Озеро Байкал
Магия Байкала Озеро Байкал
Озеро Байкал Магия Байкала » История » Река Иркут
Озеро Байкал
Магия Байкала
О Байкале
Природа Байкала
Походы
Фотоальбом
Экология
Отдых на Байкале
Туры на Байкал
История
Форум

И. Д. Черский, 1886 г.

Отчет о геологическом исследовании береговой полосы озера Байкала, произведенном по поручению Восточно-Сибирского Отдела ИМПЕРАТОРСКОГО Русского Географического Общества И.Д. Черским

Часть I. Юго-восточный берег Байкала

Глава I
Окрестности юго-западной оконечности Байкала и течение р. Иркута от Торской котловины до устья

Река Иркут

Крайний, самый западный угол составленных мной карт береговой полосы озера Байкала (40 верст в дюйме при отчете за 1880 г., а также 10 верст в дюйме, см. введение) захватывает собой ближайшую к озеру оконечность восточной части Тункинской долины, известной со времен Бакшевича под названием Торской котловины, с которой я начну настоящей отчет, напомнив читателю, что на запад от этой местности как в Тункинских альпах, так и в Еловском отроге, связывающем их с Саяном, так равно и в посещенных частях последнего, развиты члены формации, признанной мной лаврентьевской (перемежаемость гнейсов и массивных их видоизменений с кристаллическим известняком и продуктами его пироксенового или байкалитового метаморфоза), причем пласты ее простираются на WNW с преобладающим падением на SSW, как показало исследование, произведенное мной в 1874 г.5). Неправильно подковообразная излучина, которой начинается Иркут на моей карте, представляет собой самый восточный из четырех, так называемых Куркутских поворотов реки (см. карту, приложенную к «Еловскому отрогу»), в пределах которых Иркут, следовавший вдали от гор, среди новейшего, песчаного или глинисто-песчаного наноса Торской котловины, впервые приближается к горам ее северного берега, воспринимая на втором повороте речку Кукой (Хухэй у Бурят). От расчленения продольными долинами, принадлежащими отчасти и системе Кукоя, горы эти, потерявшие альпийский характер, как известно, начиная еще с западной части Торской котловины (левый берег рч. Саган-Угун), являются здесь в виде двух, повышающихся к северу гряд, впереди которых, следовательно около самого Иркута (восточнее устья Кукоя), располагается еще третье, самое низкое, продольное возвышение в виде террасовидного предгорья. Это так называемый Красный Яр (Кукойский Красный Яр, в противоположность Тункинскому, описанному мной в 1874 г.) известный со времен Бакшевича, не высказавшего впрочем мнения о его генезисе. По моим наблюдениям яр состоит из смеси валунов и галек местных кристаллических пород, иногда несовершенно обточенных, с песком; отложение это, имеющее характер прибрежного озерного образования, цементировано до некоторой степени углекислой известью и в местах обнаженных не представляет видимой слоистости; оно покрывается недостаточно обнаженным песчаным слоем, точно также подвергшимся цементированию. Так как буровато-желтый цвет обнажения я не могу считать вместе с Бакшевичем красным (обстоятельство, интересовавшее прежде как меня, так и Чекановского; мы задавали вопрос: нет ли здесь чего либо общего с Мотскими красными песчаниками?), то название и этого яра настолько же не соответствует цвету наноса, как и Тункинского, по крайней мере в видимых ныне его разрезах; что же касается возраста, то за отсутствием прямых указаний (ископаемые до сих пор еще не найдены), отложение это я могу отнести только к нижнему ярусу местного постплиоцена (см. ниже).

5) Известия Сибирского Отдела И. Р. Географич. Общества Т. VI. N 4-й, где помещена и главнейшая геологическая литература Тункинской долины до 1874 г. включительно. В дополнение к стр. 176-178 этой статьи сообщу, что в 1879 г., заехав в Тунку, чтобы взять там необходимого мне проводника, я успел еще раз сделать экскурсию к песчаным буграм, в которых находят открытые И.С. Поляковым изделия неолитического человека. Один из бугров на левом берегу Ахалика, по дороге в Казачью Церковь, оказался весьма поучительным потому, что представляет ясное отношение культурного слоя к песку, из которого состоят бугры. Прилагаемый рисунок (фиг. 1-я Табл. I) изображает естественный разрез этого бугра в том виде, в каком он наблюдается со стороны дороги, причем буквой в означен песок с ясно заметной в нем слоистостью, затем, буквой б означен культурный слой, т.е. красноватый или желто-бурый песчаный пласт, переходящий к верху в растительный слой (чернозем), покрытый обыкновенным, желтым песком (а), на котором не сохранился верхний слой чернозема, описанный мной на многих других буграх. Поучительность разреза состоит в том, что культурный слой (б) сохранился на большей части бугра, покрывая и весь склон его в видимом несогласном напластовании с слоистым песчаным отложением (в), доказывая, что песок в период изготовления неолитических изделий был уже в виде бугров, а не сплошного покрова, культурный же слой имеет очевидный атмосферно-растительный характер. В нем я находил (как в черноземе, так и в его красноватой подпочве) черепки глиняной посуды, обожженные камни, кости некоторых из описанных ранее млекопитающих животных и часть плечевой кости человека.

Около Куркутских поворотов Иркута находятся и первые выступы коренной породы, упоминавшиеся Бакшевичем, которым, впрочем, нигде не определялись весьма важные для нашей цели, простирание и падение пластов. Таким образом, около северной части второй излучины можно видеть пропласток белого кристаллического известняка, залегающий среди гнейса, перерезанного жилой красного гранита; пласты представляют видимый, хотя и не совсем удобоопределяемый наклон на SW, а около четвертой излучины, с которой начинаются мои карты, известняк, покрываясь роговообманковым гнейсом, залегает на красном гнейсе, обнаруживая то же падение пластов, неясно видимых вследствие значительно осыпанного состояния утесика, причем в осыпи попадается еще, по-видимому, диоритовый сланец с зернами вениссы (образцы, как сказано выше, погибли вместе с сгоревшим Музеем и потому я не могу представить здесь ближайшего определения и подробностей о них).

Начиная с этой излучины до устья р.р. Быстрых (22 версты, считая по изгибам реки), Иркут следует вообще юго-восточному направлению, причем его левому берегу соответствует высокий (по-видимому, до 457 метр. - 1500' над Байкалом), нерасчлененный, большей частью поросший отрог северных гор без выдающихся вершин, известный под названием Куличий Нос; а в восьми верстах ниже того же поворота, считая по прямому направлению (12 верст по изгибам), сейчас же за узкой, обращенной к югу, излучиной, в которую изливаются три правые притока Иркута: Верхние, Средние и Нижние Тибельти, горы подходят и к правому берегу реки, сузив ее долину от 1/2 версты до 100 саженей и менее. В этом уголке Торской котловины выше и около устья рч. Верхней Тибельти, располагается и соименная деревня (Тибельтинская).

Несмотря на гористость левого берега Иркута на этом протяжении, т.е. до сужения, которое можно было бы назвать Тибельтинско-Быстринским, склон его, пересеченный сначала сухой долинкой, открывающейся на крутой бруствер террасы до 11.5 метра (37.7') над рекой, а затем рч. Серебрянкой (насупротив устья Верхней Тибельти), не представляет утесов, только в сопровождающих его террасах, достигающих 37.4 метров (122.6') высоты над рекой можно видеть прибрежное, отчасти атмосферное (продукты растрескивания и разрушения пород, образующих прилежащий склон Куличьего Носа), отчасти речное, а может быть озерное отложение, состоящее на обломков, глыб галек и валунов, смешанных с мелким и мельчайшим детритусом, причем в местах, где продукты атмосферного разрушения преобладают, напр., в начале сужения, ниже Тибельтинской излучины, нанос этот может уподобляться отчасти ледниковому, не представляя впрочем никаких безусловных признаков глетчерного происхождения. Что же касается правого берега реки и ограничиваемой им южной части описываемого конца Торской котловины, то более низкие места ее образуются новейшим речным или озерно-речным наносом, песчаным, иногда с глинистыми прослойками, иногда же суглинистым и глинистым, местами же с галькой, с заметными на нем следами прежних русел Иркута, одна из прежних излучин которого превращена ныне в подковообразное озеро, известное под названием Хал (выше деревни Тибельти). Затем, везде, где тому благоприятствуют разрезы, можно видеть, что новейшее отложение это, занимая низший гипсометрический уровень, примыкает к размытым склонам выступающих из-под них более древних наносов, состоящих, как и в Тункинской котловине, из гальки и валунов (низшие части долины р.р. Тибельти) и залегающего на них озерного песчаного образования, которое, поэтому, основываясь на видимой его связи с Тункинским, где в Красном Яре я находил кости мамонта, носорога, ископаемого зубра и некоторых других животных (см. «Еловский отрог»), я отношу к постплиоценовому периоду. К нижнему ярусу наносов этого возраста, т.е. соответствующему слою галек с валунами, должны принадлежать и упомянутые выше отложения, обнаженные в террасах и вообще на склоне левого берега Иркута, с наносом Красного Яра (Кукойского) включительно, с чем согласуется и нахождение обломков корней коренных зубов носорога в описанном выше наносе начальной части Тибельтинско-Быстринского сужения. Следует вспомнить также, что, согласно сообщению Чекановского (Записки, loco cit., выноска к стр. 345), в берегу нижней Тибельти, недалеко от пролегающей там Тункинско-Байкальской дороги, найден был одним из крестьян бивень мамонта. Песчаное отложение покрывает собой никем еще не исследованный, террасовидный склон южных гор Торской котловины выше Тибельти, образуя местами видимые с дороги осыпи соответственного цвета и достигает в одном посещенном мной месте (около долины Бургень желга, где и ночевал проездом) более 74.4 метра (243') высоты над прилежащей частью дна котловины. Почти сплошная полоса этого осадка, хотя и прерывается долинами речек Тибельти, но между ними и на поверхности их дна, не размытые его остатки являются то в виде бугров и холмов, то в виде мысовидных отрогов, каким именно оказывается водораздел между низовьями Средней и Нижней Тибельти, образующий около Иркута так называемую первую Песчаную гору.

Гора эта, достигающая по моим наблюдениям (анероидом) 26.9 метров (88.1') над Иркутом, впервые описана Чекановским (loco cit 344-345), который указал, между прочим, что, в противоположность горизонтальному положению песчаных пластов в других обнажениях, в Песчаной горе замечается явственный, хотя и незначительный наклон слоев наноса, связанный, по его предположению, быть может с вулканическими извержениями в Саяне (выноска к стр. 391). Личный осмотр этой горы убедил меня в действительности наклонного положения песчаных слоев, причем мне удалось даже определить падение их вообще на NO, до 7°, но связь такого наклона с поднятием, мне кажется, едва ли возможно доказать в настоящее время, так как известно, во-первых, что вследствие неровностей дна пласты могут получать наклон во время их осаждения, в несколько раз больший, нежели замечаемый в Песчаной горе, во-вторых, что в составе не только песчаного отложения, но и нижнего яруса этого наноса находятся гальки лавы, излившейся поэтому раньше их осаждения и потому, при недостатке других, более веских данных, наклон описанных пластов кажется гораздо проще отнести к категории первичных, т.е. вызванных в период самого осаждения наноса, в особенности, что в том же отложении, вверх по правому берегу Нижней Тибельти, в небольших разрезах около северной стороны дороги, я видел слой наклоненным вообще к югу, т.е. по направлению склона долины.

С составом южных гор знакомит нас экскурсия, сделанная Чекановским вверх по р. Средней Тибельти, к так называемому Большому Сараму, (l. c. стр. 384-388), представляющему «равнину, лежащую на пределе лесной растительности и оканчивающуюся к северу явственным уступом к долинам рек», впадающих в Иркут, с многочисленными, рассеянными по ней скалистыми холмами, причем, как видно из описания, с юга равнина эта ограничена гольцами, образующими высшие пункты местности, а около северного уступа располагаются: с восточной стороны уединенный голец Унушин-Хардык (сирота-голец), а с западной гора Дулган, отделенная от южных гольцов долиной рч. Март. В западной стороне Сарама, изобилующего озерами и болотами, располагается озеро Хэлик, питающее: на восток, р. Голышиху, системы р. Большой Быстрой, протекающую между Унушин-Хардыком и южными гольцами Сарама, на север р.р. Тултой (системы Быстрой) и Среднюю Тибельти, вытекающие между Унушин-Хардыком и Дулганом, а на северо-запад рч. Март (между Дулганом и южными гольцами Сарама), приток рч. Маргасана, системы Зон-Мурина, который впадает в Иркут в юго-западном углу Торской котловины.

Оказалось, что вслед за наносами, выполняющими долину Тибельти, обнажается лава (Байсинский ключ), далее, на правом склоне долины выступает гнейс, падающий на NNW. Затем, по водоразделу между Ср. Тибельти и системой Тултуя, тропа ведет по глине и лаве (горы Кутул и Халаглагорская грива), а на горе Жедон выступает известняк, после чего гора Большой Сивер покрывается уже глыбами гнейса-гранита и гнейса, обнажающегося также в Сараме с падением пластов к югу и в окрестных гольцах, из которых Улун-Кутул (один из южных) состоит из гранита. Но на этих древнейших породах в окрестностях Сарама залегают и мощные (местами не менее 1000') пласты лавы, как напр., на Дулгане, по рч. Март, в Бишехинском гольце (южная стена Сарама) по обеим сторонам долин системы Бишехина (правый приток Голышихи) и Маргасана. Залегание лавы, обнаруживающей здесь пласты очевидно периодических излияний, таково, что прежде непрерывная толща ее является расчлененной долинами и седловинами и образует поэтому столовые горы, в более или менее крутых склонах которых обнажается ряд прерванных долинами пластов этой изверженной породы. От Улун-Кутула на восток и восток-северо-восток тянется непрерывный ряд гольцов к давно известному уже в литературе гольцу Хамар-дабану, считавшемуся высшим пунктом цепи, но Чекановский, посещавший эту местность, впрочем, без барометра, замечает, что Улун-Кутул несколько превышает высоту Хамар-дабана. Ряд этот образует собой водораздел между притоками Иркута с одной стороны и р. Утулик (приток Байкала) с другой и состоит из пластов гнейса-гранита, гнейса и подчиненного ему слюдяного сланца, круто падающих к югу, причем в породах этих попадаются жилы крупнозернистого гранита с шерлом. Лава, относительно места излияния которой не удалось приискать каких-либо данных, исчезает ближе к Хамар-дабану, к которому мы возвратимся еще ниже, долины и седловины, поперечные к простиранию пород, являются, по замечанию автора, «изглаженными и проходят между гольцами округленной, куполовидной формы - Rundhocker, roches moutonnees». Чекановский предполагает прежнюю бытность ледников в этой местности; он, видимо, придает значение расчлененному состоянию лавового покрова в окрестностях Сарама и тому обстоятельству, что такое расчленение имело место на высших пунктах хребта (стр. 388); в открытом состоянии Сарама между Дулганом и Унышином, а также между последним и южными гольцами он видит «два выхода - как бы русла мощных потоков» - одно на восток, в долину Голышихи, другое в долины Тултуя и Средней Тибельти, так что по всему видно, что расчленение как лавового потока, так и прежней непрерывности пластов гнейса поперек простирания, а следовательно, образование долин на высших пунктах Саяна, автор приписывает деятельности ледников, насчет которой относится им очевидно и образование «ненаслоенного отложения», виденного в Сараме около рч. Бишехин.

Так как описанное расчленение лавового покрова и образование долин на основании собранных мной данных, я могу приписать только процессу растрескивания пород и их размыва (см. ниже), а никак не ледникам, во-вторых, накопление неслоистых продуктов атмосферного разрушения пород на склонах гор нельзя не считать явлением неизбежным в природе, имея в виду затем, что Чекановский относит название бараньих лбов к целым вершинам гольцов, не описывая их подробно, точно также как и относительно долин, термин «изглажены» требовал бы еще некоторых объяснений, - в статье «к вопросу о древних следах ледников» (loco cit) я высказал сомнения в действительности ледникового генезиса этих явлений.

Относительно строения и особенностей гор, образующих правый берег сужения Иркута между Тибельтями и Быстрыми имеются маршруты Чекановского и мои собственные. По дороге, следующей сначала вверх по правому берегу Нижней Тибельти, Чекановский (loc. cit. стр. 345) описал кристаллический известняк как мраморовидный, так и крупнозернистый, массивный и слоеватый, причем последний переходит в известково-байкалитовый сланец. На гребне горы, около той же дороги, кроме белого кристаллического известняка, в котором я находил местами кристаллы белой роговой обманки, мне удалось видеть еще более совершенные продукты байкалитового метаморфоза, нежели описанный Чекановским, именно, содержащие кварц, а может быть и полевой шпат (образцы, как сказано выше, погибли без ближайшего их определения); здесь же я встретил выступ такого сланца, позволивший определить падение пластов на SW с наклоном до 70°. Далее, у подножия склона долины Безымянного ключа, составляющего правую ветвь Нижней Тибельти, Чекановский наблюдал выступ лавы из-под песчаного наноса, которым, по всей вероятности, выступ этот впоследствии засыпан, так как мне не удалось его видеть. Но в том, что лава эта не образует здесь одиночного выхода, убеждает нас маршрут Чекановского, пересекший часть этого отрога от того же Безымянного ключа к югу и юго-востоку (выноска к стр. 344), на пути к рч. Харганте и Тултую, причем, хотя путь пролегал главным образом по наносной почве (преимущественно глина), из-под нее выглядывала все-таки лава, сменившаяся на спуске к Харгонте известняком. Наконец, между Безымянным и Быстрой Чекановским показан мелкозернистый песок, лежащий на граните, в составе которого я видел очень крупные листочки слюды и переход в гранито-гнейс, именно, в продольном гребне, расположенном между дорогой и Иркутом, на самом перевале к долине р. Малой Быстрой и не покрываемом уже песком. К данным относительно конфигурации отрога по этой дороге, я должен также прибавить, во-первых, что часть его, ближайшая к устью Нижней Тибельти и прилежащего к нему плеча излучины Иркута, обнаруживает широкую и плоскую ложбину, которая, в особенности при взгляде на нее, напр., с описанной выше Песчаной горы, кажется как бы древним руслом Иркута, имевшего здесь вначале более прямолинейное направление, вопрос, требующий ближайшего исследования восточного продолжения этой ложбины, причем необходимо иметь в виду, что современный наклон ее в сторону Тибельтинской излучины не может еще служить доказательством против правдоподобности предположения, так как отрезок древнего русла, оставшийся после позднейшего углубления реки на значительной высоте, должен подвергаться размыву атмосферными водами, благодаря которому в его ложбине может образоваться, со временем, наклон даже в две противоположные стороны; древность же ложбины, о которой идет речь, может предшествовать отложению озерных наносов; во-вторых, что на высоте 113.3 метра (371') над Иркутом дорога, подымаясь с Тибельтинской долины, пересекает явственный террасовидный уступ, после чего за подъемом, достигающим 221.3 метра (726') над рекой, следует опять плоская поверхность в 152.2 метра (499') той же относительной высоты и перевал к Быстрой 190.7 метра (625.4'), а так как все эти точки за исключением упомянутого выше гранитного гребня, достигающего 257.5 метра над Иркутом (844'), покрываются постплиоценовым озерным песком (нижний ярус отсутствует), то высота стояния вод, отлагавших этот осадок, определяется не менее как в 221.3 метра (726') над Иркутом, т.е. 336.3 метра (1103') над уровнем Байкала, о чем я говорил в отчете за 1879 г. Наконец, перейдем к наблюдению со стороны Иркута на этом протяжении.

Верстах в 4-х ниже устья Н. Тибельти (считая по извилинам реки) в склоне гор правого берега, приблизившихся непосредственно к реке, в россыпи и плохих выступах замечается гранит-гнейс, не очень ясная слоистость которого обнаруживает в одном месте следы как бы меридионального простирания, которое, совместно с показанием Меглицкого относительно пластов, развитых в верховьях р. Малой Быстрой (см. ниже), я считал 1877 г. достаточным для того, чтобы отнести это явление к категории местных «позднейших поднятий»; в настоящее же время, после ознакомления с указанным выше простиранием байкалитового сланца в низовьях рч. Нижней Тибельти, полуразрушенный выступ этого гранито-гнейса, около которого я находил еще глыбы белого гранита с большими блестками слюды, я должен считать просто сдвигом, имеющим незначительное протяжение. С этим согласуется и то обстоятельство, что сейчас же далее, около так называемой Ихэ-нугановской шиверы или «порога», за которым река поворачивает на SSO, образуя Ихэ-нугановскую излучину, в том же правом берегу обнажается гнейс с ясным простиранием на NW при отвесном положении пластов. Та же порода на том же берегу обнажается и далее в южной части названной излучины с падением пластов на SSW, а более версты ниже по реке, за ключиком, и на левом берегу, где она, в сообществе с роговобманковым гнейсом, простирается на W, падая на север. Наконец, не доезжая с версту до устья рек Быстрых, начиная с низовьев последнего в этом сужении левого притока Иркута, горы отступают на северо-восток к левому берегу начала ущелья, а берег сопровождается низменностью до 12 метров высоты с террасами числом до трех; к ущелью же, вообще на NNO, поворачивает и Иркут после впадения в него Быстрых.

Первая из впадающих в него, Малая Быстрая до сих пор еще не описана на всем ее протяжении. Из наблюдений Меглицкого (Горный Журнал см. выше. стр. 38-39) мы знаем только, что в верховьях ее склон гор обнажает, считая сверху вниз: гранит и известняк, перемежающийся с байкалитовым известняком, названным Меглицким «известковым гнейсом - так здесь пироксен преобладает в известняке» замечает автор. Простирание пластов он определяет «под 1 часом на северо-запад», причем пласты «стоят вертикально или падают очень круто на юго-запад». В известняке этом находится и месторождение лазуревого камня, описывавшееся также Версиловым6) и Чекановским7). Еще менее сведений имеется о строении берегов долины Большой Быстрой, к верховьям которой, именно к озеру, из которого она вытекает, мы возвратимся еще ниже.

Промежуток между Иркутом ниже устья Быстрых и Байкалом, т.е. долина, по которой Иркут изливался прежде в Байкал, описан мной с достаточной подробностью в отчете за 1879 г. (стр. 52-60), к которому я отсылаю читателя, причем некоторые дополнения можно найти еще в отчете за 1880 г. (стр. 65). Заметив, затем, что на левом берегу Иркута между устьем р. Быстрых и ущельем находятся пласты (рыхлый конгломерат и песчаник), причисленные мной к третичному возрасту (см. выноска к стр. 31-й отчета за 1877 г. и фигура 3-я в том же отчете) и приподнятые базальтитом, запиравшим прежде выход Иркута из Тункинско-Байкальской долины, перейду к описанию течения этой реки от входа ее в ущелье до устья в Ангару, после чего уже возвратимся к юго-западной оконечности Байкала.

6) Записки Сибирск. Отдела Географич. Общ. Кн. IV, также Bullet. de la Soc. des Natur. de Moscou 1857 г. N 4.

7) Известия Сибир. Отдела Географич. Общ. Т. I. N 1.


Источник: Записки Восточно-Сибирского Отдела Императорского Русского Географического Общества. Том XII, N 3. Под редакцией правителя дел М.Я. Писарева. Иркутск, 1886 г.


 

Магия Байкала О Байкале Природа Байкала Походы Фотоальбом Экология
Отдых на Байкале Туры на Байкал История Форум

Copyright © 2003-2018.
Условия использования материалов сайта Магия Байкала.
E-mail.