Озеро Байкал
Магия Байкала Озеро Байкал
Озеро Байкал Магия Байкала » История » Результаты изучения Байкала
Озеро Байкал
Магия Байкала
О Байкале
Природа Байкала
Походы
Фотоальбом
Экология
Отдых на Байкале
Туры на Байкал
История
Форум

И. Д. Черский, 1886 г.

Отчет о геологическом исследовании береговой полосы озера Байкала, произведенном по поручению Восточно-Сибирского Отдела ИМПЕРАТОРСКОГО Русского Географического Общества И.Д. Черским

Основные результаты изучения озера Байкал

В Географическо-Статистическом словаре Российской Империи2), в Записках Сибирского Отдела И. Р. Географического Общества3), а также в Дополнениях к русскому переводу Землеведения Азии К. Риттера4) читатель может найти самый полный перечень литературы, относящейся к Байкалу и его окрестностям, начиная с 1734 по 1881 г., причем, в последних двух сочинениях находятся и достаточно полные изложения результатов исследований каждого из геологов и географов, посещавших Байкал, в Записках до 1872, в Дополнениях же до 1881 года. Из трудов этих я упомяну здесь только главные, именно:

  • Georgi J. G. Bemerkungen einer Reise Russischen Reich im Jahre 1772. St. Petersburg. 1775. - Сочинение это содержит самое подробное и точное из имеющихся до сих пор описаний Байкала и окружающих его гор. Экспедиция академика Георги осмотрела Северо-западный берег озера от его истока до Верхней Ангары с значительной частью острова Ольхона и юго-восточный берег до р. Селенги, впрочем не строго придерживаясь береговой линии, вследствие чего некоторые части озера, напр., Малое Море, Чивыркуйский залив и т.п., как равно места, описанные не самим Георги, а его спутником Лебедевым (от Нижней Ангары до Бугульдейки, большая часть Святого Носа) страдают неполнотой, а изредка (Малое Море) и сбивчивостью. Юго-западная часть озера, от Селенги до Ангары, осталась неисследованной и описана в труде Георги по распросным сведениям. В сочинении помещены и геогностические данные, соответствующие, разумеется, тому уровню, на котором находилась современная Георги наука, а также маленькая карта, составленная сопровождавшим экспедицию штурманом Пушкаревым. Под впечатлением отношения северо-восточного конца озера к долине Верхней Ангары, Георги делает следующее предположение: быть может Верхняя Ангара занимала прежде место Байкала, воспринимая впадающие в него реки и затем, вследствие какого-либо переворота, напр., провала, долина реки превратилась в озеро (стр 150).

  • Ermann A. Reise um die Erde durch Nord-Asien und die beiden Oceane in den Jahren 1828-30 ausgefuhrt. Berlin 1833-38-43. Bde.

  • Его же. Ueber die geognoctischen Verhaltnisse von Nord-Asien etc. в Archiv fur wissenschaftl. Kunde v. Russland. Heransgegeben von A. Ermann. Bd. III 1843. (Геогностическая карта при втором томе того же издания).

    Будучи лично знакомым только с некоторыми обнажениями на северо-западном берегу Байкала, в промежутке между истоком Ангары и Голоустной, где залегает юрский конгломерат, считавшийся в то время каменно-угольным, Эрман, основываясь на знакомстве с Тункинской долиной и значительной частью высокого плоскогорья, считает Байкал щелью в каменноугольных осадках, произведенной как плутоническими (гранит и роговообманковые породы), так и вулканическими извержениями, причем, по его мнению, осадки более древних периодов (начиная с силурийского включительно), не распространялись на место, занятое ныне долиной озера.

  • Hofman E. Reise nach den Goldwaschen Ost-Sibiriens в Beitrage zur Kennt. d. Russ. Reiches v. Baer und Helmersen 1847. B. XII.

    Ученый этот ознакомился только с строением правого берега Ангары от Иркутска до истока и прилежащего берега Байкала, на протяжении около 25 вер. к востоку, считая по береговой линии. Встретив около прибрежья гнейсы, грюнштейны и наконец конгломерат, считавшийся и им каменноугольным, он задает вопрос: не произошел ли прибайкальский гнейс из каменноугольного песчаника от действия на него изверженного грюнштейна? - вопрос, сделавший возраст кристаллических пород Байкала неопределенным.

  • Meglitzky N. Geognostische Bemerkungen etc. в Verhandlungen d. mineralogisch. Gesellschaft zu St. Petersburg. Jahrgang 1850-51.

  • Его же. Отчет о занятиях за лето 1852 года. Горный Журнал 1885 г. N 4.

  • Его же. Geognostcishe Skizzen von Ost-Sibirien в Verhandl. d. mineralog. Gesellchaft zu St. Petersburg. Jahrg. 1856.

    Меглицкий проплыл в лодке вдоль северо-западного берега озера от его юго-западной оконечности до рч. Онгурен и ознакомился отчасти с противоположным берегом юго-западной части долины озера от Култука до Селенги и хребтом Хамар-дабанским по рч. Слюдянке и по системе Иркута (Быстрая); кроме того, он пересек северо-западные горы байкальской долины: по кругобайкальской дороге, выходящей из Култука к низовья Иркута, по Ангаре и по тропе, ведущей из Онгурена на р. Чанчер (левый приток р. Лены) и на самую Лену, причем он знаком был отчасти с Тункинской долиной и высоким плоскогорьем. Основываясь на собранных данных, он заключил, что Саян и все его отроги, в том числе и хребет Байкальский (т.е. северо-западные горы долины), состоя из гранитов, сиенитов, гнейсов, кристаллических известняков, а отчасти кварцитов и изредка глинистых сланцев, подняты извержением названных массивных пород в период, промежуточный между силурийским и девонским, Байкал же есть продольная долина, расположенная между отрогами Саяна, по происхождению одновременная с ними. Остров Ольхон представляет второстепенную ось поднятия, ветвь Байкальских гор, соединявшуюся, предположительно со Святым Носом. Каменноугольные отложения, найденные Меглицким и на юго-восточном берегу (рч. Переемная), составляют осадки отдельных озерных бассейнов. Вулканические извержения застали долину уже готовой. Исток Байкала принадлежит новейшему периоду, как результат отступающего действия Ангары, бывшей незначительным правым притоком Иркута, и напора вод со стороны Байкала, уровень которого превышал современный 20 футами. Основные же черты конфигураций, в смысле образования новых гор, возникнув в период, предшествовавший девонскому, сохранились почти без изменения до настоящего времени.

  • Бакшевич. Описание р. Иркута от Тунки до впадения в Ангару, с геогностической картой, в записках Сибирского Отдела И. Р. Географич. Общества. Кн. I. С.-Пб. 1856 г.

    Содержит первые сведения о геогностическом ущелья Иркута и об отношении известковой толщи к красным песчаникам около выхода Иркута из эквивалентов Приморского хребта.

  • Radde G. Berichte uber Reisen in Suden von Ost-Sibirien etc. в Beitrage zur Kenntniss des Russischen Reiches v. Baer und Helmersen. Bd. XXIII. St. Petersburg 1861.

    Дневник путешествия по берегам Байкала, заключающий многие орографические, ботанические, зоологические, этнографические и вообще физико-географические наблюдения. Радде, придерживаясь вообще маршрута Георги, доплыл только до Туркинского термального источника, где должен был окончить путешествие по причине болезни. Описание страдает иногда недостатком названий местностей, к которым относится наблюдение.

  • Труды Сибирской экспедиции Императорского Русского Географического Общества. Математический Отдел, составленный астрономом экспедиции Л. Шварцем. СПБ. 1864.

    Содержит перечни астрономически определенных пунктов, описания маршрутов и материалов, по которым составлена Л. Шварцем:

  • Карта речных областей Амура, южной части Лены, Енисея и острова Сахалина, в том числе и озера Байкала в масштабе 40 верст в дюйме. Частности береговой линии озера страдают совершенно произвольными извилинами.

  • Крапоткин П. Поездка в Окинский Караул в Записках Сибирского Отдела И. Р. Географического Общества Т. IX и X. Иркутск. 1867 г.

    Заключает между прочим гипотезу о прежнем излиянии Иркута в Байкал по долине Ильчи и Култучной, а также первые доказательства бывших в Восточной Сибири ледников (верховья Иркута).

  • Чекановский А. Геологические исследования в Иркутской губернии. Известия И. Р. Географического Общества СПБ. Т. V. Отд. II. 1869 г.

  • Его же. Несколько слов о ближайших задачах геологического исследования Иркутской губернии в приложении к отчету Сибирского Отдела И. Р. Географического Общества за 1869 г.

  • Его же. Предварительное сообщение о результатах геологических исследований, совершенных в Иркутской губернии в 1869 г.

    Приложение к отчету Сибирского Отдела И. Р. Географического Общества за 1869 г.

  • Его же. Местность у юго-западной оконечности Байкала в отношении геологического ее характера. Известия Сибирского Отдела И. Р. Географического Общества Т. I. N 1-й Иркутск 1870 г.

  • Его же. Краткий отчет о результатах исследований в 1871 г. Известия Сибирск. Отдела И. Р. Географического Общества Т. II. N 5-й 1872 г.

  • Его же. Геологическое исследование в Иркутской губернии в записках Сибирского Отдела И. Р Географического Общества. Том XI. Иркутск 1874 г.

    Чекановский искрестил значительной сетью маршрутов плоскую возвышенность, прилежащую к северо-западным горам Байкала и первый показал существование двух параллельных хребтов: Онотского и Приморского на месте прежнего Байкальского. Онотский хребет пересечен им в восьми местах, именно, около низовьев Иркута и по р. Олхе (правый приток Иркута), далее, двумя маршрутами, исходящими из среднего течения р. Голоустной и четырьмя с р. Большой Бугульдейки. Приморский же хребет: по р. Бугульдейке, Анге и отчасти с верховьев Анги к гольцу Харгойскому около Малого Моря. Что же касается Байкала, то Чекановский ознакомился с ним отчасти на северо-западном берегу в промежутке между истоком Ангары и Голоустной, далее, между устьем Бугульдейки и Малым Морем, около юго-западной оконечности озера (Култук, Слюдянка, Хамардабан) и по юго-западному берегу по р. Мурин, а также по почтовому тракту от Култука до р. Переемной, где он обращал внимание, впрочем, только на наносные отложения. Кроме того он делал наблюдения на пути от юго-западной оконечности озер по Тункинской долине до Мунку-Сардыка и совершил некоторые экскурсии в Саян, по системе Иркута. Онотский хребет, по его мнению, состоит из метаморфизованных и потому более или менее измененных пластов силурийской, девонской и юрской формации (до Чекановского каменноугольной), относительно же кристаллических пород хребта Приморского, а следовательно и других прибрежных гор озера, он считает вопрос, заданный Гофманом (см. выше) до сих пор еще не решенным. Во всяком случае поднятие обоих хребтов Чекановский относит к послеюрскому периоду, вследствие чего и положение Эрмана, что Байкал есть щель в каменноугольных образованиях (по Чекановскому юрских) осталось почти неприкосновенным По вопросу образования долины озера, Чекановский делает предположение (выноска к стр. 153 записок Т. XI), что оно есть результат оседания почвы, совершавшегося совместно с поднятием окружающей местности, условия, которыми может объясняться понижение уровня воды без уменьшения ее массы. Наконец, относительно бывших границ озера, Чекановский первый указал на возможность распространения его вод на Тункинскую долину.

  • Орлов А. П. Об изменении уровня Байкала. Известия Сибирского Отдела Географического Общества Т. I. N 2. Иркутск. 1870 года.

    Содержит многие сведения о дельте р. Селенги и о следах высшего стояния воды в озере, цифра которого, впрочем, не превышает показанной Меглицким. Понижение уровня автор считает общим, независимым от поднятий.

  • Миллер Ф. Ф. Нивелировка от Иркутска до Байкала. Отчет Сибирского Отдела И. Р Географ. Общества за 1871 г. стр. 15. Иркутск. 1872 г.

    Инструментальная нивелировка произведена была по двум линиям, именно, до истока Ангары и до юго-западной оконечности озера. Средняя цифра высоты озера над Ангарой около Троицкого перевоза в Иркутске, получилась 26.8 метра (88').

  • Дыбовский В. и Годлевский В. Этюды у юго-западной оконечности озера Байкала в Известиях Сибирского Отдела И. Р. Географического Общества Т. I. N 2-й. 1870 г.

  • Они же. Об измерении глубины Байкала. Известия Т. II. N 5. 1872 г.

  • Они же. Отчет о занятиях в 1876 г. Известия Т. VIII. N 3 и 4.

    Кроме весьма интересных физико-географических и зоологических результатов, ученые эти сделали несколько поперечных к долине промеров глубины юго-западной части Байкала, обнаруживших наибольшую глубину в 1373 метра (4186') почти на меридиане истока Ангары, причем оказалось, что глубина уменьшается по направлению к Селенге, а на линии от Голоустной до Посольска ими открыто подводное возвышение дна, по-видимому, параллельное долине, высшая точка которого не достигает поверхности воды всего лишь на 60 метров (196.8').

  • Крапоткин П. Отчет об Олекминско-Витимской экспедиции в Записках И. Р. Географического Общества Т. III. СПб. 1873 г.

    Открытие новых следов прежних ледников в системе Витима и Лены; весьма интересные орографические сведения и список всех высот, определенных в Восточной Сибири барометрически, различными путешественниками.

  • Крапоткин П. Общий очерк орографии Восточной Сибири в Записках И. Р. Географического Общества Т. V. СПб. 1875 г.

    Весьма даровитый труд, изобразивший орографию восточной половины нагорной Азии в совершенно новом свете, но, к сожалению, орографические данный автор счел достаточными для геологических выводов, относящихся к местностям не исследованным в этом отношении. Таким образом, считая современные орографические формы результатом соответственных складок и поднятий, автор вообще различает в окрестностях Байкала, во-первых, окраинный хребет высокого плоскогорья, считая таковым горы южного берега Тункинской долины (Саян), юго-западную и среднюю часть Забайкальского хребта, а наконец, Баргузинский хребет, образующий левый берег соименной долины и рассматривает их как одно генетически целое. При таких условиях понятно, что широкая долина Баргузина является эквивалентом столь же широкой Тункинской: она даже ограничивается с северо-запада такой же альпийской цепью (Баргузинско-Ангарская часть Забайкальского хребта), как Тункинская. Баргузинские альпы автор считает поэтому продолжением Тункинских, причем остров Ольхон и Святой Нос являются в виде расчлененных соединительных звеньев между названными цепями. Юго-западная и средняя части долины Байкала занимают в таком случае часть Тункинско-Баргузинской или Иркутско-Баргузинской продольной долины, а северо-восточная часть озера является уже самостоятельной; а так как одним концом она располагается, до некоторой степени, на продолжении Верхне-Ангарской долины, с другой же стороны известно, что севернее Тункинских альп пролегает долина р. Китоя, ограниченная с севера Китойскими альпами, то последние автор склоняется считать продолжением гор правого берега Верхней Ангары, условия, при которых северо-восточная часть Байкала должна располагаться уже в Китойско-Ангарской продольной долине, параллельной Иркутско-Баргузинской. Роковым образом явилась при этом необходимость предположить, что северо-западные горы долины Байкала состоят из нескольких коротких альпийских цепей, разобщенных долинами и диагональных действительному направлению хребтов Приморского и Онотского, о существовании которых (т.е. двух параллельных берегу хребтов) автор, очевидно, не имел надлежащих сведений. Образование названных долин автор относит к весьма отдаленному периоду, упоминая о верхнесилурийских осадках, лежащих горизонтально на плоской возвышенности.

  • Крапоткин П. Исследования о ледниковом периоде. Записки И. Р. Географич. Общества Т. VII. СПб. 1876 г.

    В сочинении этом, посвященном главным образом Финляндии, автор высказывает предположение, что все высокое плоскогорье Восточной Сибири, вместе с его окраинными хребтами покрывалось сплошным ледником.

  • Краморев. Список точек, определенных при нивелировании от г. Иркутска до озера Байкал в 1876 г. в Известиях Восточно-Сибирского Отдела И. Р. Географическ. Общества Т. IX. N 3 и 4-й.

    Высота озера над Ангарой около Троицкого перевоза в Иркутске оказалась равной 27.616 метра (90.58'). Краморев производил нивелировку на одном из нескольких нивелировочных участков, которыми, по инициативе И. Р. Географического Общества, Байкал связан с уровнем океана. По предварительному вычислению результатов нивелировки, абсолютная высота Байкала определена почти в 484 метра, т.е. 1587 англ. футов (Известия И. Р. Географич. Общества Т. XIV. Вып. 1-й. 1878 г. стр. 14).

    Наконец, по поручению Восточно-Сибирского Отдела И. Р. Географического Общества, я начал геологическое исследование береговой полосы озера Байкала.

    В 1877 г. я осмотрел часть юго-восточного берега от юго-западной оконечности до устья Баргузина, проследовав это пространство на лошадях, причем, с р. Селенги я вышел на р. Кику по рч. Итанце, правому притоку Селенги, т.е. по Баргузинской почтовой дороге, оставив в то время часть береговой линии между Селенгой и Кикой непосещенной. В 1878 г. путешествие производилось в лодке, в которой я проплыл от устья Баргузина до северо-восточной оконечности озера, а в 1879 г. я изучал юго-западную часть северо-западных гор Байкала от юго-западной оконечности до рч. Онгурен, с островом Ольхоном включительно, путешествуя в лодке до рч. Курмы (в Малом Море), а на лошадях от Курмы до Онгурена. Затем в 1880 г. я окончил исследование остальной части северо-западного берега, проплыв от Онгурена до Верхней Ангары, а наконец, в 1881 г., возвратившись с поездки на высокое плоскогорье (в системе Селенги), я проплыл оставшийся с 1877 г. отрезок береговой линии между Селенгинской дельтой и устьем р. Кики, обследовав таким образом 1955 верст береговой линии, считая с островом Ольхоном (207 верст береговой линии). Кроме того, смотря по необходимости и возможности, я делал более или менее отдаленные экскурсии в сторону от озера, в особенности обширные на северо-западном берегу. Я изучал таким образом долину р. Култучной до Иркута, дорогу между Култуком и Иркутском, течение р. Олхи (прав. приток Иркута), водораздел между ней и рч. Половинной (системы Байкала), часть течения рч. Курмы, впадающей с левой стороны в Ангару и берега последней от истока до входа в пределы юрских пластов. Далее, водораздел между рч. Большой (прав. приток Ангары), Байкалом и Голоустной, все течение р. Голоустной и ее трех притоков (Морская Колесьма, Илга и Нижний Качерчат) и водораздел между ней и Бугульдейкой, в которую я спустился по рч. Куртун; все течение Большой Бугульдейки и прилежащей к ее верховьям части Манзурки (системы р. Лены), водораздел между Бугульдейкой и Ангой с частью последней реки, Малую Бугульдейку, пространство между верховьями последней и нижним течением р. Анги и между Ангой и Ольхонскими Воротами; часть нижнего течения р. Сармы, одно из верховьев рч. Курмы, течение рч. Онгурен с несколькими ее ветвями, долину Хардо, течение рч. Чанчер и р. Лены от устья Чанчера до Якутской почтовой дороги, течение рч. Илги, большую половину верхнего течения рч. Ванай (левый приток Лены), верховья р. Лены, некоторые горные потоки между Илгой и северо-восточной оконечностью Байкала, нижние части течения р.р. Кичеры и Верхней Ангары; наконец, на юго-восточном берегу, экскурсии делались: по р.р. Фролихе, Бирее, Ширигли, Томпуде, Урбикан, Таркулик, по некоторым долинам Святого Носа, по Баргузину, в системе Духового озера, по Турке, по Кике и Итанце (см. выше), по системе рч. Кабаньей (лев. приток Селенги), по Темлюю, Большой речке, Ивановке, Мишихе, Переемной, Осиновке, Выдренной, Снежной и Буракшиной; так что боковыми экскурсиями, не считая не превосходящих 10 верст и не принимая в расчет обратных путей, проездов до мест начала наблюдений, а также и 140 верст по течению Иркута от входа в ущелье до Иркутска (течение это осмотрено мной в 1876 г.), мне удалось изучить еще 1270 верст, именно: 980 на северо-западном берегу и 290 на юго-восточном, всего же, с береговой линией озера, исследовано мной 3225 верст.

    Результаты исследований излагались в ежегодных, предварительных отчетах, именно:

  • Предварительный отчет о геологическом исследовании береговой полосы озера Байкала, год первый (1877) в Известиях Восточно-Сибирского Отдела И. Р. Географ. Общества. Т. IX. N 1 и 2-й.

  • Отчет за 1878 г. Известия Т. IX. N 5 и 6-й.

  • Отчет за 1879 г. Известия. Т. XI. N 1 и 2-й.

  • Отчет за 1880 г. с геологической картой всего Байкала в масштабе 40 верст в дюйме. Известия Т. XII. N 2 и 3-й.

  • Геогностическая карта береговой полосы оз. Байкала в масштабе 10 верст в дюйме. 1880 г.

  • Некоторые примечания к описанию Байкала К. Риттера. Известия Т. XII. N 4 и 5-й.

  • К вопросу о следах древних ледников в Восточной Сибири (системы р. Лены, Байкала, Иркута, Китоя и Белой). Известия Т. XII. N 4 и 5.

  • Геологическая экскурсия на высокое плоскогорье и берег Байкала от р. Селенги до устья р. Кики (отчет за 1881 г.). Известия Т. XIII. N 1 и 2.

2) Составлен П.П. Семеновым. Т. I. 1863 г., стр. 184.

3) Том XI. Иркутск 1874 г.

4) Перевод под руководством П. П. Семенова, С.-Пб.

В статьях этих я описал с подробностью, вполне достаточной для предварительных отчетов, геогностическое строение гор, окружающих долину Байкале и образующих его острова, а также состав ближайших к долине частей плоской возвышенности. По моим наблюдениям оказалось, что весь Забайкальский, а также и Приморский хребты, за исключением трех небольших перерывов в последнем (Голоустенский, Елохинский и Кичерский), выполненных палеозойскими осадками (в Голоустенском отчасти и юрскими), образуются пластами лаврентьевской формации, досилурийские складки которых простираются: в юго-западной части долины озера, как равно в Саяне и Тункинских альпах, на WNW, а в остальной части прибайкальских гор, следовательно и в Баргузинских альпах (сравни выше, Крапоткин) на ONO до NO; Онотский же хребет, поднятый в доюрский период, образуется теми именно, палеозойскими осадками, которые выполняют собой (несогласно) упомянутые выше перерывы в хребте Приморском, опускаясь также под современный уровень озера. Кроме того, достаточное обилие обнажений, способствовавшее реставрации лаврентьевских складок, пересеченных долиной озера, и условия сохранения осадков различной древности, сравнительно весьма благоприятные для оценки отношения их друг к другу и к долине озера, позволили мне построить на собранных данных посильную теорию образования Байкала и восстановить с большей или меньшей подробностью и степенью вероятности некоторые фазисы истории постепенного развития этого бассейна (см. отчеты за 1879 и 1880 г.г.). Начиная с трех синклинальных, мульдовидных долин, имевших самостоятельные истоки к северо-западу, в истории этой мы видим сначала превращение этих долин в три залива северного силурийского океана, затем в три озера, из которых только юго-западное имело исток, располагавшийся в 12 верст. восточнее современного; далее, соединение двух северо-восточных озер с юго-западным, а наконец, перемещение истока на место нынешней Ангары (к концу юрского периода) и полное объединение Байкала не позже конца мезозойской эпохи, причем в развитии долины очевидны только следы продолжительного размыва, а не провалов, глубина же озера достигалась сжиманием прежних синклиналей.

Представляемый ныне Отделу труд содержит подробное изложение наблюдений, произведенных как около береговой линии озера, так и во время экскурсии в сторону от долины, другими словами, подробный отчет о геологическом исследовании береговой полосы озера Байкала, в соответственных местах которого будут упомянуты и другие литературные источники, имеющие отношение к затрагиваемым вопросам.

Желая, чтобы отчет этот мог служить для будущих исследователей путеводителем по Байкалу, в описании я буду придерживаться вообще того порядка, в каком производилось исследование, именно, начав с окрестностей юго-западной оконечности озера, я опишу весь его юго-восточный берег, а затем уже, исходя из того же конца Байкала, прослежу строение северо-западных гор долины по тем тропам и вообще маршрутам, по которым я их пересекал, причем в соответственных местах я буду упоминать о наблюдениях предшественников и вообще других исследователей, относящихся как к местам, не посещенным мной, так и к явлениям, в объяснении которых я не могу с ними согласиться. Наконец, в заключение отчета я помещу общее обозрение исследованного пространства и выводы, к которым привел меня итог собранных данных, а следовательно и полное изложение истории образования и развития Байкала.

При описании я не оставлю без внимания конфигурацию местности и отдельных ее частей, в особенности в местах, где орографические формы обличают с особенной ясностью способ их образования и служат как пособием для восстановления некоторых прежних гидрографических особенностей, так и поучительным примером путей, какими достигается преобразование конфигурации, для большей же наглядности, я прилагаю многочисленные рисунки, в виде контуров, многие из которых могут, кроме того, помогать ориентироваться в местности без помощи проводника. Высоты посещенных мест измерялись с помощью Анероид-Барометра Гольдшмидта и вычислены, по приложенной к нему формуле, к уровню Байкала. Нелишним считаю присовокупить, что во время более отдаленных экскурсий, продолжавшихся по несколько дней, высоты каждого дня, т.е. определенные в течение данного дня, вычислялись отдельно, относительно утреннего наблюдения на месте ночевки, причем, во время тех же экскурсий производились также по два наблюдения и на местах каждой из более продолжительных стоянок и если в течение данной приостановки (напр., обед или чай) показание анероида значительно изменилось, то все наблюдения, деланные до этого места, как равно и первая высота места приостановки, вычислялись относительно утреннего наблюдения, а следующие затем я вычислял уже к тому изменившемуся (второму) показанию анероида, которое получилось на той же стоянке, напр., после обеда или чая.

По обстоятельствам, от меня не зависящим, я не мог пользоваться топографом во время моих путешествий и потому желание составить карту, подробности которой могли бы служить со временем для сравнения и оценки изменений в особенностях береговой линии озера, устьев рек, их дельт, ширины наносных прибрежий и т.п. не увенчалось успехом; сам же я не считал себя способным взяться за съемку в местности столь богатой интересными и весьма сложными явлениями, требовавшими постоянного обдумывания и наблюдения. Условия эти, понятно, не могли не отразиться и на некоторых сторонах моего отчета (расстояния и т.п.), не говоря уже о картах, которые необходимо было составлять по материалам 1849-50 г.г. (подробности см. отчет за 1880 г. стр. 76), далеко не соответствующим современным требованиям, в особенности, что съемка эта производилась в зимнее время, когда о подробностях направления береговой линии не может быть даже и речи, а многие пространные бухты и заливы наносились очевидно с отдаления. Сказанным оправдываются подробности в описании береговой линии некоторых бухт и вообще мест, где линия эта представляет особенности легко уловимые и удобные для оценки неизбежных со временем изменений, причем я счел целесообразным пояснять некоторые из таких описаний и рисунками, вернее, наглядными планами, которые, вместе с описанием, а местами и с сделанными мной измерениями, могут все-таки служить немаловажным пособием для сравнения, и потому, на замечание критика о незначительном достоинстве планов, не имеющих масштаба, могу заметить лишь то, что с помощью их мы будем все-таки в состоянии узнать со временем в каком месте, напр., узкая и заостренная или зазубренная коса превратилась в широкую, округленную, незазубренную, или же и совсем исчезла; - где, напр., из бухты с стройным полулунным изгибом образовалась простая и обратно, - где около утеса или склона гор, омывавшегося непосредственно водой, образовалось наносное прибрежье; - где двойное устье реки преобразовалось в простое или получило какие-либо изгибы,- где отдельные группы острововидных скоплений камней соединились с сушей и т.п.; между тем как без этих рисунков, доступными обнаружению являются уже только весьма крупные изменения в очертании береговой линии, совершающиеся лишь в громадные промежутки времени. Поэтому относительно моих наглядных планов я довольствуюсь и тем, что о них можно сказать: «лучше кое-что, нежели ничто».

На отвесных утесах, непосредственно омываемых водой, где тому не мешало волнение, я делал засечки для обозначения высоты уровня воды озера в виде горизонтальной черты, не менее 0.15 метра длины и достаточной глубины, высекая их с помощью долота, причем, на засечках 1878-80 г.г. около черты обозначен и год, в котором она сделана. Имея в виду возможность осматривания таких засечек даже во время высшего стояния воды, я делал черты выше найденного уровня и хотел принять за норму для этой цели два метра. Местные условия показали, однако, что делание засечек на одной постоянной высоте сопряжено с немалыми затруднениями, без которых, понятно, не могла бы обойтись впоследствии и каждая проверка. Для различных мест потребовались, поэтому, в большой части случаев и различные высоты, так что из шестнадцати засечек только шесть сделаны на высоте 2 метров, четыре затем на высоте 1.5 метра, тогда как высота остальных шести колеблется от 0.75, до 1.27 метра. Места, где сделаны такие засечки, описаны как в предварительных отчетах, так и в настоящем; они показаны также и на моей 10-ти-верстной карте, где означены кроме того высота каждой из них, число, месяц и год, в котором сделана черта.

Породы, развитые в исследованной местности, определялись обыкновенно с помощью одной лишь лупы, изредка прибегая к химическому испытанию как сухим, так и мокрым путем. Небольшая часть штуфов 1877 года и вся коллекция 1878 г., т.е. с северо-восточной половины юго-восточного берега озера (к сожалению, одна из самых интересных), как погибшая во время известного иркутского пожара, определена в такой только степени (на глаз), в какой это возможно было во время самого путешествия, т.е. во время осмотра утеса, с которого отбивался данный штуф, за исключением нескольких экземпляров, которыми я пользовался при составлении отчета за 1878 год. Той же печальной участи подверглась и небольшая впрочем часть коллекции 1879 г., именно с окрестностей юго-западной оконечности озера, которую и отослал в Иркутск с дороги, а также вся коллекция с ущелья Иркута, собранная в 1876 г. Кроме того, сгорела хранившаяся в здании Музея Отдела, моя путевая геогностическая карта части юго-восточного берега от юго-западной оконечности озера, до верхнего изголовья Святого Носа, потеря тем более важная, что на ней во время путешествия я обозначал между прочим и никем не снятое до сих пор отношение обширных наносных низменностей юго-западной части этого берега к значительно удаленным здесь от озера горам. Недостаток необходимо было, поэтому, кое как пополнить отчасти по съемкам Военно-Топографического Отдела (береговая линия и близкие горы), отчасти же по дневникам, в которых, впрочем, записывалось не все, что я обозначал на карте, а наконец, по далеко недостаточной, предварительной карточке, приложенной к отчету за 1877 год.

Со вздохом некоторого рода зависти специалист, заброшенный судьбой в наш интересный, правда, но слишком отдаленный уголок земного шара, может посматривать на сочинения европейских ученых, в которых целые страницы заполнены перечнем литературных источников, служивших пищей мысли при обсуждении данного вопроса; обширные списки эти прочитываются и пересматриваются неоднократно, подозревая в каждом из более подходящих заглавий полнейшее решение сомнений или развитие томящей мысли, а значительная доля наслаждения, доставляемая подобным занятием, исчезает лишь тогда, когда, под влиянием запроса на более реальные ощущения, ум обрисует картину гастронома-банкрота за чтением поварской книжки. В категорию неблагоприятных условий, при которых совершалась обработка собранного мной материала, необходимо, поэтому, поставить и недостаток иностранной литературы и периодических изданий, обстоятельство, которое следует иметь в виду при оценке и настоящего отчета.

И.Д. Черский

Источник: Записки Восточно-Сибирского Отдела Императорского Русского Географического Общества. Том XII, N 3. Под редакцией правителя дел М.Я. Писарева. Иркутск, 1886 г.


 

Магия Байкала О Байкале Природа Байкала Походы Фотоальбом Экология
Отдых на Байкале Туры на Байкал История Форум

Copyright © 2003-2018.
Условия использования материалов сайта Магия Байкала.
E-mail.