Lake Baikal

Бытовые условия строителей Кругобайкальской железной дороги

...10 апреля составлен был протокол Кругобайкальский, копия котораго лежит перед мной. Вот красноречивыя выписки из него.

Падь Ангасолка, подрядчик инженер Мамонтов, доверенный Пеленкин. Помойных ям нет, отхожия места никогда не заливаются известью, крыши бараков текут, окна малы, печи дымят, бараки никогда не метутся, весь сор сваливается под нары, т.ч. под нарами накопилось много органических и неорганических отбросов.

Падь Хабартуй, подрядчик инженер Бонди, доверенные Мацеевич и инженер Коротков. Санитарныя условия невозможны: ямы помойныя наполнены до верху, так что из них течет в ручей помойная жижа, бараки содержатся очень грязно, отхожия места в невозможном состоянии,— не говоря уже о том, что они никогда не заливаются известью и редко чистятся, переполнены до того, что экскременты ползут в ручей, из котораго рабочие берут воду. Вследствие такого состояния отхожих мест рабочие устроили отхожие места на открытом воздухе, экскременты повсюду, даже у крыльца. Зловоние невообразимое. Вследствие недостатка печей и отсутствия кухни, рабочие моют и варят мясо у самых отхожих мест.

Падь Большая Крутая Губа, инженер Бржозовский. Бараки переполнены; в тех из них, в которых может поместиться 15 человек, помещается 25. В них темно, дымно и настолько тесно, что рабочим не хватает места спать. Содержатся весьма грязно, никогда не метутся и сторожей нет ни при одном из бараков. В одном из бараков найден больной крупозным воспалением легких. В некоторых бараках нет стекол, печи дымят; воду все берут из ручья, протекающаго по пади; вода грязная, коричневаго цвета, и рабочие сами заявляют, что она никуда не годится.

Падь Большой Киркирей, доверенные инженеры Ливеровский, Нахоротев и Чернецкий. И вот в каком положении держат рабочих эти ученые мужи: в бараках окошки малы — свету нет, стены сыры, зловоние в бараках невозможное, падь загажена экскрементами. И т.д.

Источник: «Восточное обозрение» № 147, 22 июня 1904 г.