Lake Baikal
К.А. Забелин

Глава III

Описание северо-восточного побережья Байкала. Средний район

Река Давше

Д. Река Давше. Эту реку мне не удалось пройти. Я был лишь около ее устья, что дало мне возможность видеть общий характер ее долины и получить лишь некоторое представление о реке. Предлагаемое описание составлено почти всецело по запискам Д.Н. Александрова и отчасти по расспросным сведениям.

Начало река берет вблизи Баргузинского хребта с северного склона горного хребта, залегшего между нею и Правым Таркуликом и служащего водоразделом этих рек. Вследствие того, что река не заходит глубоко в горы, у ее истока нет «двора». Самый исток лишь невысоким горным гребнем отделен от верхнего течения Правого Таркулика и попасть из одной реки в другую не представляет большого труда.

Вся река имеет в длину верст 26-27 и течет сначала на северо-запад, затем через 7 верст сворачивает на запад и этого направления придерживается на большей части своего пути, лишь на последних шести верстах делая крутое колено в сторону юга. В Байкал впадает в средине Давшинской губы, образующей пологую бухту, ограниченную с юга мысом Зырянским, с севера - м. Немнянда. Расстояние между мысами около 71/2 верст, в берег же бухта вдается не больше, чем на 31/2 версты. Устье Давше от устья Таркулика, считая по прямому направлению, лежит в 91/2 верстах, по тропе же вдоль берега Байкала будет около 11. На всем своем протяжении река пробивается между холмами и увалами, являющимися отпрысками отдельных горных кряжей, отграничивающих бассейн Давше от бассейна Таркулика с юга и от бассейна Большой - с севера. Только ближе к Байкалу река течет по неширокой долине, занятой редкой лиственницей по березняку.

Путь по речке не из трудных. Тунгусская тропа, переходя с берега на берег, ведет до самой вершины. По этой тропе Д.Н. Александров не только прошел с вьючными оленями всю реку, но и перевалил в Правый Таркулик.

Окружающий Давше рельеф нигде, конечно, не может дать типичной пади с высокими гольцовыми гребнями, но все же подступающие к берегам склоны местами довольно круты, иногда река пробивается по разрытому ею узкому и глубокому ущелью или скрывается на время под россыпью.

Лесу по Давши много и качество его, кажется, выше, чем в других местах. Только в самой вершине, по склону подъема на перевал в Правый Таркулик, где местность принимает уже подгольцовый характер с россыпями, крупными камнями и скалами, можно видеть кусты кедрового сланца и низкорослые березняки, на всем же остальном протяжении, по холмам и увалам, образуя подчас высокое и полное насаждение, тянутся хвойные леса, местами с незначительной примесью лиственных пород, преимущественно березы.

Из хвойных чаще всего можно видеть сосну и кедр. Лиственница встречается по всей реке, но редко она кроме нижнего течения, играет заметную роль в составе. Пихта у воды и по западкам изредка входит чистым насаждением, чаще же, вместе с елью, образует второй ярус в сосновых и кедровых лесах. Последние иногда имеют высоту до 50 арш., при 18-20 верш. диаметра, различной густоты, редко, впрочем, образуя полное насаждение. В подлеске в таких одноярусных борах бросается в глаза обилие кустарников: жимолости, смородины, малины, шиповника. В покрове, состоящем большей частью из мха, много ягод: брусники, черники, голубики.

По обоим берегам, разделяясь неширокими перемычками леса, иногда на значительном пространстве, тянутся поляны с густой и сочной травой, служащие хорошими пастбищами для изюбря.

Насколько можно судить по заметкам Д.Н. Александрова, различие насаждения по правому и левому берегу подметить трудно. И здесь, и там одинаково можно встретить и кедр, и сосну, и другие породы. Объясняется это, конечно, однородностью почвенных условий и приблизительно одинаковым количеством света. Здесь нет каменистых гребней и высоких, почти отвесных, скалистых обрывов, на которых не может укорениться лес. Рельеф же холмов и увалов и по ту, и по другую сторону реки в одинаковой степени может создать как места более затененные и влажные, пригодные для кедра и пихты, так и пространства с сухой почвой, хорошо освещаемые солнцем, дающие благоприятные условия для роста сосны.

Как место добычи соболя, р. Давше потеряла свое прежнее значение, что, между прочим, отразилось на арендной плате: в 1912 г. река пошла с торгов всего лишь за 65 руб., в то время как соседний Таркулик в том же году дал тунгусам 405 руб. Некоторые промышленники мне говорили, что теперь по реке соболя совсем нет. Может быть это не совсем верно, но и в лучшем случае зверька здесь настолько мало, что трудно питать хоть слабую надежду на сколько-нибудь удачный промысел. Лет 8-10 назад сюда охотно ходили соболевщики, селясь в двух юртах и двух зимовьях, разбросанных в разных местах по течению реки, и соболя добывали, пожалуй, не меньше, чем в других реках, но с каждым годом его количество все уменьшалось. Объясняется это, вероятно, «мягкостью» мест: нет сплошных зарослей непроходимого кедрового сланца; почти нет россыпей с большими камнями, зверьку некуда скрыться от настойчивых преследований неутомимого охотника. Если же в добавок принять во внимание, что промысел обычно продолжался до 25 марта, и соболю не только мешали «обгоняться», но даже нередко били котных самок, станет вполне понятным его быстрое и чуть ли не окончательное исчезновение по р. Давше.

В последние годы, беря реку, арендатор рассчитывал, вероятно, выручить не на соболе, а на других продуктах промысла и прежде всего на белке. Хотя это кочующий грызун, но все же его чаще всего можно встретить в кедровниках, которых по реке достаточно, особенно на склонах Зырянского и Инденского мыса. Согласно постановлению тунгусов, в реке могли промышлять 5 человек, и арендатор, отправляя такое число охотников, на одной белке мог не только вернуть невысокую арендную плату, но и получить солидный барыш. Другие пушные звери (колонок, горностай, выдра, медведь) добываются здесь, как впрочем и всюду в Подлеморье, лишь случайно и сколько-нибудь серьезного значения в промысле не играют. Тарбагана совсем нет. Из копытных чаще других здесь можно встретить изюбря. Этот лесной красавец водится здесь, по-видимому, в довольно значительном количестве. По крайней мере, местные тунгусы, отправляясь для добычи «пантов» на солонцы, разбросанные по различным рекам, не обходят вниманием и Давшинский солонец, расположенный верстах в 7 выше устья. Северный олень в этих местах бывает преимущественно зимой, спускаясь сюда, где меньше снегу и легче добывать корм, из более высоких мест своего летнего обитания. Кабарга встречается по склонам Зырянского и Инденского мыса и в ущелье верховьев р. Давше.

Заканчивая описание реки, можно еще упомянуть, что около ее устья, на довольно высоком суходольном берегу Байкала есть теплый ключ с температурой +341/2°С. Ключ представляет из себя бочкообразную яму глубиной в 11/2 арш. при такой же ширине с илисто-песчаным дном, окруженную густой, нависшей над ней травой. Вода из ямы переливается через край и расползается по лугу небольшим болотищем.

Источник: Верхнеудинск-Ленинград, Издание Госплана БМАССР, 1926 г.