Lake Baikal

Система р. Голоустной и описание маршрутов, исходящих из долины этой реки

С большей частью нижнего течения Голоустной знакомит нас прежде всего: 1) маршрут Черского от дер. Голоустной в долину Нижнего Качергата и вверх по ней в систему правых притоков р. Ангары, именно рч. Большой и Банной, откуда он вышел в село Лиственичное. Экскурсию эту, как и все остальные в системе Голоустной, он совершил в мае 1878 г. Сначала путь, т.е. тропа, по которой летом возможно только сообщение верхом, придерживается правого берега долины Голоустной, поперечник которой скоро суживается до 1 версты при общем направлении на ю.-ю.в. Довольно крутой склон гор этого берега, в противоположность такому же левому, порастает только скудной травой, древесная же растительность, как обыкновенно вблизи жилого места, давно уже истреблена. Склон этот вместе с тем и достаточно скалист, чтобы, пользуясь им, разоблачить внутреннее строение береговых гор. Оказывается, что в ближайших окрестностях деревни и в пределах ближайшей к ней Стрекаловской долинки, долина Голоустной пересекает северо-восточное продолжение той же узкой полосы неясно слоистого хлоритово-роговообманкового очкового гнейса, с которым мы ознакомились еще в окрестностях Озерка, и который, как мы увидим ниже, продолжается и на соответственную часть низовьев левого берега реки. Но, начиная уже с левого берега верховьев Стрекаловской падушки («падушки» - по местному выражению есть уменьшительное от слова «падь», т.е. долина), мы встречаем и здесь, в сущности ту же перемежаемость сланцев, как на Озерке, а именно: бледно-желтоватый тонкослоистый и мелкокристаллический доломитовый известняк, залегающий непосредственно на гнейсе; порода эта покрывается затем слюдяно-глинистым сланцем, переходящим местами в темно-серый кварцитовидный сланец, а затем, в свою очередь, покрывается зеленоватым серовато-белым кварцитом, образующим и высший пункт этих гор (748' над Байкалом), в расстоянии более 2 верст выше деревни. Положение пластов здесь, однако, изменяется в том отношении, что слои этих сланцев падают на в.-с. 30°, с наклоном от 30 до 40°, следовательно, вообще в сторону долины Голоустной, заставляя полагать, что занятое ей место освобождалось уже от полевошпатовых пород еще в период, предшествовавший отложению сланцев (см. ниже). Высший пункт этот располагается уже на устье правого берега долины Харахаихи, принадлежащей первому, незначительному впрочем, правому притоку Голоустной; кварцит обнажается уже и на левом берегу Харахаихи, опускаясь под уровень дна долины; как в нем, так и в залегающем под ним сланце наблюдаются местами тонкие, но многочисленные прожилки и жилы кварца, содержащего иногда скопления листочков хлорита.

Выше Харахаихи, как склон, так и долина постепенно покрываются древесной растительностью, благодаря которой, по всей вероятности, не видно было здесь и выходов серого известняка, как непременного члена этой перемежаемости. Отъехав верст с 5, считая от Байкала, выше местности, называемой Ключами, располагается бурятский улус, около которого, в склоне того же (правого) берега долины, выступает уже один лишь слюдяно-глинистый сланец с падением пластов на в.-ю. 30° до в.-ю.-в. и наклоном 30°. Долина Голоустной образует далее довольно значительную излучину, с выпуклостью, обращенной к северо-востоку: в нижний угол этой выпуклости вливается рч. Черемшанка, а в верхний, т.е. версты с 4 выше, Угловая, - все незначительные левые притоки реки. Насупротив устья Черемшанки, в местности, поросшей мелким лесом и кустарником, построена Таможенная застава, около 7-ми верст от Байкала. Застава была учреждена здесь имея в виду удобный путь по долине Голоустной для провоза товаров, неоплаченных установленной пошлиной, не только в сторону Иркутска, но и на Якутский тракт, хотя, по замечанию Черского, целесообразность этого сторожевого поста уничтожается тем обстоятельством, что он удобно объезжается по многим притокам Байкала, лежащим западнее Голоустной, как напр., по рч. Нижней, по Котам и т.п., откуда можно попасть как в долину Нижнего Качергата, так и на рч. Большую, ведущую к Ангаре. Впрочем, контрабанда принадлежит еще к крайне редким явлениям в Восточной Сибири, если не причислять к ней золото, вывозимое тайным образом с приисков. Около заставы в склоне правого берега главной долины обнажается тот же сланец, но пласты его падают уже весьма правильно на ю.-в. с наклоном до 60°. Ближе к долине Угловой тропа переходит вброд на левый берег Голоустной, ширина которой достигает здесь нескольких саженей; слюдяно-глинистый сланец, перемежаясь местами с серо-зеленым средне- и мелко-зернистым кварцитом, сохраняют то же ю.-в. падение слоев, но наклон их увеличивается до отвесного положения и даже опрокинутого. Головы пластов сланца образуют собой и дно долины Угловой, промытой в низовьях вдоль простирания пород и снабженной конечной террасой, благодаря тому, что Голоустная успела углубить свою долину почти на 14' ниже устья названного притока. Выше устья Угловой тропа придерживается все левого склона долины Голоустной, в котором наблюдается весьма красивый, но незначительный волнообразный изгиб глинистого сланца (антиклинальный), совершающийся на протяжении всего лишь 80'. В области устья рч. Читкан и в ее окрестностях восстановляется другая большая складка той же породы (Читканская), юго-восточное крыло которой пересекается долиной названного левого притока Голоустной (около 16 верст от Байкала). Читкан не превосходит 8 верст в длину, составляется из двух верховьев и придерживается сначала почти южного, и в нижнем течении, юго-западного направления. Водораздельная часть хребта Приморского между верховьями Читкана и средним течением Голоустной, возвышается на 1383' над устьем; если же считать последнее лежащим даже на высоте 48' над Байкалом, то относительная высота хребта равняется здесь 1431' над озером. По всей долине Читкана, вверх по которой проложена тропа, ведущая к устью рч. Илги в среднее течение Голоустной (см. ниже), в утесах и россыпях замечаются или слюдяно-глинистый сланец или подчиненный ему темный, серовато-зеленый или зеленовато-серый, кварцитовый, метаморфический песчаник с наклоном пластов, изменяющимся от с.-з. к ю.-з.

С устья Читкана Черский направился к Нижнему Качергату, впадающему в Голоустную с правой стороны, в расстоянии около 19 верст от Байкала и около 3 верст выше Читкана. Вблизи от устья этой речки, на ее левом берегу находится стойбище Качергатских тунгусов, состоящее из нескольких (5-6) деревянных юрт, построенных вообще по типу бурятских, но с более простой и более бедной обстановкой. Проживающие в них тунгусы, в особенности мужчины, одеваются в русские крестьянские костюмы и отличаются крайней бедностью, благодаря наклонности к пьянству, содержащему их в постоянной кабале и зависимости от более богатых представителей как русского, так и бурятского населения Голоустной. Они забирают деньги и хлеб в счет результатов будущих промыслов и потому плоды самой успешной работы продаются ими не по существующей в данное время цене, а по назначенной им заимодавцем; понятно, что дело всегда оканчивается необходимостью нового забора и т.д. Даже на тюлений («нерпичий») промысел они отправляются не своей артелью, а поступают в артель, нанимаемую каким-либо из зажиточных бурят или крестьян, отрабатывая этим путем старые долги. А промысел между тем бывает нередко весьма успешным; так, напр., однажды такая артель добыла более 60 штук тюленей, а зимой 1878 г. один молодой тунгус собственноручно убил семь штук медведей. При таких неблагоприятных экономических условиях Качергатские тунгусы имеют всего лишь несколько коров и лошадей, оленей же они не содержат вследствие чисто местных условий, именно, по недостатку здесь оленьего мха.

Небезынтересным и требующим ближайшего исследования, является одно из сведений, передаваемых Черским10). Когда, в разговоре с одним из Качергатских тунгусов, он рассказывал ему о знакомстве с тунгусами, живущими на противоположном берегу Байкала, житель Нижнего Качергата стал уверять, что между ними и забайкальцами нет ничего общего, так как последние суть орочёны, а не тунгусы, заселяющие по его мнению только северо-западный берег Байкала.

Долина Нижнего Качергата, около устья отличается почти меридиональным направлением и как бы противоположным течению Голоустной, но сейчас же далее следует в общем с ю.-з. на с.-в. При общем обозрении гидрографии интересующей нас местности мы говорили уже, что длина всей долины Нижнего Качергата достигает более 20 верст и что орографическое значение ее состоит в том, что течением названной речки Приморский хребет, следующий по ее правому берегу, т.е. со стороны Байкала, отделяется от Онотского хребта, сопровождающего эту реку с левой стороны. Поэтому было бы весьма желательным более подробное топографическое изучение всей системы этой речки и в особенности сопредельного ей Онотского хребта, нежели это могло быть сделано Черским, преследовавшим здесь главным образом геогностические цели. К тому же путешественнику здесь значительно мешала неблагоприятная погода и буря, разразившаяся проливным дождем со снегом (24-25-го мая); причем туман, скоплявшийся на окрестных высотах не давал возможности изучать особенности их конфигурации, а раннее время года, влияя на степень развития растительности, придавало по всей вероятности более мрачный характер довольно широкой долины Нижнего Качергата, нежели он мог быть таким в действительности. В нижнем течении, впрочем, по крайней мере, по левому берегу речки, где пролегала тропа, лесистая долина эта обнаруживала луговой характер и служила местом сенокосов для Качергатских тунгусов. На первых приблизительно 7-ми верстах, считая вверх от устья, в склоне долины наблюдалось северо-западное падение пластов того же глинистого сланца, перемежающегося с метаморфическим (серовакковым?) песчаником темно-зеленовато-серого цвета и только в конце этого отрезка, около долины Малого Моелтуя падение слоев перешло в юго-восточное с крутым наклоном до 80°. Малый Моелтуй представляет собой незначительный левый приток Качергата, протекающий в узкой (до 15 саж.) долине, следующей на в.-ю. 15°. На правом берегу этой долинки выступает один лишь сланец, видимый до значительной высоты и падающий, как сказано выше, на юго-восток; между тем в террасе левого берега Моелтуя, возвышающейся до 14-20' над уровнем ручья, можно видеть, что на головах сланца залегает конгломерат, в вообще не крупной гальке которого преобладает тот же глинистый сланец, хотя между ней наблюдаются также и полевошпатовые породы с редкой впрочем примесью порфировой. Обломочная порода эта ограничивается однако только названной террасой, тогда как склон гор, к которой последняя примыкает, образуется одним лишь коренным сланцем, прослеженным Черским до высоты около 400' над долиной.

10) Черский, Рукописные заметки о Сибири.

Обстоятельство это убеждает уже в том, что конгломерат террасы не следует смешивать с юрским, которому свойствен совершенно другой образ залегания; от юрского он отличается кроме того и цементом (железистым), и потому возраст моелтуйского конгломерата относится по всей вероятности к послетретичному, а в крайнем случае к миоценовым отложениям, с которыми мы будем иметь случай ознакомиться главным образом на ю.-в-м берегу Байкала. Отправившись далее вверх по левому берегу Н. Качергата, с полторы версты выше устья Малого Моелтуя, можно было видеть довольно значительную долину правого притока Качергата, известную под названием Долгая падь: верховья ее, по словам тунгуса, бывшего проводником в этой экскурсии, располагаются недалеко от знакомых нам уже долин: Улунтуя и Озерка, впадающих в Байкал; вверх по Долгой пади отправляются тунгусы, желающие выйти к Байкалу по названным выше его притокам. Версты 1.5 выше Долгой пади путешественники пересекли устье левого притока Качергата, называемого Большой Моелтуй, а спустя 4 версты, увидели долину Ундын-дабана, впадающего в Качергат с правой стороны; по этой долине, как говорят, можно выйти как на верховья Улунтуя, так равно и на верховья Большой Кадильной. В попадавшихся на этом пути выступах сланца пласты падают опять на с.-з. Выше Ундын-дабана Нижний Качергат образует большую излучину с выпуклостью, обращенной вообще к югу; изгиб этот остается до сих пор еще никем не посещенным, так как Черский направился к верховьям этой реки прямым путем и спустя несколько верст дороги под проливным дождем, смешанным со снегом, вышел опять на Качергат около места впадения в него с правой стороны рч. Шелоргур. Это та именно долина, верховья которой, как сказано выше, можно видеть с левой ветви источников Нижней пади. Отсюда видно было, что высшие части Приморского хребта совершенно побелели от выпавшего снега, между тем на северных высотах держался туман, мешавший видеть особенности Онотского хребта, что тем более достойно сожаления, что вблизи этого места хребет этот должен уже прерываться или переходить в плоскую возвышенность правого берега Ангары. Тропа повернула к северо-западу, к верховьям Нижнего Качергата, лежащим, как сказано выше, приблизительно в 20 верстах к северо-востоку от истока Ангары и, пройдя несколько верст по плоской долине, достигла плоского же перевала к верховьям рч. Большой, впадающей в Ангару, именно, к так называемой Левой Большой. Отсюда видно, что Качергат направляется в пределах своих источников на в.-ю. 15°, а Левая Большая на з.-ю. 15°. В неясных выступах из-под сплошного растительного покрова, а также в отдельно лежащих кусках попадались здесь только глинистый сланец и метаморфический песчаник, но в долине Большой стали попадаться уже гальки и валуны, принадлежащие очевидно юрскому конгломерату (см. ниже). Один из таких, довольно значительных валунов (около пуда весом) сохраняется тунгусами около стоящего тут же дерева и каждый раз, во время посещения ими этой местности, употребляется для состязания в том, кто из них сумеет выше подбросить этот камень и ударить им в ствол дерева, кора которого носит уже много следов от подобных упражнений. Высота перевала, по определению анероидом, заметим в весьма непостоянную погоду, оказалась равной 887' над Байкалом. Проехав верст с 5 вниз по Левой Большой, тропа выходит в общую долину Большой речки, где, ниже соединения с правой Большой, она принимает с правой стороны долину Моховую. Сейчас же ниже устья Моховой, высоко на склоне правого берега Большой, замечается утесистый уступ, в котором обнажается перемежаемость конгломерата с песчаником темного, зеленовато-серого цвета, похожего на описанный выше на левом берегу Ангары, а отчасти также и на перемежающийся с глинистым сланцем по р. Голоустной и Нижнему Качергату, но в том, что мы имеем здесь дело с юрскими осадками, а не с более древними сланцами, сопровождавшими нас начиная с долины Нижней (см. выше), убеждает нас, во-первых, состав конгломерата Большой речки. В его гальке Черский находил, кроме полевошпатовых пород, еще кварцит и глинистый сланец, принадлежащие бесспорно системе пород, развитых по Качергату и другим частям системы Голоустной, причем один из включенных кусков глинистого сланца достигал около 17 дюймов в диаметре. К тому же конгломерат этот переходит отсюда непосредственно в долину р. Ангары, где возраст отложений определен уже ископаемыми остатками, как об этом мы говорили выше. Пласты в этом утесе обнаруживают весьма слабый наклон вообще к северу. Долина Большой направляется отсюда уже на ю.-з., сохраняя в общем такое же направление до самого устья в Ангару, отстоящего от долины Моховой на расстояние около 20 верст, а от верховьев правой Большой на 24 версты. Черский проехал вниз по этой речке впрочем только верст около 8-ми. На этом протяжении долина является вообще довольно широкой и поросшей смешанным, довольно редким лесом, а местами только кустарником; в более крутом правом склоне долины местами обнажается такая же перемежаемость конгломерата, как вблизи Моховой, а в утесе, называемом Хара-байсан, можно наблюдать не вполне ясное впрочем падение слоев на ю.-з. до 12°. Около 2-х верст ниже этого утеса путешественник перешел на левый берег речки, достигающей здесь не более 2-3 саженей ширины, и направился вообще к югу, чтобы, перевалив через горы, выйти прямым путем в село Лиственичное и Байкал. Покинув рч. Большую на высоте 476' над озером, и повернув в сухую долину ее левого притока тропа начала подыматься на склон прилежащих высот и, спустя около 6 верст, достигла высшего пункта отрога, отделяющего рч. Большую от ее левого притока, называемого Черемшанкой. Высота местности оказалась равной 1246' над Байкалом; отрог не обнаруживает расчленения и потому является довольно плоским; на пути нередко можно видеть гальку и валуны, обличающие состав почвы из юрского конгломерата. Повернув на гребне к ю.-ю.-з. и проехав около 3 верст, Черский спустился в долину Черемшанки, направляющуюся в общем на з.-с.-з. Широкая долина эта достигает более 10 верст в длину и благодаря своей пологости представляет удобное место для проложения дороги к речкам Коты на Байкале, если бы там стали процветать или золотые промыслы или же упомянутая выше стеклянная фабрика, так как верховья Черемшанки, по словам тунгусов, смежны с верховьями Больших Котов и разобщаются удобным перевалом. С долины Черемшанки на западе виднеется поросшая лесом вершинка, известная под названием Острая Сопка, располагающаяся на правом берегу рч. Большой, в нескольких верстах выше ее устья. Вершина эта осмотрена была Чекановским (l. c. pag. 179), который нашел в ней обнажение юрского конгломерата, залегающего поверх песчаника, на чем, между прочим, было основано мнение его о принадлежности конгломерата к верхнему ярусу юрских осадков, не оправдавшееся изложенными выше данными11), которые говорят только в пользу перемежаемости, а затем выклинивания и исчезновения конгломерата по мере удаления от Байкала, где он является господствующим. Что же касается географического положения Острой Сопки, то показание Черского, что гора эта видна западе от места, где он спустился на Черемшанку, не согласуется с местом, на котором Сопка означена на карте Чекановского (более 10 верст выше устья р. Большой) и заставляет полагать ошибку или в положении долины Черемшанки на карте Байкала Черского (что весьма вероятно по его собственному замечанию12)), или же у Чекановского гора эта отодвинута более к северо-востоку. Пересекши долину Черемшанки, Черский стал подыматься вверх по ее левой ветви на ю.-з., чтобы перейти на рч. Банную. По дороге виднелась нередко конгломератовая галька, которой оказался покрытым и водораздел между верховьями рч. Распопихи (прав. приток Ангары) и параллельной ей долиной рч. Банной. Водораздел этот и вообще высшая часть Приморского хребта, достигнутая путешественниками в расстоянии 3-4-х верст от Черемшанки, отличалась плоской и ровной поверхностью, достигающей в промежутке между Банной и Распопихой 1432' высоты над уровнем Байкала. Высокий кедровник, которым порастает эта часть гор, сильно пострадал от бывшего здесь ранней весной лесного пожара; местами поверхность почвы была устлана многочисленными обгорелыми стволами, между которыми с большим трудом пробирались путешественники, ведя лошадей в поводьях. Некоторые из стволов еще дымились и вся почва до того была покрыта угольной пылью и золой, что каждый шаг как лошади, так и пешехода, подымал нередко целый столб черной копоти. Но неудобство такого перехода перешло даже в опасность, когда, с усилением дувшего в то время с с.-з. подгорелые стволы кедровника стали ломаться и с треском падать на покрытую копотью землю. Прибавив шагу, путешественники удалились ближе к южному склону гребня, уменьшив этим шансы возможного печального случая, и скоро вышли за пределы бывшего пожара. При взгляде с этого плоского гребня одинаковой с ним высоты кажутся как горы левого берега Банной, так, по-видимому, и более высокие части гор левого берега Ангары, обстоятельство, заставляющее предполагать, что определенная анероидом цифра высоты этого гребня (1432') быть может несколько преувеличена. Пройдя немного далее вдоль гребня, найдено было несколько небольших выступов серого гранито-гнейса, но все они выдавались только острововидно из-под окружающего их конгломерата, галька которого достигает местами около 17 дюймов в диаметре. Во всяком случае это единственные выступы полевошпатовых пород в горах правого берега долины рч. Банной, низовья которой, как мы указывали выше, служат южной границей развития юрских осадков по правому берегу р. Ангары. Отсюда Черский спустился в долину рч. Банной, направляющейся здесь, как и вообще, на з.-ю.-з. (вернее з.-ю. 15°), пересек ее в расстоянии около 4-х верст выше устья, чтобы перевалить через ближайший к озеру отрог Приморского хребта, известный под названием Морской гривы, причем следует заметить, что название это приурочивается не к какой-либо одной отрасли гор, но применяется вообще к гребню отрога, ближайшего к Байкалу. Для этой цели путешественники повернули вверх по левой ветви рч. Банной, подвигаясь к ней на ю.-ю.-в. и спустя около 20 минут подъема, достигли перевала на верховья знакомой нам уже Сиротинской долинки, открывающейся в Байкал уже в пределах села Лиственичного. Здесь именно, на высоте 906' над озером, находится описанное выше обнажение юрского конгломерата, покрывающего полевошпатовые породы, из которых состоят низшие части гор около с. Лиственичного. Подвинувшись еще несколько к западу, Черский спустился к Байкалу вниз по описанной выше Каменной долине, около которой расположена таможня.

11) См. р. Ангара и берег Байкала до Голоустной.

12) Черский, Рукописные заметки о Сибири.

Орографическая важность описанного маршрута состоит в том, что им изменяется прежнее воззрение на юго-западные оконечности как Приморского, так и Онотского хребтов. Чекановский, благодаря которому, как сказано выше, мы получили первые сведения о существовании этих двух хребтов, считавшихся географами за один, известный под именем хребта Байкальского, не имел возможности достаточно ознакомиться с описанным нами отрезком гор и, очевидно, не подозревал орографического значения долины Нижнего Качергата, не нанесенного им даже и на геогностическую карту, хотя река эта обозначена уже на карте астронома Шварца, под названием «Малый Качергатай». Поэтому, по недостаточно мотивированным причинам, в которых скрывалось по всей вероятности желание поставить хребты эти в возможно строгую связь с геогностическим их строением, Чекановский13) считал юго-западной оконечностью хребта Онотского часть береговых гор Байкала, лежащую в промежутке между Ангарой и нижним течением р. Голоустной и служащую таким образом водоразделом между соответственными свитами притоков названных двух рек. Согласно такому воззрению, Онот должен был направляться сначала на северо-запад, а затем параллельно среднему течению р. Голоустной и принимать уже нормальное обоим хребтам северо-восточное направление. Обстоятельство это заставило таким образом Онотский хребет изгибаться вокруг столь же произвольно означенной юго-западной оконечности Приморского хребта, которая, согласно этому воззрению, берет начало на левом берегу нижнего течения Голоустной. Между тем только что описанный маршрут Черского убеждает нас в том, что достаточно широкая и глубокая долина Нижнего Качергата весьма рельефно ограничивает собой прибрежную полосу гор Байкала на этом протяжении, превращая ее в параллельный озеру, вполне типический хребет, западное продолжение которого переходит непосредственно на пространство, ограниченное с северо-запада долиной рч. Большой, и упирается прямо в правый берег соответственного отрезка р. Ангары. Хребта с северо-западным направлением здесь поэтому не существует вовсе, и весь этот прибрежный хребет можно считать лишь юго-западным продолжением Приморского, пересекаемого нижним течением р. Голоустной точно также, как далее к северо-востоку, тот же хребет пересекается долинами рек: Большой Бугульдейки, Анги, Сармы и т.д. Онотскому хребту здесь, следовательно, нет места, а он, напротив, продолжается к юго-западу, вверх по левому берегу Нижнего Качергата, сохраняя и здесь направление, параллельное Приморскому, переходя еще по-видимому и на правый берег верховьев рч. Большой, а может быть и на все ее верхнее течение (Острая Сопка, см. выше), после чего, однако, он по-видимому переходит в плоскую возвышенность, или же прорезывается ею в некотором отдалении от правого берега Ангары, и потому, в противоположность Приморскому хребту, не примыкает непосредственно к долине этой реки. Окончательное решение вопроса как о месте, так равно об особенностях интересующего нас окончания Онота требует ближайшего исследования местности, лежащей между верховьями рч. Большой, Ушаковкой и Ангарой, по крайней мере, до ее правого притока Королка, но к сожалению в указанных пределах не был еще ни один из ученых путешественников. Такое, строго орографическое разделение этих хребтов только и вообразимо в этой местности, так как, если бы мы хотели принять в основу классификации геогностическое строение, то, как мы увидим ниже, на протяжении между истоком Ангары и устьем р. Большой Бугульдейки, большую часть Приморского хребта, по его ширине, необходимо было бы соединить с Онотским, как состоящую из сланцев одного возраста, несмотря на образцовое разъединение этих хребтов средней частью долины Голоустной. Наконец, что касается означенной на карте Чекановского полосы «шальштейна», которая, начинаясь от Байкала, между долинами Сенной и Кадильной направляется сначала на северо-запад к верховьям рч. Большой и Ушаковки, откуда поворачивает на северо-восток и простирается в таком виде вверх по правому берегу среднего течения Голоустной, то полоса эта, обозначающая с совершенной точностью предполагавшееся Чекановским направление юго-западной части Онотского хребта, является, по замечанию Черского, не более как результатом некоторых петрографических и стратиграфических недоразумений, вовлекших Чекановского и в указанную выше ошибку в определении положения юго-западной оконечности Онота. И действительно, к категории «шальштейнов и шальштейнового конгломерата» Чекановским включены не только юрские песчаники в тех местах, где они отличаются темно-зеленовато-серым цветом (прибрежное видоизменение), а также конгломераты того же возраста, где песчаниковый цемент их имеет те же свойства и окраску, но вместе с тем и серо-зеленый или зеленовато-серый метаморфический песчаник, как, петрографически, на глаз нередко весьма сходный с юрским. Сюда следовательно относится и перемежающийся с ним глинистый и слюдяно-глинистый сланец, признанные им за члены одной и той же, но более метаморфизированной здесь системы пород и отнесенные им же к юрскому возрасту, так как ему не были знакомы условия относительного залегания этих пород друг на друге14) точно так же, как он не знал и описанной выше перемежаемости Кадиленского известняка, считавшегося им девонским, с тем же глинистым сланцем. Тем не менее, даже при таком воззрении на древность и обоюдное отношение этих пластов, Чекановскому недоставало лишь знакомства с строением гор по нижнему течению Голоустной, а также в промежутке между долиной этой реки и Байкалом для того, чтобы упомянутую полосу его шальштейнов, столь совпадающих с принятым им направлением ю.-з-ой оконечности Онота, изменить в более широкую, распространяющуюся почти на всю ширину Приморского хребта в названных пределах, причем полоса эта, понятно, не могла бы уже и загибаться в таком виде, в каком она является на его карте. Между тем, как показали описанные выше исследования Черского, значительная часть «шальштейновых пород» Чекановского сводится к более или менее метаморфизованным прибрежным видоизменениям юрского песчаника и конгломерата, цвет которых зависит от примеси продуктов разрушения роговообманковых гнейсов и глинистых сланцев, причем толща эта залегает вполне несогласно на глинистых сланцах, следовательно на остальной части шальштейновой группы пород Чекановского и на полевошпатовых породах, покрывая их собой или же прилегая к ним, как позднейшие осадки прилегают к береговым склонам долин, в которых помещались отлагавшие их воды, и заключая в себе заимствованные от них обломки. Таким образом, на основании всего сказанного выше, необходимо признать в данном случае одни лишь орографические данные достаточными для определения и разграничения интересующих нас хребтов, из которых в составе Приморского участвуют здесь как юра, так и главным образом толща сланцев, возраст которых относится к периоду промежуточному между девонским и лаврентьевским, а наконец и лаврентьевские породы, совершенно отсутствующие в Оноте. Те же данные заставляют нас, во-первых, продолжить Приморский хребет от низовьев Голоустной до Ангары, а с той же последовательностью и на левый берег этой реки, после чего очевидно, что Приморский хребет следует рассматривать как северо-восточное продолжение Тункинской цепи гор, пересеченной сначала Иркутом (ущелье), затем истоком Ангары, а наконец, нижним течением р. Голоустной. Отложив до окончания этого параграфа общее обозрение тех выводов, к которыми приводит строение описываемой части прибрежных гор озера, перейдем к дальнейшему ознакомлению с системой р. Голоустной, именно с отрезком.

13) Чекановский, l. c. pag. 231 и пр.

14) Чекановский, Зап. Сиб. Отд. И. Р. Общ. Т. XI, стр. 304-305.

Источник: Землеведение Азии Карла Риттера. География стран, входящих в состав Азиатской России или пограничных с нею. Восточная Сибирь: озеро Байкал и Прибайкальские страны, Забайкалье и степь Гоби. Новейшие сведения об этих странах (1832-1894 г.), служащие последующими выпусками к русскому тексту Риттера, изданному под приведенным заглавием в 1879 году (дополнение к параграфу 51 Риттера). С.-Петербург, 1895.