Lake Baikal
Владимир Скращук,
пресс-служба БЭВ

"Транснефть" роет могилу для Байкала

13 мая в офисе ИРОО "Байкальская Экологическая Волна" прошла пресс-конференция для иркутских СМИ с участием директора Бурятского регионального объединения по Байкалу (БРО, г. Улан-Удэ), доцента кафедры экологии и безопасности жизнедеятельности ВСГТУ Сергея Герасимовича Шапхаева, посвященная изменению трассы нефтепровода "Восточная Сибирь - Тихий океан".

Первая информация от местных жителей города Северобайкальска и района о том, что в городе появились многочисленные сотрудники изыскательских организаций и фирм из Новосибирска, Иркутска, Улан-Удэ и других городов, занимающиеся разведкой новой трассы нефтепровода, поступила в апреле, она вызвала большое возмущение экологических и общественных организаций. Поскольку заказчик проекта АК "Транснефть" планировал совершенно другую трассу (севернее примерно на 80 километров), и именно этот проект получил положительное заключение Государственной экологической экспертизы (ГЭЭ) в декабе 2004 года. Хотя при подготовке проекта "Транснефть" нарушила все, что только можно: во время серии общественных слушаний 2004 года компания отказала в предоставлении полной информации о проекте практически всем общественным организациям. Документы для проведения общественной экологической экспертизы были предоставлены только одной экологической организации "Общественная экология", зарегистрированной в Москве, в уставе которой прямо записано - "занимается защитой экологических прав москвичей". Получается, что всем остальным россиянам было отказано в защите своих экологических прав.

Теперь "Транснефть" попирает даже то сомнительное согласование, которое было выдано правительством РФ 31 декабря 2004 года, кстати, с нарушением российского законодательства, и переносит трассу непосредственно к берегам Байкала. Что, разумеется, делает защиту озера в случае разлива нефти технически невозможной.

Сергей Шапхаев рассказал, что во время визита в Северобайкальск, он лично убедился в том, что работы по разведке трассы ведутся полным ходом и в большом объеме (например, буровые и геомагнитные работы). Во-первых, все гостиницы и общежития в городе заняты приезжими - топографами, геологами и другими специалистами. С некоторыми он сумел пообщаться лично и они рассказали, что изменения в проект вносились дважды, каждый раз сдвигая трассу все южнее. Еще ученые рассказывали, что на них оказывается серьезное давление с тем, чтобы работы, на которые по всем правилам требуется год - полтора, были проведены за месяц-два. Часть работ проводилась еще зимой, когда на севере Байкала глубина снега превышает метр, и это очень сказывается на качестве проводимых изысканий.

Во-вторых, в тайге прорублены просеки - что означает получение согласования от местных лесничеств. Однако 11 мая Сергей Шапхаев получил письмо от руководителя Управления Федеральной службы РОСПРИРОДНАДЗОРА по РБ К.Г. Дремова. Господин Дремов сообщил, что Управлением проведено расследование по фактам нарушения законодательства при проведении изыскательских работ. На должностное лицо, ответственное за проведение рубки до выдачи лесорубочного билета наложен штраф; начислена неустойка за нарушение правил отпуска древесины; вынесено предписание о приостановке изыскательских работ, проводимых без положительного заключения ГЭЭ. В Агентство лесного хозяйства по РБ направлено представление о приостановке действия разрешений на проведение изыскательских работ на территории трех лесхозов вплоть до получения положительного заключения ГЭЭ на все варианты прохождения нефтепровода вдоль БАМа.

И, в-третьих, Сергею Шапхаеву удалось получить доступ к картам и схемам новой трассы. Кроме того, с людьми в камуфляжах, занятыми разведкой и подготовительными работами, встречались местные деревенские жители. Фактически, речь идет об абсолютно новом проекте, представляющем угрозу не только всей северной части озера, но и безопасности перевозок по железной дороге - расстояние от трассы нефтепровода до БАМа едва выдерживает минимальное допустимые по СНиПам нормы.

На пресс-конференции выступили также представители "Байкальской Экологической Волны" Виктор Алексеевич Кузнецов (руководитель направления "Общественный контроль") и Марина Петровна Рихванова (руководитель кампании "Байкал дороже нефти"). Виктор Кузнецов рассказал, что проводимая "Транснефтью" политика представляет собой сплошную цепочку нарушений законодательства и несет угрозу не только для Байкала, но и для природы Дальнего Востока. Корпорация является монополистом в сфере проектирования, строительства и эксплуатации нефтепроводов и, давно уже став акционерным обществом, утверждает, что ее интересы совпадают с интересами государства, а потому она якобы действует от имени государства. В действительности же, защищает интересы группы акционеров. Тем не менее, ресурсы ее огромны. Вследствие этого иски против "Транснефти" не рассматриваются (или как минимум затягиваются с рассмотрением) в судах, и любые действия против корпорации наталкиваются на мощное противодействие.

Трасса нефтепровода, в ее нынешнем виде, проходит в стороне от всех основных месторождений Восточной Сибири, значительно южнее их. Юрубчено-Тохомское месторождение в Красноярском крае, Верхнечонское месторождение в Иркутской области и ряд южно-якутских месторождений, которые в ближайшем будущем должны заменить практически исчерпанные месторождения Западной Сибири, оказываются в стороне от "стройки века". Но хуже всего то, что трасса должна пройти через Северомуйский хребет. То есть, в зоне сейсмичности 9-10 баллов, там, где в 1957 году на площади 2 млн. кв.км. произошло Муйское землетрясение силой 11 баллов, приведшее к сдвигу части хребта Удокан на восток, а Анамаркитской впадины на запад! Что важно отметить - зона, где произошла эта природная катастрофа, до того считалась учеными асейсмичной.

В случае, если бы корпорация согласилась на перенос трассы с тем, чтобы провести ее вдоль цепочки месторождений, она не только вышла бы и из водосборного бассейна озера Байкал, и из зоны повышенной сейсмичности, но стала бы намного выгоднее с точки зрения экономики (хотя и несколько дороже - что явствует из анализа, проведенного учеными СО РАН в статье "Восточный коридор нефтепроводов: сравнительная экономическая эффективность вариантов"). Речь идет о том, что вложения в вариант "Транснефти" должны составить 9,29 млрд. долл, а два других - проходящих севернее и ближе к месторождениям, минуя территорию РБ - по 10,5 млрд. долл. Зато и чистый доход составит соответственно 13,28 млрд. ("Транснефть"), 22,2 и 22,8 млрд. (альтернативные варианты).

Отдельной темой для разговора стало сравнение потенциальной опасности перевозки нефти на восток по железной дороге и в случае перекачки по трубопроводу. Да, согласился Сергей Шапхаев, если взять статистику, то аварии на железной дороге случаются чаще, но по масштабам они отличаются от аварий на трубопроводах на два порядка - то есть в сто раз. В случае, если разом перевернется 60 цистерн с нефтью (на Байкале до сих пор не было ни одного случая опрокидывания даже одной), то произойдет разлив 3600 тонн нефти. Одна авария на нефтепроводе - по действующим в АК "Транснефть" правилам и нормам - означает разлив с практически неизбежным попаданием в Байкал от 500 до 8300 тонн нефти. Кроме того, любая авария на нефтепроводе создает угрозу для питьевого водоснабжения населенных пунктов как в Бурятии, так и в Иркутской области; нанесет огромный вред всему живому, особенно рыбным ресурсам озера. Сокращение перевозок нефти по БАМу означает также и значительное сокращение объема перевозок и увеличение тарифов, которое, по мнению Сергея Шапхаева, ударит по всем клиентам железной дороги.

Важнейшим пунктом в борьбе против массовых нарушений законов является позиция местных властей. Районные власти Иркутской области (не без подсказки БЭВ) уже перестали регистрировать экологические экспертизы, проведенные московскими псевдо-экологическими организациями. Областные власти на прямые вопросы экологов отвечают уклончиво - заместитель губернатора Лариса Забродская, например, сказала, что не знает ничего об изменении трассы. Власти Республики Бурятия, по оценке Сергея Шапхаева, проект поддерживают, но довольно вяло - президент РБ Потапов только в апреле общими фразами высказался в пользу проекта в целом. По сравнению с тем, как региональные власти продавливали не так давно проект ЮКОСа (на юге Байкала через Тункинский национальный парк) - это просто "цветочки".

Центр Всемирного природного наследия ЮНЕСКО, о чем сообщил в своем ответе на совместное обращение российских экологических организаций Франческо Бандарин - директор ЦВПН, на 29 сессии Комитета ЮНЕСКО (июнь-июль 2005 года) будет рассматривать доклад правительства России об альтернативных маршрутах транспортировки нефти и газа. В приложении к письму Комитет ВПН отмечает, что представленные в ЮНЕСКО результаты ГЭЭ маршрутов транспортировки нефти были отрицательными и просит, чтобы любые будущие планы не затрагивали достояние Всемирного Природного Наследия. Комитет выразил озабоченность в связи с возможным ущербом и счел необходимым указать на необходимость проведения экспертиз по международным стандартам и просил правительство РФ принять меры, чтобы исключить все угрозы достоянию Всемирного Природного Наследия озеру Байкал.

P.S. После пресс-конференции "Байкальской Экологической Волны", в которой приняли участие 11 СМИ, телекомпания "Город" во время выпуска новостей провела интерактивный опрос своих телезрителей по теме строительства нефтепровода по северу Байкала. Так вот, на вопрос: согласны ли вы со строительством нефтепровода по маршруту предлагаемому "Транснефтью", "да" ответили 56 человек, "нет" ответили 2000 человек, "пусть решают специалисты" ответили 100 человек. Судите сами.

16 мая 2005 г.