Lake Baikal

Поиск пути обхода озера Байкал с севера

Мы с удовольствием сообщаем о возвращении в Иркутск полковника Волошинова из экспедиции для разведки местности между р. Ангарой и северною оконечностью Байкала. Экспедиция, как известно, имела, целью выяснить сравнительныя удобства проведения железнаго пути по так называемому северному направлению, предложенному г. Проценко и г. Межениновым.

Этот проект, имевший целью сократить линию транзита и уменьшить техническия трудности при обходе озера Байкала с юга, был создан теоретически. Как видно по карте, линия должна была пролегать по местности мало изследованной, пересекая реки: Ангару, Илим, Лену, Ханду и Киренгу, причем предполагалось, что водораздельные хребты между этими реками не представят больших трудностей в смысле проложения железнаго пути и только один байкальский хребет (между р. Киренгой и Байкалом), как казалось, мог представить некоторыя трудности.

Полковник Волошинов, делая съемку и барометрическую нивелировку, прошел от р. Ангары (д. Подволошной), пересекая р. Илим у д. Кочергиной, на р. Лену к пристани Жигаловой, откуда спустился вниз по р. Лене до Усть–Кута, опрашивал жителей каждаго селения о возможных путях и перевалах к р. Илиму и Киренге. Вернувшись обратно через Илимск к с. Большой Намыр на Ангаре, Н.А. Волошинов направился на восток. Таким образом, водораздельные хребты между р. Ангарой и Леной пройдены нивелировкой и съемкой по трем направлениям от д. Подволошной к Жигалову, от Усть–Кута к Большому Намырю и от Ср. Баяна на Ангаре от д. Басовой на Лене. Отсюда Н.А. Волошинов, пересекая р. Ханду и Киренгу около д. Мунок, вышел к северной оконечности озера Байкала, спустившись с хребта в долину р. Тыи.

Вся эта местность представляет собою как бы одно общее высокое плоскогорие (1700 над уровнем Байкала), на котором громоздятся байкальские гольцы, окаймляющие озеро с северо–запада. Все реки этой местности текут в глубоких и узких долинах, сразу врезались в плоскогорье уже в самых верховьях и сопровождаются большим числом ключей.

Вследствие такого характера местности, только долины больших рек (Ангара, Илим, Лена, Киренга) представляют хоть некоторыя удобства для жизни оседлаго населения; так как только там встречаются наносы почвы, удобной для земледелия и скотоводства, хотя то и другое возможно в самых ограниченных размерах по недостатку удобной земли и неблагоприятных климатических условий. Вся же остальная местность представляет совершенную пустыню с каменистой почвой, покрытой слоем торфа и мха, почти без всякой травяной растительности. Громадные леса, по преимуществу хвойных пород, покрывают почти сплошь эту местность, и только болотистая долина Ханды и скалистые гольцы байкальскаго хребта лишены почти всякой растительности.

Вековые кедры и лиственницы, выросшие на тонком слое торфа, распространяются корнями далеко в стороны, переплетаясь между собою. Вследствие этого бури производят в этой тайге громадныя опустошения, буреломы покрывают обширныя пространства; вековыя деревья с гигантскими корнями, вывернутые и наваленные друг на друга, делают эту тайгу почти совершенно непроходимой и придают всей местности мрачный и дикий характер.

Только тунгус, промышляющий зверя и его олень, питающийся мхом, находят в этой тайге средства для скуднаго пропитания. Таким образом эта местность совершенно непригодна для культуры, и никогда не может быть разсматриваема даже как запас земли для заселения, почему и не имеет никакой будущности.

Вот в общих чертах тот край, который должна оживить железная дорога, проектированная г. Межениновым; что же касается технических условий, то и они едва ли говорят в пользу севернаго направления. Дорога пересечет пять больших рек и пять каменных хребтов высотою от 1700' до 2000', тогда как при южном пересекает только реку Иркут и один хребет высотою менее 800'.

Источник: «Восточное обозрение» № 42, 15 октября 1889 г.