Lake Baikal

Байкальское землетрясение 15 (28) сентября 1904 года

От г. директора магнитно–метеорологической обсерватории в г. Иркутске А.В. Вознесенскаго мы получили любезно доставленныя весьма интересныя сведения о последнем большом землетрясении, которыми спешим поделиться с нашими читателями.

Землетрясение 15 (28) сентября, довольно сильно отразившееся и в Иркутске, имело начало в окрестностях станции Переемной, на юго–восточном берегу озера Байкала. Здесь наблюдались трещины в печах и другия мелкия повреждения зданий.

Наиболее сильно затем землетрясение чувствовалось по направлению на СВ, т.е. по долине Ангары через Иркутск, Усть–Балей и далее. По обе стороны этой линии на небольшом уже разстоянии оно было значительно слабее. В Забайкалье, наоборот, оно не имеет такого резко определеннаго линейнаго распространения; быстро ослабевая по направлению на юг по побережью Байкала, оно довольно сильно чувствовалось еще на устье Селенги.

Крайними пределами землетрясения следует считать Балаганск на севере и Троицкосавск на юге. В общем фигура занятой землетрясением области представляет не совсем правильный овал, вытянутый с СЗ на ЮВ и занимает площадь около 9000 кв. верст.

Землетрясение принадлежит к разряду южно–байкальских землетрясений, исходящих из самостоятельнаго очага их в окрестностях станции Переемной. Оно, несомненно, тектоническаго происхождения, т.е. вызвано процессами, образующими современную поверхность земли, ея складки, горы и проч., но никак не вулканическаго характера, как об этом довольно часто и настойчиво говорят в Иркутске. Центр его не может быть особенно глубок, так как сила землетрясения сравнительно быстро слабеет, и бывшее 2 года тому назад землетрясение 30 марта (12 апреля) 1902 года, исходившее из того же почти очага, распространилось значительно далее.

Следует заметить, что этот переемнинский очаг землетрясений в последнее время действует особенно часто. За 3 последних года я могу насчитать не менее 5 землетрясений, получивших в нем свое начало. Очень возможно, что в этой статистике играет значительную роль и большее внимание, посвященное кругобайкалью в последнее время, благодаря чему есть возможность получить из этих мест больше сведений, чем ранее, но нельзя отрицать и того, что близкое соседство такого очага, как бы слабо он ни проявлял свою деятельность, во всяком случае, не может быть приятным ни для Иркутска, где его деятельность проявляется только образованием пока незначительных трещин в зданиях, ни для железной дороги вокруг озера Байкал.

Другой очаг самостоятельных землетрясений находится несколько далее от Иркутска в устьях Селенги, около места известного Кударинскаго или Цаганскаго провала.

Землетрясения, начинающияся там, обыкновенно сильнее и распространяются на более далекое разстояние, чем землетрясения, начинающияся в пееремнинском центре. Примером этих землетрясений может быть землетрясение 13 (26 ноября) минувшаго года. Несмотря на более далекое от Иркутска разстояние, очаг этот важен и для нас, в виду силы его землетрясений.

Во всяком случае было бы крайне желательно обратить большее внимание общества на этот предмет — без его участия дальнейшее разъяснение этого очень важнаго и интереснаго отдела ваших физикогеографических знаний немыслимо. Не говорю об инструментальных наблюдениях, организация которых очень важна, но по своей сложности доступна только большим учреждениям, так, например, железной дороге, до последняго времени не принимавшей участия в этом деле.

Настоящей организацией этого дела наша окраина обязана исключительно 2 учреждениям — постоянной центральной сейсмической комиссии, организованной в недавнее время при Императорской Академии наук, и восточно–сибирскому отделу географическаго общества. По ходатайству комиссии решено было устроить в Иркутске первоклассную сейсмическую станцию при иркутской обсерватории, что и выполнено в 1901–1902 годах, и затем решено устроить 3 добавочныя инструментальныя станции 2–го разряда в дополнение к иркутской.

С конца 1901 года указанное отделение обсерватории действует, а постепенно в 1901–1903 годах устроены были мною и вспомогательныя станции в Кабанске, Красноярске и Чите. На содержание сейсмическаго отделения обсерватории последняя получает 1400 р. в год, а на содержание 3 вспомогательных станций только 600 р., так что она вынуждена пользоваться безплатным, к счастью, пока еще не прерывающимся, содействием наблюдателей г.г.: Н.А. Красильникова в Кабанске, К.П. Сосновскаго в Красноярске, И.С. Климентова и О.Ю. Вельзе в Чите.

Сверх того при изследовании отдельных землетрясений мы пользуемся также безплатным просвещенным содействием массы лиц добровольцев, посылающих нам свои ответы на вопросы, которые ставятся особой разсылаемой нами инструкцией. Без драгоценнаго содействия этих волонтеров нам немыслимо обойтись и в будущем.

Существенную помощь нам оказывает и местный отдел географическаго общества. Он взял на себя печатание особаго нашего издания «Списка землетрясений по наблюдениям иркутской обсерватории» — в котором более широко публикуются результаты наших работ, независимо от изданий центральной сейсмической комиссии. Какого характера эти работы, и что могут дать вполне доступныя каждому лицу описания землетрясений по его личным впечатлениям — указывает только что вышедшая моя небольшая работа «Описание Байкальскаго землетрясения 13 (26) ноября 1903 г.».

Источник: «Иркутские губернские ведомости» № 3897, 10 ноября 1904 г.