Lake Baikal

К постройке тоннелей

(письмо в редакцию)

М. г., г. редактор. В №№ 119 и 131 «Восточнаго Обозрения» помещены заметки с указанием крупных дефектов в строительстве Кругобайкальской ж.д. и с суровыми упреками по адресу контроля.

Начну с того, что акт с указанием на недостатки в сооружении тоннеля № 18 (подр. Перцев) составлен по инициативе контроля, а именно, старшим контролером Норенбергом в присутствии фактическаго контроля и особо–командированнаго из Иркутска помощника контролера. Представитель техническаго надзора только присутствовал, по приглашению контроля, при осмотре выломаннаго камня, и признав факт неправильной постройки, подписал акт без оговорки.

Затем, указание, что реконструкция тоннеля поручена тому самому подрядчику, который в свое время возвел тоннель, тоже не точно: было предложение сдать работу агенту, наблюдавшему за постройкой тоннеля, но после моих сношений с бывшим начальником постройки Б.У. Савримовичем работа сдана единственному знатоку в тоннельных работах из всех строителей дороги — Дж.К. Андреолетти.

Общее же обвинение в недостаточности контрольнаго надзора вынужден признать правильным. Контрольный надзор до сего времени устанавливается, мало сообразуясь с действительными потребностями дела. Кредит на содержание строительнаго контроля исчисляется по известному соотношению к стоимости содержания личнаго состава управления, вне зависимости от местных условий.

Контрольное ведомство безсильно сделать в этом отношении что бы то ни было. В результате получилось то, что, напр., в самое горячее время постройки Кругобайкальской ж.д. весь штат местнаго контроля заключал 15 человек, из коих, с ущербом для документальной ревизии, я мог выделить для линии не более 4–5 человек, и то с трудом, ввиду ограниченности командировочнаго кредита.

Таким образом, на каждый строительный участок приходился один фактический контролер. Если принять во внимание, что, напр., на I участке работали Березовский, Арцибышев и Королев (3 рабочих участка), Никитин и Кузнец, на II участке Перцов (3 участка), Бжозовский, Бонди и Мамонтов и что у каждаго из них были работы по возведению земляного полотна, искусственныя сооружения, тоннели, галереи, что наряду с этим там же возводились пристани, жилые дома, устраивалось водоснабжение, что сообщение по участкам было крайне затруднено, за отсутствием тракта, что летом приходилось переезжать по Байкалу, при необходимости, иногда, в бурную погоду, терять целыя сутки на близкия даже поездки,— если принять во внимание все эти условия для деятельности фактических контролеров, то станет понятно, что иметь постоянное наблюдение за качеством работ по возведению отдельных сооружений не было никакой возможности.

Даже по вызовам техническаго надзора, для присутствования при приемах и освидетельствованиях, контролеры не всегда могли выезжать, выбирая по необходимости более важныя работы; почти в одной третьей части случаев по вызовам выезжать не удавалось. Единственным исходом являлось не давать своей подписи при приемке таких работ, о качестве которых контролер не мог быть осведомлен; так и сделано было при приемке тоннеля № 18.

Прошу принять и пр. Главный контролер Фовицкий

Источник: «Восточное обозрение» № 136, 24 июня 1905 г.