Lake Baikal

Туркинския (Горячинския) минеральные воды

Если наша литература чрезвычайно бедна материалами относительно отечественных минеральных вод и курортов даже наиболее популярных, то что же можно сказать о литературе таких мест, которыя посещаются мало из–за несовершенства путей сообщения или дальности разстояния — таковы, напр., минеральныя воды и курорты Сибири и Забайкалья. Желающий ознакомиться с ними найдет кое–как сухия официальныя сведения о составе воды и самыя приблизительныя описания климатических условий — вся литература по этому поводу исчерпывается несколькими очень маленькими и тощими брошюрами, да и те встречаются лишь как библиографическия редкости.

При таком печальном положении дела можно ли рассчитывать и надеяться, что они станут предметами серьезнаго внимания, и мы можем успешно популяризировать их среди публики? Посмотрите, как обращаются со своими целебными источниками и курортами в Западной Европе: о каждом из них имеется отдельная медицинская литература, для широкой публики есть целыя книги, трактующия об условиях жизни, истории, способах сообщения и т. д., безплатно разсылаются прекрасные альбомы, проспекты, объявления и проч. Ничего подобнаго у нас нет не только в Сибири и Забайкалье, но и в Европейской России.

Война перевернула, между прочим, всю бальнеологическую и курортную сторону русской жизни, поднялся громкий разговор о том, что наши источники ничуть не хуже, если не лучше, заграничных, что мы забываем свое отечественное и т. д., начались съезды, читались доклады, требовались от государства крупныя ассигнования, но для широкой публики дальше этого дело не шло — она до сих пор ничего не знает о существовании многих курортов или идет на них с закрытыми глазами, благодаря полному отсутствию о них какой–нибудь литературы. Что и где вы можете достать о Широ, Туркинских водах, Ямаровке, Дарасуне, Аршане, Ниловой Пустыне, Усолье, если не считать 2–3 ничтожных брошюрок? Нигде и ничего! Можно ли после этого говорить об успешной борьбе с заграничными курортами?

Летом текущаго года мне пришлось прожить на Туркинских водах, основательно познакомиться с постановкой там лечебнаго дела и сделать кое–какие выводы, с которыми я и хочу поделиться. Я вовсе не имел в виду писать целой монографии о них, которая охватывала бы их жизнь и обстановку со всех сторон — я привожу здесь только те сведения, которыя могут быть полезны всякому обывателю, который нуждается ими в поездке туда для лечения или желает выбрать место для отдыха. Поэтому я и не привожу подробных анализов состава этих вод, метеорологических таблиц и проч.

Туркинския северно–щелочныя индифферентныя воды находятся в Забайкальской области, в Баргузинском уезде, в селении Горячинском, юго–восточнаго берега Байкала и расположены у подножья невысоких гор, полого спускающихся к озеру в одной версте от него, на 1350 футов над уровнем моря. Горячинское селение состоит из 65 домов и население его занимается исключительно рыболовством, звероловством и живет доходами с посетителей курорта. Собственно курорт отделяется от села довольно глубокой и мощной лощиной, по которой и течет целебный ключ. Температура его 43 градуса зимою, а летом 44 по Реомюру. На правой стороне этой лощины расположены казенныя гостиницы, парк, детская площадка, на левой — контора курорта, дом администрации курорта, больница, а на дне самой лощины — здания ванн. Есть церковь, почтово–телеграфная контора, вольная аптека, лавки, потребительское общество и через село проходит почтовый тракт от станции Татаурово Заб. ж. дороги до г. Баргузина.

Источник был открыт в 1751 году и уже в начале прошлаго, 19 столетия был признан имеющим государственно–общественное значение. Для построек на курорте и перевоза через р. Турку было поселено несколько семейств с.–поселенцев, из которых и образовались село Горячинское и деревня Турка. В начале же прошлаго столетия были построены кое–какия здания, помещение для 4 ванн, учреждена должность врача при больнице, смотрителя. Затем Туркинский курорт оставался у Приказа Общественнаго Призрения в Иркутске и у Забайкальскаго Областного Управления в таком пренебрежении, что в 1889 г. в виду желания крестьян иметь земельныя угодья, землемер замежевал за ними весь участок, а в 1894 г. Областное Управление утвердило за ними эту землю, как будто бы курорта и не существовало. Таким образом курорт юридически не имеет своей земли, ибо последняя, занятая им, считается крестьянами своей и на этой почве идет канцелярская волокита, которой и до сих пор не предвидится конца, а между тем недостаток земли ощущается у курорта и сейчас. С развитием его должны расширяться здания, парк, должны быть выстроены различные вспомогательные институты, а в его распоряжении остается лишь узкая полоса спорной земли, стесненная с одной стороны крестьянскими усадьбами, а с другой кочковатым болотом. Словом, этот, очень важный для будущности курорта, вопрос настоятельно нуждается в решении в самом ближайшем времени. Только в 1900 г. курорт был передан в исключительное заведывание Забайкальскаго Областного Правления.

За последние несколько десятков лет в составе высшей администрации Забайкальскаго Областного Управления произошло очень много перемен, но теперешний врач курорта д–р Муратов остается на этом месте целых 25 лет, сжился с ним, полюбил его и все его благоустройство должно быть приписано исключительно его настойчивости и энергии. Все эти больницы, детския площадки, готиницы и проч. свидетельствуют о грудах исписанной бумаги, о бесконечной волоките, усиленных просьбах, отписках, отказах и в результате, повторяю, если мы и имеем благоустройство курорта, то оно обязано исключительно трудам д–ра Муратова, посвятившаго этой трудной работе из своей 35–летней врачебной деятельности 25 лет. За эти 25 лет он справедливо заслужил уважение и доверие со стороны не только местнаго населения и бурят, но и посетителей курорта, съезжающихся сюда из Приамурья, Забайкалья и Восточной Сибири — этой требовательной и подчас капризной публики,— а это очень большая заслуга.

Сзади деревни расположена цепь небольших гор, покрытых густым лесом преимущественно хвойным, такой же природный парк окружает и курорт с трех сторон. Прекрасный материал для прогулок составляет почтовый тракт к Байкалу — дорога идет среди леса, для отдыха поставлены скамейки и труд, затраченный на прохождение этих 1 или 11/2 верст, вполне вознаграждается прелестным видом на озеро–море: прямо перед глазами и вправо уходят горы острова Ольхона и противоположнаго берега, слева небольшая бухта, оканчивающаяся лесистой сопкой, сливается с необъятной далью Байкала, гладкой и спокойной в тихую погоду и грозной, волнующейся в бурю. Здесь на песчаном берегу мощнаго озера успокаиваются усталые, больные, натруженные жизнью нервы, глубоко дышит грудь влажным и кристаллически чистым воздухом. Эти прогулки доставят вам своею дикой и своеобразной красотою огромное удовольствие. Вот краткия метеорологическия сведения за июнь, июль и август, взятыя за 3 года:

Средняя температура +14.5
Средняя облачность 14.5
Затишье 69.2
Скорость ветра 1.8
Осадки 45.7

Май сухой, ясный, но свежий от присутствия льдов на Байкале. Весна наступает поздно и льды у Горячинска в самом начале июня нередки, лето хорошее, стоит порядочная жара, умеряемая влагой большого воднаго бассейна. Правда иногда бывает, что среди зноя с Байкала потянет струя холоднаго воздуха, но в общем Горячинск можно признать хорошим климатическим курортом Забайкалья.

Сезон продолжается с 15 мая по 1 сентября. Посетители курорта размещаются в деревенских домах, в обычной крестьянской обстановке с самой примитивной мебелью за солидную плату. Существует 4 казенных гостиницы, где можно иметь комнаты от 1 р. до 1 р. 50 к. в сутки и даже большия квартиры с платой 250 р. за сезон 31/2 месяца*).

Стол получается обыкновенно из кухни гостиницы, арендуемой у администрации. В нынешнем году за 75 к. можно было получать обед из 2–х блюд из безусловно свежей провизии и недурно приготовленный. Здесь же можно было иметь хороший хлеб и печенье. Иметь же стол у крестьян очень мудрено, трудно также доставать зелень и овощи, ибо крестьяне не имеют огородов, благодаря климатическим условиям. Молоко и яйца достать, конечно, можно. Администрация курорта проектирует иметь свой огород и уже обладает для этого кредитом.

*) По распоряжению Забайкальскаго областного управления, цены на квартиры в казенных гостиницах повышены с 21 июня на 50%, и повышение это относится к лицам, занявшим номера после указаннаго числа. Существовавшая до сих пор цена и самыя гостиницы служили сдерживающим моментом против повышения цен на крестьянския очень неблагоустроенныя помещения и весьма понятно, если казна сама уничтожила этот момент, крестьяне не преминут поднять свои цены быть может на столько же. Таким образом отпадает всякая возможность не только регулировать цены, но и конкурировать с крестьянами, исчезает возможность сделать Горячинск доступным, посещаемым и способным заменить заграничные курорты, т. е. как раз идти навстречу тому, о чем много говорилось и писалось. Весьма естественно, что после войны заграничные курорты понизят свои цены, чтобы вернуть прежнее положение и многие русские снова поедут туда, как в наиболее благоустроенныя места.

Казенныя помещения представляют из себя высокия, чистыя комнаты с большими окнами и временами отапливаемыми в ненастье и для вентиляции; обстановка их скромная, но вполне достаточная, вежливая прислуга и самое внимательное отношение к публике со стороны врача и смотрителя. Во всяком случае обстановка в казенных гостиницах оставляет хорошее впечатление, и нельзя высшаго требовать для такого далекаго курорта. Видно, что люди, ведающие им, любят свое дело, не смотрят на него, как на казенное, влагают в него свою душу и стараются, чтобы посетитель имел здесь все, что можно достать и требовать при скромном бюджете.

В самое последнее время в парке около гостиницы выстроен павильон для небольших театральных представлений, концертов, чтений и т. п., с хорошей верандой на высоком песчаном бугре у опушки леса. В нынешнем году курортной администрацией была приглашена специальная руководительница и устроительница детских игр.

Перейду теперь к описанию чисто лечебной стороны курорта.

Для тяжело больных и недостаточных имеется больница на 30 кроватей с платой 9 р. в месяц. Ванное отделение имеет 32 ванны. Последния хорошо содержатся, из них некоторыя заграничныя стальныя или фаянсовыя эмалированныя, другия Мальцовския; в каждом номере по 2 ванны, все чисто и опрятно; цена ванны 50–60 к.

Первое и необходимое условие правильнаго лечения ваннами заключается в строгом исполнении предписаний врача; я считаю нужным сказать об этом потому, что некоторые больные из желания сократить курс или, думая получить более значительный эффект, форсируют лечение, оставаясь в ванне более определеннаго времени или набавляют температуру выше назначенной врачом или, наконец, прибавляют температуру гораздо скорей, чем следует. Последствием такой торопливости нередко бывает резкое ухудшение болезни и общаго состояния — головныя боли, головокружение, безсонница и проч. По местным условиям принимающим ванны рекомендуется соблюдать некоторыя предосторожности, напр., не выходить в холодные и ветреные дни и т. д. Даже на юге, где климат значительно мягче, и там нужно соблюдать осторожность после грязей и теплых ванн. Вообще же едущим я Горячинск следует брать с собою теплое платье.

Какого же рода больных можно отправлять на этот курорт? Главный контингент их составляют, конечно, хроники, страдающие затяжными, туго поддающимися лечению, болезнями: паралитики, ревматики всех родов, артрики, подагрики, женския болезни, сифилитики во всех проявлениях своей болезни, страдающие некоторыми болезнями кожи и нервные. С хорошим успехом пьют теплую минеральную воду для урегулирования желудка. Надо сказать, что эффект действия этих вод бывает зачастую очень поразителен. В некоторых случаях успех этот надобно отнести между прочими вообще к улучшению всего режима — хорошему воздуху, отдыху, прогулкам и т. д.

Для лиц, приехавших в Горячинск исключительно для отдыха, можно рекомендовать поездки на озеро Катакель, отстоящее от Горячинска верст на 20. Дорога, конечно, неважная, удобная лишь для двухколесок. Озеро это расположено среди гор и тайги, длиною верст 15 и шириною верст 6. В одном углу его находится поселок жителей Забайкалья и старообрядцев, которых зовут здесь «семейными». Озеро это очень богато рыбой и любители ловить ее удочкой получат здесь большое удовольствие. В окрестной тайге встречается много медведей. Хороши также прогулки по р. Турке, другим речкам, впадающим в Байкал и по окрестным горам.

Теперь несколько слов о путях сообщения в Горячинск. Путей таких собственно два: для едущих с бассейна Ангары можно ехать до станции Байкал обычным рельсовым путем к отходу байкальского парохода, который после 11/2 суток благоприятнаго плавания доставит вас прямо к селу Горячинску. От пристани надо проехать 1 и 11/2 версты до села с вольными ямщиками за плату от 50 копеек до 1 рубля в обыкновенных телегах или двухколесках.

Другой путь состоит в том, что вы едете от станции Байкал Кругобайкальской жел. дорогой, потом по Забайкальской и, не доезжая Верхнеудинска 45 верст, со станции Татаурово на лошадях по Баргузинскому тракту 5 станций, 130 верст. Дорога эта очень живописна и красива, но сопряжена с порядочной потерей времени: весной вследствие дурной погоды, а летом вследствие недостачи лошадей. Наладившееся было в 1915 г. автомобильное движение было прекращено по причине узости тракта.

Чтобы избежать езды на лошадях, некоторые едущие из Забайкалья едут по железной дороге до станции Байкал, где и садятся на пароход, делая, таким образом, лишних около 250 верст.

Самый приятный путь — по Байкалу, но, конечно, при условии тихой погоды, а такая за немногими исключениями стоит все лето, но в сентябре он делается бурным и плавание по нему не особенно приятно. Для правильнаго пассажирскаго плавания имеется один старый колесный пароход «Феодосий», довольно удобно устроенный, с электрическим освещением, но самая пристань в Горячинске устроена очень плохо и нуждается в значительном переустройстве. Так как пароход останавливается от берега приблизительно в версте, то сообщение с пристанью происходит посредством лодок и шлюпок и нельзя не отметить самаго предупредительнаго и вежливаго отношения матросов парохода к публике и багажу; больных и здоровых осторожно на руках садят в лодки, и я ни разу не слыхал о каких–нибудь недоразумениях. Невольно вспоминаешь при этом грубость и невежливость прислуги черноморских пароходов. На берегу у пристани находится казенный отапливаемый домик, в котором можно переночевать и укрыться от непогоды. Это все–таки порядочный плюс.

В конце концов, признавая за Горячинском как за лечебным пунктом большое значение, я должен сказать, что он очень подходящ и как климатический курорт, и место для отдыха. Нужно только пожелать, чтобы он развивался дальше и больше, стремиться всеми мерами к его популяризации и возможности заменить им соответствующие иноземные курорты.

Автор: N.

Источник: «Иркутская жизнь» № 179, 20 июля 1916 г.