Lake Baikal

Нижне-Ангарск (Ангарск)

Нижне-Ангарском или просто Ангарском на Байкале зовут устье Верхней Ангары, где производятся летом морские рыбные ловы, а осенью речные ловы «ходового омуля». Ангарск это самое бойкое рыбопромышленное место, особенно осенью во время «ходовой», «на ходовой». Ангара перед впадением в Байкал течет по широкой низинной равнине наносов и делится на несколько рукавов, по местному «проток». Кроме того, в нижнем ее течении к ней присоединяются реки Кичера и Аргакан. Таким образом получается сложная дельта, изрезанная протоками, испещренная островами, глубокими заливами и «сорами». Вся эта дельта (с притоками) и носит название Нижне-Ангарска.

При входе в море главного русла Верхней Ангары стоит рыбачий поселок Дагары. Здесь как в сторону моря, так и по обоим берегам в самом устье присоединяющегося к Ангаре Аргакана, стоят рыбоделы рыбопромышленников. Другой подобный же пункт - при выходе в море р. Кичеры - Чичевки. Но Дагары старше Чичевок. Все постройки здесь более ветхие, чем там. Здесь же находится построенная рыбопромышленниками хорошенькая церковь. Когда-то только в Дагарах и держались промысла. Омуль шел исключительно в русло самой В. Ангары. Здесь только его и ловили, и, очевидно, слишком жестоко ловили, потому что теперь он идет здесь только небольшою частью, главная же масса его стала иметь ход в Кичеру, мимо Чичевков. Сообразно изменившимся условиям и возник этот последний поселок при самом устье Кичеры.

Здесь слева и справа по реке стоят рыбоделы и жилые постройки рыбопромышленников. Построенные на низких берегах, они подходят почти к самой воде, отделяясь от нее лишь узкой набережной, укрепленной бревнами. На набережной бесконечные мостки. У этих мостков, а то и непосредственно у низкого берега реки, толпятся большие и малые лодки, подымаются вверх высокие борта «суден» и катеров. Взад, вперед и поперек по реке снуют лодки. По берегам толпится народ - рабочие, чищалки, служащие, торгующий люд. При самом входе в реку стоит на отмели маяк, приветливо мигающий по ночам своими цветными огнями подходящим судам. За маяком широкий простор моря, явственно окаймленного здесь снеговыми вершинами гор. За поселком в другую сторону лабиринт проток и островов.

Вообще Чичевки так близко стоят к воде, так со всех сторон окружены водой, так разделены водой на части и так вместе с тем связаны через нее же, что, пожалуй, напоминают миниатюрную Венецию. Как и там, здесь сваями укрепляют готовые расползтись берега, искусственно создают и укрепляют почву под новые постройки, лишь к лодке прибегают как к средству передвижения. Разница только в том, что не история, не всесильная традиция заставляет здесь людей ютиться около воды, а реальные запросы совершенно современной действительности, тот бедный омуль, за которым так страстно охотятся обитатели Чичевков. За ним они смотрят со своих особых каланчей на крышах рыбоделов, желая ни на минуту не упустить своих очередных прав на ловлю его. Для него толпятся здесь все эти судна, катера и пароходы. Уйдет он отсюда на новые места, напуганный беспощадными неводами и сетями, или вовсе выведется в Байкале, и Чичевки опустеют, превратятся в развалины. Подобное будущее уже и начинает угрожать Чичевкам, хотя еще пока и через недостаточно грозных предвестников.

Кроме рыбопромышленных построек, в Чичевках дальше за набережной ютится много и других домиков и убогих хижин. Где люди добывают копейку, там всегда около этой копейки появляется и то, на что можно обменять эту копейку. Ангарские рабочие, знаменитая «ангарщина», и обменивают свою копейку (а подчас и краденого омуля), здесь в этих домиках, на товары и на водку. Здесь торгуют и вообще «живут при промысле», на самые разнообразные лады.

Количество домиков «при промысле» еще более увеличивается близостью Нерундуканских приисков в расстоянии 30 верст отсюда в Прибайкальских горах. Рабочие приисковые сюда ходят на гулянку и за покупками.

На самых окраинах поселка на мокрых болотах жмутся донельзя жалкие юрты тунгусов. Они пришли сюда с семьями в качестве рабочих на невода корабельщиков и живут здесь все лето до поздней осени.

Источник: Труды Восточно-Сибирского отдела Императорского Русского Географического общества, под. ред. А.В. Азлецкого, № 7, Иркутск, 1912 г.