Lake Baikal

Поход по Байкалу на байдарке.
Озеро Ханхой (остров Ольхон) — Иркутск.
1998 год.

Наконец, после 10 лет ежегодных летних поездок на Малое Море, с комфортабельной доставкой бренного тела автотранспортом туда и обратно, когда каждый уголок Мухора был обследован, самая большая щука выловлена и стало скучно, я решил воплотить в жизнь свой старый замысел — пройтись на байдарке по Большому Байкалу. Поход получился одиночным, без попутчиков и пассажиров, но мой трехместный «Таймень» не казался пустым — груза оказалось изрядно, около 60 кг, откуда только взялось...

Исходный пункт — озеро Ханхой, расположенное на острове Ольхон. Конечный пункт — город Иркутск. Расстояние, которое предстоит преодолеть — около 300 км, из них 240 км по Байкалу и 60 км по Иркутскому водохранилищу, или, если смотреть по имеющейся в наличии двухкилометровке — в общей сложности полтора метра по карте.

На момент начала похода у меня имеется неплохой навык хождения на байдарке по Малому Морю, в том числе и под парусом. Переходы все небольшие, наибольший около 30 км — от мыса Онтхой (залив Мухор, Малое Море) до озера Ханхой и обратно. Опыт хождения по Большому Байкалу полностью отсутствует. На момент выхода мне даже не очень понятно, какое расстояние можно проходить за день и, соответственно, сколько времени займет весь поход.

К сожалению, взялся я описывать это путешествие спустя два с лишним года, многое уже забылось, поэтому мелких деталей не будет. Как не будет и попыток описать все великолепие увиденного, ибо сделать это с помощью слов просто невозможно. Посмотрите фотографии, хотя и они очень далеки от того, что видят глаза, проникнитесь и повторите. И вы не пожалеете. Итак, отправляемся.

День 1. 28 июля 1998 г. 13:40 — 20:55.
Озеро Ханхой — бухта Базарная, расстояние 28 км

Мыс Кобылья Голова
Мыс Кобылья Голова
Мыс Кобылья Голова

Долгие сборы завершились успешным выходом из озера через протоку в Байкал. После двух недель отвратительной погоды (невероятное дело для Ольхона в это время), на небе солнце, в Малом Море — полный штиль. В такую погоду торчащие из воды черные макушки любопытных нерп видны очень хорошо даже издали. Нерп немного, они очень осторожные и при попытке приблизиться быстренько ныряют. Одна из них опрометчиво вынырнула всего метрах в десяти впереди меня, мгновенно погрузившись обратно с просто человеческим испугом в огромных черных глазах.

Ольхон в этих местах степной, берег изрезан большими бухтами. Между бухтами красивые разноцветные скалы. Сразу от мыса Елгай начинается мощный пятикилометровый скальный прижим, поэтому штиль случился очень кстати. Небольшие бухточки я «режу» с мыса на мыс, большие обхожу вдоль берега. Мне больше нравится идти неподалеку от берега, здесь ощущается ход, слышен плеск волн, чувствуется запах трав и тепло нагретых скал.

Справа проплывают острова Малого Моря, еще дальше сбегают к воде отроги Приморского хребта. Хребет вдали, в сторону Больших Ольхонских ворот, кажется белым, будто сложен из белого мрамора. Может быть, когда-нибудь я побываю и там.

Через пару часов подул свежий встречный ветер, быстро разогнав полуметровую волну с небольшим буруном.

Ветер начал стихать лишь в конце дневного перехода — при подходе к мысу Кобылья Голова и полностью прекратился, как только я вышел в Ольхонские Ворота. Ночевать остановился в бухте Базарная, с трудом нашел место для палатки — отдыхающих в это время очень много.

День 2. 29 июля. 06:15 — 19:40.
Бухта Базарная — утес Саган–Заба, 52 км

Очень коварное место Ольхонские Ворота, ветер здесь дует почти всегда, волна бывает немаленькая и, что хуже всего, очень крутая. Поэтому решил выйти как можно раньше, чтобы успеть проскочить в Большой Байкал до восхода солнца. В момент выхода из Базарной в Воротах был туман, но не очень плотный, и штиль — полный. Мне повезло — прошел Ворота гладко и без происшествий.

Байкал, особенно когда видишь его вот так — один на один, ранним утром и в первый раз — просто потрясает своим величием и просторами. Он и потом будет потрясать, но первое впечатление незабываемо. На Байкале тоже были штиль и туман, но полоса тумана виднелась далеко впереди. Море было ласковое и тихое, даже какое–то сонное. Укорачивая путь, пошел на довольно далекий мыс и опрометчиво удалился от берега метров на 500. Через некоторое время стало понятно, что туман быстро приближается. На всякий случай взял немного к берегу, запомнил, где находится берег относительно солнца и относительно направления движения легкой ряби на воде.

Берег пропал сразу, как только туман приблизился, солнце продержалось минут 10–15 и тоже бесследно растворилось. Стало неуютно — компаса у меня не было, ориентир остался один — слабая рябь на воде, да и та просматривалась не дальше нескольких метров от байдарки. Начал понемногу перемещаться в направлении, где по моему разумению должен находиться берег. Только минут через тридцать услышал очень слабый плеск воды о камни и вскоре увидел рядом мощную скалу. Не следует думать, что туман такая уж безобидная штука — ориентация теряется полностью, можно уйти очень далеко от берега, и если подует хороший ветер, то неприятности могут быть соответствующие...

Туман рассеялся часа через два, причем без помощи ветра. Установился абсолютный штиль — вода была неподвижна как зеркало. Тишину нарушали лишь плеск весел, да выпрыгивающие из воды впереди и по бокам мелкие рыбки. Идти на байдарке в такую погоду одно удовольствие и оно продолжалось целый день.

Мыс Орсо
Мыс Орсо
Мыс Орсо

Берега в этих местах очень красивые и для хождения на байдарке довольно опасные — мощные утесы отвесно спадают в воду, удобных мест для стоянки и выброса в случае опасности не много. Поскольку дороги к берегу подходят редко, то и отдыхающие на берегу встречаются не часто, больше рыбаки на моторных лодках. Леса и, следовательно, дров на берегу почти нет. У меня с собой был примус, поэтому проблема дров меня не очень занимала.

Навстречу попался целый караван байдарок. Наверное, штук пять. Ребята уже готовились финишировать — они шли в МРС. Пожаловались, что не знают куда девать выловленного хариуса, рыбы столько, что не успевают съедать. Увидев, что иду один, напророчествовали — будет тяжело. Расстались, пожелав друг другу счастливого пути.

На ночевку остановился у красивой белой скалы, тогда я еще не знал, что это знаменитый утес Саган–Заба — на моей двухкилометровке он никак не был обозначен.

Вечером, определив по карте пройденный путь, очень удивился — больше пятидесяти километров. «Виноват», конечно, штиль. Идти было легко и приятно весь день. Появилась уверенность, что удастся пройти весь намеченный маршрут.

День 3. 30 июля. 06:30 — 19:40.
Утес Саган–Заба — 5 км юго–западнее Бугульдейки, 42 км

Утес Саган–Заба
Утес Саган–Заба
Утес Саган–Заба

Утром в лучах восходящего солнца, белый утес приобрел розоватый оттенок и стал еще красивее. Вышел пораньше, в надежде на продолжение штиля. Но уже часа через два при полном отсутствии ветра навстречу пошла гладкая длинная волна — накат, постепенно увеличившись до полуметра. Особых проблем она не доставляла, но скорость передвижения сразу упала.

Примерно в середине дня вдали показались торчащие из воды ржавые железяки, которые при ближайшем рассмотрении оказались чем–то вроде портовых кранов и находились не в воде, а на сильно выдающемся в Байкал мысе, это был первый поселок на моем пути — Бугульдейка. Кроме ржавого железа, глаз ласкали полусгнившие причальные сооружения из бревен.

Накат — частое явление на Байкале, обычно это волна высотой 0.5–1 м, иногда до нескольких метров, часто в безветренную погоду, а бывает, что волна бежит навстречу ветру. Накат — это остатки шторма, бушующего где–то далеко. Волны при этом обычно пологие и буруна нет, поэтому для байдарки они опасности почти не представляют, если сами себе ее не организуете, например, подойдя очень близко к отвесным скалам...

Обходить мыс было неприятно: во–первых, долго, а во–вторых, почти вдоль всего мыса мелководье, здесь волна становилась свирепее, образовывала бурун и норовила уронить его в мой утлый челн, в–третьих, поднялся встречный ветер. Кроме того, огибая оконечность мыса, приходится либо идти бортом к волне, либо пытаться подставлять волне нос, но при этом значительно удаляться от берега. Оба варианта чреваты малоприятными последствиями. Я предпочел второй и, пройдя после мыса еще около часа, выбросился на берег в первом же подходящем для этого месте.

На берегу был песчаный пляж с одиночными валунами, а выше — узкая длинная поляна и сосновый лес. Место оказалось примечательно большим количеством разнокалиберных муравейников. На пляже в песке было много следов–углублений, в которых находилось множество муравьев — живых и уже мертвых,— попадая в такой след они не могли выбраться наверх по сыпучему песку.

День 4. 31 июля. 09:20 — 19:30.
5 км юго–западнее Бугульдейки — бухта Сенная, 32 км

Губа Сенная
Губа Сенная
Губа Сенная

За Бугульдейкой резко меняется береговой пейзаж — становится гораздо меньше отвесных скал, на берегах появляется лес. Примерно в середине дня по небу поползли подозрительные облака — погода портилась. Весь день дул несильный встречный ветер, но большой волны не разогнал.

Скалистые берега, которыми я любовался накануне, исчезают позади в дымке. Даже не верится, что всего день–два назад я проходил мимо тающих вдали мысов и заливов. Я все ближе подходил к едва ли не самому известному месту на Байкале — бухте Песчаной.

До места предполагаемой стоянки добрался без приключений, однако в бухте Сухая под каждым деревом стояла палатка. Пришлось встать в бухте Сенная на маленьком мысу. На нем, на высоте примерно два метра над пляжем, оказался пятачок тщательно вытоптанной земли со свежим кострищем и полным отсутствием людей поблизости. По–видимому, туристы устраивали здесь вечерние посиделки. Совсем рядом шла тропа из бухты Песчаной. В нескольких метрах находился знаменитый кедр, растущий на голой скале,— памятник природы «Мужество жизни».

Ночью поднялся сильный горный ветер и до утра шумел в верхушках деревьев. Утром его можно было увидеть — по воде в разные стороны разбегалась рябь, но поскольку ветер пытался дуть сразу отовсюду, то большой волны он не поднял.

День 5. 1 августа. 11:35 — 16:10.
Бухта Сенная — мыс Нижние Хомуты, 20 км

Ближе к обеду стало понятно, что шквалы не усиливаются, а стихают — можно выходить. Успешно прошел бухту Песчаную — удивительно красивое, но, к сожалению, очень обжитое место. К счастью, пока не додумались лепить сараи непосредственно на скалах, поэтому в бухте еще есть на что посмотреть (впрочем, насчет не додумались, это я зря — с 1986 года существует план реконструкции турбазы, согласно которому очистные сооружения предполагалось поместить непосредственно на Малую Колокольню, к счастью этот план был успешно забыт, но кто знает…).

На подходе к Верхним Хомутам слабые шквалы сменились целенаправленным, постепенно усиливающимся встречным ветром и невысокой, но злой волной с буруном. Остановился неподалеку от мыса Нижние Хомуты, чтобы переждать волнение, однако так и не дождался — ветер и не собирался стихать. Выйти волна не позволяла, пришлось ставить палатку прямо на галечном пляже, так как сразу за ним начиналось что–то вроде болота.

Далее: Часть 2. Участок от мыса Нижние Хомуты до города Иркутск.

Другие походы: