Lake Baikal

Первые рейсы ледокола «Байкал»

Рано утром 5-го января мы приехали в Баранчики. Ковш, в котором помещался ледокол «Байкал», был пуст. Только разбитый и вновь сцементированный морозом лед говорил, что здесь производились не то какия-то работы, не то помещалось какое-то судно, которое недавно ушло отсюда. Полоса разбитаго льда, приблизительно в 10 саж. шириною, тянулась саж. двести по направлению к Култуку, а потом почти над острым углом, поворачивала к Лиственичному, к ледокольным докам. Полоса производила впечатление широкой ленты, почти прямолинейной словно канал, прорытый для каких-то целей. В конце этого канала в дымке утра поднимались черные клубы дыма, выбрасываемаго из 4 труб чудовища, которое обрисовывалось на фоне ледокольных доков. Это чудовище был ледокол «Байкал», который 4 января для всех неожиданно оставил свою пристань в Баранчиках, пыхтя и гудя, разрушая лед и вызывая всеобщее удивление, прошел мимо Лиственичнаго и стал против своих доков. Первый рейс был безусловно удачен. Сегодня «Байкал» должен был идти вглубь озера, и мы спешили попасть к рейсу.

Бойкая лошадка весело бежала по правой стороне канала. Перед нашими глазами ледокол обрисовывался все яснее и яснее: мы уже разглядывали красный шлейф его, черные борта и серую надстройку, над которой гордо высились четыре громадныя трубы, выпускавшие, как бы нехотя, клубы чернаго дыма. Двенадцать громадных белых с красными жерлами вентиляторов также придавали ледоколу внушительный вид. Точно какой-нибудь «Наварин» - заметил мой спутник, когда мы подъехали к ледоколу.

Действительно ледокол производит впечатление громаднаго военнаго судна. Все окружающия постройки, за исключением доков и уже почти собраннаго малаго ледокола, кажутся мизерными перед гигантом, впервые появившимся на седом Байкале.

Благодаря любезности г. строителя мы внимательно осмотрели судно. Ледокол вполне окончен за исключением внутренней отделки. Работа на нем кипит, и мы не сомневаемся, что в феврале он будет вполне отделан. Палуба для вагонов почти закончена и остается только наложить рельса на толстыя брусья-бревна. На второй палубе идет отделка кают и помещений. С правой стороны ледокола помещаются каюты I и II кл., кухня, столовая, ванна и проч. По середине большой салон, который будет называться царским. С левой стороны судна расположено царское помещение: каюты, салон, ванна и проч. Позади этого отделения помещен третий класс. Стены кают будут покрыты особым несгораемым составом, известным под названием «уралита»; это вещество отличается плохой теплопроводностью, вбирает сырость, но не разбухает. Вся отделка производится средствами ледокола и в его собственных мастерских. Здесь же изготовляется и мебель. На верхней палубе помещена только каюта капитана, помещение для рулевых, мостик с вышкой для капитана. Сигнализация, посредством которой производится командование судном, электрическая или механическая. Только резкий звонок и дает понять, что отдано какое-то приказание в машинное отделение или рулевым. Блинтус бортов ледокола сделан из особеннаго дорогого и прочнаго дерева - «тик». Верхняя палуба очень обширна и имеет три выхода: из царскаго помещения, I и II классов.

Ледокол приводится в действие тремя машинами; кроме того, на нем имеются динамо-машины, машины для пароваго отопления, для водоснабжения и пр. Каждая из больших машин в 1250 индикаторных сил, так что все три оне развивают громадную силу в 3750 индикаторных сил; maximum числа оборотов 105; котлов 15, из которых при нашем рейсе работало 10. Котел развивает в среднем 150 атмосферных давлений...

В 10 ч. утра гудок известил, что ледокол «Байкал» идет во второй рейс. Приставленныя к носовой части лестницы, по которым мы взобрались на ледокол, были убраны. Капитан-строитель г. Заблоцкий перевел рычаги особаго аппарата для управления судном и поставил стрелку на надпись - «готовсь». Ответный звонок дал знать, что там, далеко, в машинном, отделении все готово к отходу и только ждут приказа командира. Новый резкий звонок заменил команду: «малый задний ход». Ледокол как бы затрепетал; седой старик Байкал успел за ночь сковать оковы вокруг дерзкаго нарушителя его покоя и крепко держал великана в своих ледяных объятиях. Пленник сердито вздрагивал. На корме забурлила вода и широким потоком хлынула поверх льда, гоня перед собою легкия льдины, доски и проч.; местами вода пробивалась через лед и била фонтанами. Шла недолгая, но упорная борьба. Старый Байкал кряхтел, стонал и наконец безсильный должен был выпустить из своих стальных рук смельчака, который медленно пошел по каналу, пробитому им еще вчера.

Не доходя до Немчиновской пристани, была отдана команда взять курс на юго-восток, и ледокол вначале медленно, а потом все быстрее и быстрее пошел вглубь Байкала, сокрушая под собою лед*), который для гиганта, по-видимому, не представлял никакого препятствия. Ледокол шел так же, как идет пароход, развивая скорость до 15 в. в час. Но это еще не максимальная его скорость: машины его делали не 105 оборотов, а только 68.

Ледокол при проходе делает канал равный ширине его посадки, причем лед около него не дает трещин, а как бы обрезается, так что с ледоколом можно идти почти рядом. При остановках лестницы спускались с носу прямо на лед, и на нем не было ни одной трещины.

Если смотреть на ледокол со стороны, а также с его палубы на лед, то кажется, что судно катится по льду и только иногда какая-нибудь льдина выскочит концом наружу или всплеск воды выдаст проломленный лед. Такова работа ледокола, когда он двигается по прямой линии; но картина меняется, если он делает оборот: тогда боковым натиском ледокол делает на льду громадныя трещины, разбивает его на большия льдины и получается полынья огромных размеров. Такая разрушительная картина отчасти получается и потому, что ледокол не был нагружен; ватер-линия была высоко над водой, и он сидел еще недостаточно глубоко, почему и руль не мог действовать так, как он будет действовать при настоящей осадке судна. В этот рейс при оборотах больше приходилось работать винтами, чем рулем.

Пройдя верст 15, мы поворотили назад. У Лиственичнаго какой-то смельчак старался нам пересечь путь и, несмотря на тревожные свистки, он гнал свою лошадь, надеясь пробежать раньше, чем ледокол сделает канал. Но когда он наткнулся на канал, сделанный ледоколом утром, и увидел, что может остаться на ледяном острове, смельчак сломя голову понесся обратно. Ледокол вынужден был задержать свой ход. В Лиственичном мы встали на прежнее место.

*) Лед на средине Байкала был толщиною в 181/2 дюймов.

Рейс «Байкал» совершил под командой корабельнаго инженера В.А. Заблоцкаго, а машинами управлял стар. пом. механика флота С.А. Заблоцкий, прикомандированный к ледоколу морским министерством для сборки машин.

На бурят ледокол и его плавание производят ошеломляющее впечатление; многие из них подходили к каналу, осматривали воду, пробовали ее и ощупывали самый ледокол; в заключение с недоумением и как бы с грустью качали головой: «вот мол до чего дожили и зимою Святому морю не дают покоя».

Источник: «Восточное обозрение» № 6, 11 января 1900 г.