Lake Baikal

Результаты гидрографического исследования Байкала в 1900 году

Согласно отчету начальника Байкальской экспедиции, - задачей экспедиции в 1900 году, как и в предшествовавшем, было: 1) продолжить изследование озера на прежних основаниях и 2) устроить маячные огни.

Район предполагавшихся изследований этого года заключался между линиями: одной, соединяющей губу Безымянную, мыс Хобой и мыс Зама - на юге, и другой, соединяющей бухту Сосновку с мысом Заворотным, - на севере. Согласно с этим распределение работ было такое: одна партия должна была закончить обследование северной части Ольхонскаго берега Малаго моря на протяжении 20 верст и затем продолжить обследование западнаго берега Байкала от мыса Зама до мыса Елохина, - на протяжении 145 верст; другая должна была обследовать Ушканьи острова, северную половину полуострова Чивыркуйскаго залива, северную часть полуострова Святой Нос и восточный берег Байкала от Чивыркуйскаго залива до мыса Чернаго, - всего на протяжении 153 верст, - и третья партия должна была обследовать промером на протяжении 8 верст бухты: Горячинскую и Безъимянную и продолжать обследование восточнаго берега Байкала к северу до встречи со второй партией, включая Баргузинский залив и южную половину Чивыркуйскаго залива, - всего на протяжении 175 верст.

Благодаря благоприятным топографическим условиям, а именно присутствию высоких холмов в непосредственной близости берега, выдвинутому положению Святого Носа, острова Ольхон и Ушканьих островов, явилась возможность почти весь район этого года покрыть сетью триангуляции. Произведенная триангуляция состоит из больших треугольников со сторонами до 80 верст, сигналы поставлены на значительных высотах до 350 сажен над уровнем Байкала.

Работы экспедиции начались 22 мая и окончились 2 октября. Программа работ этого года закончена во всем ея объеме. Работы эти дают следующие наиболее важные для мореплавателей выводы.

Западный берег Байкала от мыса Зама до мыса Елохина настолько приглуб, что становиться на якорь под этим берегом можно только в немногих местах; но единственной вполне удобной и закрытой стоянкой является бухта Заворотная представляющая собою природную гавань длиною в 200 и шириною в 120 сажен, при глубине от 18 до 20 фут. К сожалению, подход к этой гавани в 11/2 верстах от нея, затруднен подводной косой с узким 10-ти футовым проходом. Для парохода «Иннокентий» на берегу был поставлен входной створ, а вход в бухту был обставлен 4 вехами, - так что пароход входил в бухту даже ночью, при освещении створа фонарями.

Восточный берег Байкала от мыса Чернаго до Чивыркуйскаго залива менее приглуб и больше имеет якорных стоянок, из которых более удобныя: в северной половине бухты Давша, у речки Туркулик, где обнаружен песчаный риф, отходящий на 6 верст от берега, с наименьшей глубиной 10 сажен, - и в бухте Сосновка, имеющей хороший песчаный грунт. В Сосновке ловят омулей и сюда заходят пароходы. Чивыркуйский залив очень изрезан бухтами, особенно в северной части, - но доступны для стоянки только бухты Западного берега, врезывающияся в полуостров Святой Нос; лучшая из них бухта Онгоконская.

Баргузинский залив очень глубок при входе, очень приглуб под берегом Святого Носа и значительно мелок вдоль перешейка до устья р. Баргузин. У берега Святого Носа можно отстаиваться при NO и NW ветрах у самаго Нижняго изголовья, но якорное место слишком близко к берегу. В устье реки Баргузин могут входить только суда с осадкою до 5 фут. Отличное место для стоянки при SW ветрах представляет губа Максимиха, но зато прибрежье к югу от нея и подход к ней опасны: здесь найдены пять каменистых банок, с глубинами до 5 фут, и удаленныя от берега до 3 верст.

К западу от островка Лиственичнаго в 11/2 верстах найдена 5 футовая банка как раз на пути судов, идущих с севера в Горячинскую бухту. До сих пор командиры пароходов обходили островок Лиственичный верстах в 10-15. Между бухтами Горячинской и Безъимянной имеется 9-футовый риф, отходящий от берега не более 1 версты, между тем до обследования здесь также предполагали массу подводных опасностей, и если надо было перейти из одной бухты в другую, то пароходы огибали это 8-верстное разстояние, уходя в озеро на 10 и более верст.

Бухта Горячинская имеет большое значение, так как в ней останавливаются пароходы, приходящие для Туркинских минеральных вод, - но стоянка здесь плохая, бухта открыта SW и NW-м ветрам, и грунт неудобен, - зато рядом с ней к северу лежит бухта Безымянная, с песчаным грунтом, представляющая прекрасное убежище для судов от NO и даже NW-х ветров. Обследование этой бухты дало возможность уходить из Горячинской бухты на отстой в б. Безъимянную на разстояние 8 верст, вместо того, чтобы итти в Хагай на север о-ва Ольхон, на разстояние 45 верст, - как это делали командиры до сих пор. - В бухте же Безъимянной, не смотря даже на SW-юу волну, якорь держит хорошо.

Изследование Большого острова Ушканьяго обнаружило с южной его стороны каменистую гряду, на 6 верст отходящую от берега с наименьшей глубиной 10 сажен. Страх по поводу гибели парохода «Иннокентий» - лет 30 тому назад - вполне неоснователен, так как по собранным справкам оказывается, что пароход этот был настигнут близ Ушканьих островов по северную их сторону штормом, что пароход был под управлением совершенно неопытнаго человека, машиниста, посланнаго в роли капитана, что пароход был речной, мелкосидящий с большими кожухами колес и, что самое главное, на пароходе руль был совершенно неисправен. При таких условиях гибель парохода ни малейшим образом не может быть отнесена к условиям местности.

Выполнение программы пароходом «Иннокентий» заключалось в обследовании судовым промером рифа у речки Туркулик, в глубоководном изследовании северной половины Малаго моря, в определении трех астрономических пунктов. Партии были перевезены пароходом 19 раз, кроме развозки весной и осенью.

Пароход «Иннокентий», по возможности без ущерба своим работам, оказывал содействие и посторонним ведомствам, а именно: зоологической экспедиции профессора Коротнева, - студенту Горяеву по просьбе общества естествоиспытателей при Казанском университете и студенту Станиловскому по просьбе Восточно-Сибирскаго отдела русскаго географическаго общества. - Затем экспедиция оказывала посильное содействие директору иркутской метеорологической обсерватории доставкою инструментов на вновь учреждаемыя метеорологические станции и проч.

Для развития маячнаго дела на Байкале, согласно смете предстояло:

I. Произвести ремонт маячных зданий на маяке Голоустном, на маяке Б. Колокольня и на маяке Кобылья Голова.

II. Переосветить маяки, установив аппараты 6-го разряда с прибором Лимберга для мигания вместо простых ламп: маяк Харауз и Кобылья Голова.

III. Построить и зажечь новые маячные огни: у Туркинских Минеральных вод и два створа для входа в реку Селенгу.

IV. Построить новые дома для маяка Харауз и створных огней и для маяка Туркинскаго.

Положение маяков в местах безлюдных и отдаленных заставило позаботиться об их смотрителях. Для самых трудных постов куплено по корове, дабы этим отчасти обезпечить существование смотрителей и хоть несколько улучшить условия их жизни.

Для смотрителей Туркинскаго маяка и маяка Большая Колокольня куплено по лошади для разъедов. Все маячные смотрители снабжены аптечками и печатными экземплярами «наставления смотрителям маяков к поданию помощи заболевшим» издания Главнаго Гидрографическаго Управления, причем заведущий Туркинскими Минеральными водами доктор Муратов безвозмездно принял на себя труд по подаче медицинской помощи смотрителям маяков, которые будут к нему обращаться.

Постройка маяков приветствуется и высоко ценится местными мореходами, промышленниками и рыбаками; они, искренно радуясь, недоумевают: «кто это явился для них таким благодетелем и принял на себя заботы о них, и долго ли это будет продолжаться...».

Главные итоги работ экспедиции за лето выражаются 655 линейными верстами съемки; 2126 линейными вер. промера при 61000 глубин.

Движение работ дает возможность уже теперь приступить к составлению карты второй трети Байкала в масштабе 6 верст в дюйме. Карта же южной трети в настоящее время окончена гравировкой и печатается в количестве 500 экземпляров, так что еще зимой может поступить в продажу для общаго пользования.

Появление карт озера вызвало и у местных капитанов желание научиться вполне пользоваться ими. Уже теперь нашелся один из молодых Байкальских капитанов (командир парохода «Иннокентий» - Каллистратов), который приехал на зиму в Петербург и поступил в мореходные классы, - факт подтверждающий наступление необходимости учреждения на Байкале мореходных классов.

Автор: Я. Иванов

Источник: Восточное обозрение № 2, 4 января 1901 г.