просто один из множества видов птиц, но исчезло очень важное звено естественного отбора — добычей баклана становились, в основном, ослабленные и больные рыбы.

«Заслуга» в исчезновении большого баклана с Байкала принадлежит исключительно человеку. Массовую добычу яиц бакланов и самих птиц в голодные военные годы вполне можно понять и оправдать. Но преследование бакланов и уничтожение их гнезд под тем предлогом, что бакланы существенно влияют на численность омуля — просто вопиющая глупость. Миллион лет не влияли, а тут вдруг начали. Благодаря этому «чудесному» человеческому качеству и еще некоторым обстоятельствам, обязанным своим существованием ему же, с 1959 года большой баклан на Байкале не гнездится.

В бинокль на острове были видны необычные, совершенно черные птицы, немного крупнее серебристых чаек. Они спокойно сидели на скалах, изредка вытягивая свои забавно изогнутые шеи. Объектив моего фотоаппарата «не доставал» на таком расстоянии. Между тем, в воздухе пахло маленьким открытием. И хотя немного штормило, я все же решил подойти к острову и сфотографировать птиц.

Бакланы дружно поднялись и улетели, когда до острова оставалось метров пятьдесят. У серебристых чаек, видавших всякое, мое появление не вызвало никакого интереса, они спокойно продолжали сидеть на скалах. Сгоряча я подошел к отвесным скалам острова слишком близко и едва не завершил на них наш поход, но в последний момент ухитрился отгрести от надвигающейся громады острова. Несколько черных птиц все же остались на вершине острова, осторожно выглядывая оттуда. Мне удалось их рассмотреть, а некоторых даже сфотографировать. Это были птицы, которых я никогда и нигде не встречал. Как оказалось позднее, действительно черные бакланы. Теперь их часто можно увидеть в Малом Море. Ведут они себя осторожно, но уже понемногу вытесняют чаек с привычных мест обитания.

Отвечаем на ваши вопросы
Получить больше информации и задать вопросы можно на нашем телеграм-канале.