Озеро Байкал
Магия Байкала Озеро Байкал
Озеро Байкал Магия Байкала » История » Восточный берег Святого Носа
Озеро Байкал
Магия Байкала
О Байкале
Природа Байкала
Походы
Фотоальбом
Экология
Отдых на Байкале
Туры на Байкал
История
Форум

И. Д. Черский, 1886 г.

Отчет о геологическом исследовании береговой полосы озера Байкала, произведенном по поручению Восточно-Сибирского Отдела ИМПЕРАТОРСКОГО Русского Географического Общества И.Д. Черским

Восточный берег Святого Носа

Бухта Фертик поражает своей неожиданной, хотя и не особенно значительной (более версты) длиной при небольшой ширине, в ее северо-западный угол открывается одна из долин, направляющихся с высшего гребня гор. В противоположность поросшим склонам видимой части этой бухты, ограничивающий ее с юга Онгоконский мыс заманил меня своими обнажениями и конфигурацией, вследствие чего, не углубляясь в бухту, я пересек ее в поперечном направлении к названному мысу, а так как с последнего оказалось удобнее попадать на упомянутый уже выше остров Буркан, и время приближалось к вечеру, то я отправился на остров ночевать, отложив осмотр Онгоконского мыса до возвращения.

Размеры Буркана несколько менее Кылтыгэйского63); очертание неправильно треугольное, вытянутое на N15W с округленной вершиной, обращенной к югу и несколько загнутой, вследствие чего, в противоположность почти прямолинейному восточному склону, западный снабжен бухтовидной выемкой (фиг. 69) с обоими наносными мысами, представляющими удобную пристань для лодки, без чего крутые и утесистые склоны острова, за исключением южного, поросшего и более пологого, были бы недоступными. Наибольшая высота располагается около северной оконечности острова, достигая 51.8 метров (почти 170'), тогда как к южной она понижается до 25.3 метров (почти 83').

63) На моей карте остров этот расположен, по ошибке, почти на всю его длину севернее, нежели в действительности.

В утесах западного берега обнажается белый графитовый известняк, перемежающийся с видоизменениями роговообманкового гнейса, причем известняк этот содержит еще прослойки криптокристаллического углистого известняка, переполненного гнездами и новообразованиями, как в Сорожьей бухте, и около северной оконечности представляет переходы в роговообманковый гнейс, причем пропластки углистого известняка местами уподобляются жилам. Пласты изогнуты и обнаруживают падение на WNW до W с наклоном до 70°.

Онгоконский мыс, отделяя бухту Фертик от Онгоконской, принадлежит вообще к тому террасовидному типу, как и Кылтыгэйский и два другие, следующие за ним по направлению к юго-западу, оконечность же его острововидная, так как она образуется уединенной горой, три стороны которой опоясываются низменным наносным отложением, а четвертая омывается непосредственно водой. Ближе к бухте Фертик, в нем обнажается роговообманковый гнейс с волнисто изогнутыми и извилистыми слоями, а на самой оконечности мыса, среди того же гнейса залегают три пропластка графитового известняка с прослойками, гнездами и новообразованиями полевошпатово-роговообманкового состава, причем от разрыва и смещения некоторых из таких прослоек произошли угловатые включения в известняк, ничем не отличающиеся от таких же встреченных в полевошпатовых породах, вследствие чего последовательность требует приписывать им одинаковое происхождение (см. ниже). Слои в высшей степени складчаты и изогнуты, тем не менее преобладающее падение этих сжатых складок NW до NNW. За Онгоконским мысом располагается бухта того же имени (см. фиг. 70, где она изображена схематически) до 3 верст в длину (с O30S на W30N) и до 2 верст в ширину с скалистым островом, расположенным в глубине бухты, где в нее открываются две долины. Южная сторона Онгоконского мыса, обращенная к бухте, представляет три мысовидных выступа, направляющихся вообще к югу и ограничивающих собой три второстепенные бухточки, принадлежащие Онгоконской, как показано на схематическом плане бухты (фиг. 70). Самый восточный из этих выступов образуется наносной площадкой, отделяющейся от описанной выше острововидной оконечности мыса (а на фиг. 70), остальные же два мыска (б и в), хотя и не отличаются значительной высотой, как вообще и весь Онгоконский мыс, но представляют собой острововидные же горы, связанные низменными перешейками с главным. Первый из этих мысков (б) обнажает роговообманковый гнейс с изогнутыми, частью отвесными пластами, падающими на SSO, а в следующем затем (в), графитовый известняк с извилистой слоистостью и изменчивым падением, между прочим на ONO, а затем роговообманковый гнейс с тем же наклоном пластов (ONO) и точно также с изгибами, причем порода разрушается в дресву.

Размещение всех трех острововидных гор, принадлежащих Онгоконскому мысу и отношение к низменным перешейкам, связывающим их с главным отрогом, а этих последних к омывающим их водам бухты, невольно заставляет поставить вопрос: нельзя ли видеть в этом древнюю долину, располагавшуюся около северного берега Онгоконской бухты, но значительно разрушенную впоследствии размывом и расчленением гор ее правого берега? Если так, то низменные перешейки мысов а б в следует рассматривать как разобщенные ныне части дна предполагаемой долины, острововидные оконечности, играющие в настоящее время роль мысов, как остатки гор, ограничивавших ее с правой стороны, а прилежащий склон главного отрога Онгоконского мыса является в таком случае левым берегом этой, почти совершенно уничтоженной ныне долины, устье которой располагалось около (южнее) бухты Фертик в виде правого притока разрушенного же продолжения Кылтыгэйской.

Нельзя не заметить, что неоспоримость такого объяснения явлений в настоящем случае не может быть вполне доказанной, в особенности, что острововидные горы и мысы, с которыми мы еще неоднократно будем встречаться, даже в том же Чивыркуйском заливе, могут возникать из мысов и вообще отрогов вполне самостоятельно, путем неравномерного разрушения слагающих их пород и образования поперечной седловины, процесс, которому обязаны происхождением все вершины на узких отрогах гор. Но если свести вопрос наш на эту точку зрения, то в свою очередь нельзя не согласиться, что подобное сочетание острововидных мысов, как в Онгоконской бухте, при положительной невозможности подозревать, чтобы образование их зависело от пересекавшего их прежде пласты породы легко выщелачиваемой и разрушаемой, мне кажется, следовало бы отнести к гораздо более редким случаям, нежели факт разрушения долины размывом озерных вод, несомненный пример которого я описал уже в окрестностях Ольхона (отчет за 1879 г., стр. 74). К вопросу этому, впрочем, мы возвратимся еще ниже.

Тот же роговообманковый гнейс обнажается и в задней части Онгоконской бухты, точно также разрушаясь в дресву и с извилистой слоистостью, обнаруживающей падение частью отвесных слоев на N. В расстоянии до 300 метров от этой части бухты располагается небольшой островок (см. фиг. 8. Табл. III, отчета за 1878 г.) удлиненный с SSO на NNW, по-видимому, менее полсотни метров в длину и до 10 метров высоты с крутым, почти отвесным и утесистым восточным, и более пологим, снабженным довольно широким наносным прибрежьем, западным склоном, обращенным к задней части бухты, вследствие чего островку этому недостает только перешейка, чтобы сделаться острововидным мысом. В утесистом его склоне обнажается роговообманковый гнейс в разрушающемся состоянии, перемежаясь с известняком, полосатым от прослоек углистого видоизменения, причем порода переполнена новообразованиями и представляет переходы в гнейс; падение пластов от O до W. Затем, спустя низменную и песчаную часть заднего берега бухты, начинается северо-восточный склон Горячинского мыса, ограничивающий Онгоконскую бухту с юго-запада (см. фиг. 70, 54 и 79). Склон этот большей частью поросший, лишь с несколькими обнажениями, в которых наблюдается известняк, преимущественно белый и полосатый с заметными местами переходами в гнейс; падение пластов на NNO с наклоном до 35°; на усеченной же оконечности мыса выступают: белый гнейс, бедный роговой обманкой, падающий на NO и переходящий в сиенито-гранито-гнейс, затем белый известняк с новообразованиями, круто падающий на S, а наконец опять гнейс с неясной слоистостью.

Вместе с поворотом за низменный, наносный юго-западный угол оконечности Горячинского мыса (см. фиг. 79) где, за наносной косой, располагается глубокорезанная бухточка, представляющая удобную и безопасную стоянку для судов, начинается обширная Курбуликская (иначе Кургуликская) бухта, по-видимому, до 4 верст наибольшей ширины и до 2 верст вдающаяся в берег Святого Носа. Бухта эта, в которую открываются три долины: Горячинская, Курбуликская и Крестовая, знакомит нас прежде всего с южным и юго-западным склонами Горячинского мыса, впрочем почти вполне поросшими, так что только около небольшого мысовидного выступа, откуда берег, следовавший сначала на W, поворачивает на NW к Горячинской долине, обнажается известняк с падением слоев на SSO и наклоном до 45°.

Сейчас же за этим мыском у подножия поросшего склона вытекают два термальные ключа, давшие название всему мысу, хотя сами они называются Змеиными от значительного количества этих животных, встречающихся около источников. Оба ключа вытекают из наносной почвы, в расстоянии около 40 метров друг от друга; первый из них (восточный) меньший, с температурой +37.5° Ц. (30° R); второй несколько более обильный водой, нагретой до +38.75 Ц. (31° R), вследствие чего на нем именно, одним из посещающих эту бухту рыбопромышленников, сделаны в 1878 г. некоторые приспособления для купания. Вода источников издает резкий запах, напоминающий сернистый водород, по-видимому, кисловата на вкус и осаждает соленоватогорький белый осадок на камнях, образцы которого, к сожалению, подверглись той же участи, как и вся моя коллекция.

Спустя поросший склон северо-западного угла бухты, в который открывается Горячинская долина, коренная порода выступает только в склоне отрога, отделяющего эту долину от следующей, Курбуликской. Это белый сиенито-гранито-гнейс, бедный роговой обманкой, а местами и лишенный ее, затем, около небольшой бухточки, прослойка известняка с падением на SSO, а ближе к Курбуликской долине, в мысовидном выступе, гнейс и известняк с изогнутыми пластами, падающими все-таки на SSO.

Широкая долина рч. Курбулик представляет собственно общее устье двух долин с самостоятельными ключами. Все прибрежье, как равно и дно бухты, образуется мелкозернистым песчаным наносом, в котором еще в первый раз мне удалось видеть погребенными раковины современных моллюсков Байкала, до того они редки в прибрежных наносах64). Небольшая экскурсия вверх по левому берегу левой из двух долин показала густо поросшее склоны, на которых местами замечаются глыбы графитового известняка и россыпь роговообманкового гнейса.

За устьем обеих долин горы опять подходят к береговой линии, образующей плоскую выемку, называемую Крестовой бухтой, а в небольшом мысовидном выступе, ограничивающем ее с востока, обнажается известняк с включениями такого же состава и генезиса, как выше (см. Онгоконский мыс); падение слоев, неясное, на NW или WNW. Обнажение прерывается Крестовой долиной, горы правого берега которой, следуя на N, продолжаются непосредственно в Курбуликский мыс, которым оканчивается соименная бухта (см. фиг. 54). Более версты в длину и с полверсты шириной мыс этот обращается на север, где он несколько косо (OSO) усечен и снабжен маленькой бухтовидной выемкой. Западный склон мыса и ближайшая часть его оконечности обнажают перемежаемость белого известняка (с новообразованиями) с белым же роговообманковым гнейсом и гнейсо-гранитом, покрытыми горизонтально-слоистым песчаным наносом на высоте нескольких метров над озером; падение пластов NNW иногда WNW и отвесное; на восточном же склоне и в ближайшей за ним бухточке выступает один лишь белый графитовый известняк с падением слоев: в оконечности мыса на NW, а далее на SSO, причем в одной трещине я видел щетки горного хрусталя небольших размеров; наконец около бухточки, отделяющей этот мыс от следующего, Перевального, слои изогнуты и отвесны.

64) В наносе Баргузинской дельты попадаются местами обломки Anodontae, обитающей в реке и заливе.

Отсюда начинается целый ряд небольших, неглубоко врезавшихся бухточек и разобщающих их мысов, при общем направлении берега на юго-запад. Первый мыс, Перевальный, состоит из роговообманкового гнейса, переходящего в слюдяной и в сиенито-гранит; пласты падают на O. Следующая затем бухта, ограниченная с юго-запада мысом Покойников, разделяется на три части менее выдающимися оконечностями отрогов, известными под названиями мысов: Анимгочан и Окуневый. В первом из них выступает роговообманковый гнейс, а за ним, уже в бухте, известняк с неправильным падением пластов сначала на O и ONO и только затем уже на SSO, после чего опять появляется роговообманковый гнейс, принимающий массивное строение и разрушающийся в дресву, переходя местами почти в амфиболит. На восток от Анимгочана (O7S), в расстоянии более версты от берега, располагается небольшой, по-видимому, известковый островок (если белый цвет его не зависит от извержений бакланов), известный под названием Бакланий Камень. В разрезе (с O на W) он совершенно похож на Онгоконский и обращен пологим склоном к Святому Носу (фиг. 71). На карте, по ошибке, непосещенный мной островок этот показан в таком же отношении к мысу Покойников, в каком он находится к Анимгочану.

Южнее Анимгочана известняк уже не встречается. Мыс Окуневый образуется роговообманковым гнейсом и сиенито-гранитом, из которого состоит и мыс Покойников. Этот последний, по своему типу представляет переходную форму к острововидным мысам; в массивной же породе его замечаются включения роговообманкового гнейса, происшедшие весьма очевидным образом от разрыва гнейсового прослойка, остроугольные куски которого располагаются на продолжении хорошо еще различимой части того же пропластка.

За мысом Покойников следует бухта, ограниченная с юга мысом Катунь и разделенная на две части небольшим мысовидным выступом гор, называемым Сорожьим. В этом последнем сиенито-гранит переходит почти в гранит, воспринимает красноватый ортоклаз и совершенно походит уже на гранито-гнейс горы Коврижки, расположенной на перешейке Святого Носа; отдельность местами пластоватая, наклоняется на север.

Типическим острововидным мысом является Катунь, разрез которого приложен к отчету за 1878 г. В плане мыс этот изображен на фиг. 72, на которой видно, что островидная оконечность его располагается на устье долины, прорезывающей склон гор в этом месте, причем отношение их друг к другу позволяет предполагать, что уединенная ныне гора Катунь произошла от расчленения гор левого берега этой долины, - новый пример преобразования конфигураций этой местности затопившими ее озерными водами. Мыс обнажает такой же сиенито-гранит, как выше, но здесь он переходит уже в порфировидный, как в долине Шанталыка и в низовьях Баргузина; что же касается низменности, окружающей уединенную гору, то она образуется прибойным наносным материалом, из которого состоит и острый мысок, расположенный рядом с горой.

За Катунью следует опять двойная бухта, ограниченная с юго-запада небольшим выступом гор, называемым Монахом и раздвоенная другим, Кулемным мысом. Обнажения встречаются только на Монахе (фиг. 73), где выступает тот же порфировидный сиенито-гранит как белого, так и красноватого цвета с включениями и прослойками роговообманкового гнейса. Сейчас же за Монахом располагается маленькая бухточка, ограниченная с юго-запада низменным мыском, около которого построено зимовье рыбопромышленников. Склон гор, располагаясь очень близко от береговой линии этой бухтовидной выемки, подступает, кроме того, тремя небольшими выступами на столько к воде, что третий из них, считая на северо-восток от зимовья (первый, считая от Монаха), омывается непосредственно водой, отделяясь от Монаха сухой долиной. На этом утесе (фиг. 73) сделана мной засечка на высоте 2 метров над поверхностью Байкала (28-го июня 1878 г.). Утесы состоят здесь из того же сиенито-гранита, как и на самом Монахе; низшая часть их носит ясные следы оглаживания их волнами, особенно хорошо заметные в расстоянии почти 94 метров от береговой линии около отверстия маленькой пещерки со стороны низменности, на которой построено зимовье.

Последний мыс между Монахом и перешейком Святого Носа называется Голенький и состоит из той же порфировидной породы. Отсюда хороший вид на знакомую уже нам Коврижку, представляющую в разрезе совершенно такое же отношение к ближайшей части склона Святого Носа, какое наблюдается во всех почти острововидных мысах и многих островах описываемого залива, в чем можно убедиться, сравнивая прилагаемое изображение Коврижки (фиг. 53), видимой с Голенького мыса, с рисунками, напр., Катуни, Бакланьего Камня, Онгоконского острова и других мысов (см. ниже).

Источник: Записки Восточно-Сибирского Отдела Императорского Русского Географического Общества. Том XII, N 3. Под редакцией правителя дел М.Я. Писарева. Иркутск, 1886 г.


 

Магия Байкала О Байкале Природа Байкала Походы Фотоальбом Экология
Отдых на Байкале Туры на Байкал История Форум

Copyright © 2003-2018.
Условия использования материалов сайта Магия Байкала.
E-mail.