Озеро Байкал
Магия Байкала Озеро Байкал
Озеро Байкал Магия Байкала » История » Основные этапы жизни И. Черского (часть 1)
Озеро Байкал
Магия Байкала
О Байкале
Природа Байкала
Походы
Фотоальбом
Экология
Отдых на Байкале
Туры на Байкал
История
Форум

С.В. Обручев, 1936 г.

Основные этапы жизни и творчества И.Д. Черского

Иван Дементьевич Черский

Иван Дементьевич Черский. Снимок из архива М.Н. Черской. Сделан в Иркутске в 1879-1880 гг.

Жизнь и смерть Ивана Дементьевича Черского полны трагического величия. Единственной его целью было служение науке и родине; на протяжении двадцати лет каждый свой день он приносил в жертву знанию - и наконец пожертвовал для науки и жизнью.

Иван Дементьевич Черский, литовец по происхождению, родился 3 мая 1845 г. в имении «Сволна», Дриссенского уезда, Витебской губернии. Рано осиротев, он учился сначала в Виленской гимназии, но в 1860 г. из третьего класса перешел в Виленский шляхетский институт - тогда одно из лучших учебно-воспитательных заведений города. В 1863 г. восемнадцатилетний юноша, еще не кончивший институт, принял участие в польском восстании, был арестован вместе с другими повстанцами, осужден, сослан в Сибирь и сдан в солдаты. В течение шести лет он служил в I Западно-Сибирском линейном батальоне в Омске вначале рядовым, а потом - фельдфебелем. Такой резкий переход от привилегированного учебного заведения и обеспеченной жизни к суровой дореформенной солдатчине все же не сломил хрупкого юношу. Он не погиб, как многие (вспомним судьбу Полежаева), и главную роль в этом сохранении живого духа сыграла его страстная любовь к знанию. Как писал Н. Ядринцев в прекрасном некрологе, напечатанном в 1892 г. в «Русских Ведомостях», Черский работал в Омске неутомимо, страстно отдавшись науке. Много помогли ему три выдающихся человека - инженер Марчевский, В.И. Квятковский, библиофил, обладавший замечательной библиотекой, а позже этнограф Г.Н. Потанин, только что вернувшийся из экспедиции и увлекавшийся в это время изучением естественных наук. Потанин руководил занятиями Черского и даже, заочно, геологическими экскурсиями, которые последний делал в окрестностях Омска.

Но научная работа трудно совместима с положением рядового. Черский тратил много сил и нравственной энергии на преодоление этих препятствий и в конце концов заболел. Ядринцев отмечает постоянное угнетенное состояние духа, деликатное и слабое сложение Черского; «он стал хилеть, хворать» и наконец поступил в военный госпиталь на испытание. Но нервная болезнь плохо подходила под обычные нормы болезней, освобождающих от военной службы, и вызывала недоверие начальства. Только после нескольких месяцев испытания Черский в 1869 г. был уволен из батальона.

Уже и Омске ясно определились основные склонности Черского - геология и зоология; значительно позже, во время работ в Прибайкалье, он проявил себя также как талантливый геоморфолог. Пробыв еще два года в Омске и зарабатывая на жизнь уроками, Черский посвящал много времени самообразованию и работе в городской больнице, где занимался анатомией. В эти мало известные нам годы ученичества Черский при необычайно неблагоприятных обстоятельствах, при отсутствии настоящих руководителей и лабораторий, благодаря своим выдающимся способностям сумел сделаться уже в 26 лет полноценным специалистом - геологом и зоологом. Об этом можно судить по первым его статьям - геологическому очерку окрестностей Омска (где он изучил площадь около 1000 км2) и заметкам о форме рогов ископаемого носорога и об орудиях каменного века, опубликованным в Иркутске в 1872 г.

В 1871 г. Черский был вызван в Иркутск Сибирским отделом Географического общества, и в течение последующих четырнадцати лет его научная работа проходила в стенах Отдела и в путешествиях по заданиям последнего.

В Иркутске Черский сделался сразу ближайшим помощником А.Л. Чекановского. Работа под руководством этого талантливого геолога и смелого путешественника и общение с другим выдающимся естествоиспытателем, также ссыльным поляком, исследователем Байкала зоологом Б.И. Дыбовским предопределили дальнейшее направление работ Черского. Чекановский в это время заканчивал свои работы в Иркутской губернии и переходил к исследованию севера - Лены, Оленека, Нижней Тунгуски - его место в изучении околобайкальской горной страны занял Черский. Более детальные исследования, посещение новых районов, другие теоретические взгляды - все это заставило Черского во многом разойтись с Чекановским в выводах о геологической истории страны, но несомненно, что роль Чекановского в формировании Черского-геолога очень велика. Дыбовский же еще более углубил склонности к зоологии молодого ученого, который теперь уже специализировался в изучении остеологии ископаемых млекопитающих.

Свои полевые работы в Восточной Сибири Черский начал в 1873 г. вместе с Н. Гартунгом с самого трудного горного района - Китойских и Тункинских гольцов (или альп, как тогда их называли). Он прошел из Торской впадины через восточный конец Тункинских гольцов, совершил трудную переправу через Китой, поднялся вверх по р. Китойкину и перевалил через Китойские гольцы в бассейн реки Оспы (Онота) и затем поднялся по ней к Оспинским гольцам. Этот участок пути был наиболее трудным и даже опасным, так как в дождливое лето вздувшаяся бурная многоводная Оспа делала невозможным и без того опасные броды и переправы. Перейдя вновь Китойские гольцы в верховьях Оспы, Черский сделал несколько экскурсий в верховья Китоя, Иркута и Урика вплоть до Ботогольского гольца на севере и затем через Тункинские гольцы вышел в долину Иркута. Это трудное путешествие, сопровождавшееся разными приключениями и связанное с серьезными лишениями, могло бы послужить темой интересной книги; впервые высокообразованный исследователь проник в дикие дебри восточной части Восточного Саяна. Но Черский написал только краткое сообщение об итогах работы и лишь в конце жизни, в дополнениях к «Азии» Риттера, использовал большие геологические и географические материалы путешествия.

Исследования 1873 г. повлекли за собой ряд новых работ в восточной части Восточного Саяна: в 1874 г. был исследован Еловский отрог - горная группа, отделяющая Тункинскую впадину от Торской. Здесь Черский должен был разрешить вопрос о происхождении этих впадин и о связи структур Тункинских гольцов и Хамар-Дабана (или Саяна, по терминологии Черского); кроме того, Черского интересовали кайнозойские базальты и условия их излияния, а также анортитовые диабазы и байкалитовые породы.

Работы следующих двух лет были посвящены краевой зоне Восточного Саяна и Канско-Черемховской депрессии. В 1875 г. Черский изучал полосу вдоль почтового тракта от Иркутска до р. Бирюсы и затем от Нижнеудинска вверх по Уде до Нижнеудинских пещер. В течение полутора месяцев он жил с рабочими в пещере, производя раскопки, давшие богатый материал по четвертичной фауне. В 1876 г. Черский изучил нижнее течение Иркута от его входа в ущелье (ниже Торской впадины) до впадения в Ангару и исследовал, по поручению Академии наук, Балаганскую пещеру.

В 1877 г. Черский приступил к одной из своих важнейших работ - исследованию берегов Байкала. До него несколько геологов изучили отдельные участки побережья, но никто еще не охватил всего побережья Байкала в целом, и многие районы были совершенно неисследованы. Располагая в 1877 г. двумя лошадьми и двумя рабочими, а в последующие три года небольшой лодкой, на которой он часто сам греб, Иван Дементьевич выполнил огромную задачу по детальному изучению 1748 верст (1865 км) береговой полосы с многочисленными экскурсиями в стороны и исследованием островов. В 1880 г. он закончил эту работу, а в 1881 г. собрал еще дополнительные геологические материалы для юго-восточного побережья озера во время своей поездки по Селенге к Кяхте. Результаты этих исследований изложены в ряде предварительных отчетов; уже в 1880 г. Черский составил подробную геологическую карту Байкала в масштабе 10 верст в дюйме, изданную в 1886 г. Географическим, а в 1889 г. Минералогическим обществами вместе с кратким сводным геологическим очерком Байкала. Первая часть полного отчета о Байкале, касающаяся только юго-восточного берега, была опубликована также лишь в 1886 г., а описание северо-западного побережья Черский включил в составленное им дополнение к Риттеровой «Азии».

Одновременно с этими большими геологическими работами Черский упорно занимался современными и, особенно, четвертичными млекопитающими. В журнале общего собрания Сибирского отдела Географического общества от 3 ноября 1871 г. отмечено, что Черский взял на себя труд разобрать коллекцию костей и черепов животных в музее Отдела и составить их каталог. В дальнейшем Черский почти ежегодно публиковал в Известиях Отдела статьи по остеологии ископаемых млекопитающих. Иногда он печатал и небольшие статьи по археологии.

Жизнь Черского тесно связана все эти годы с Отделом Географического общества. Уже 17 марта 1872 г. он был избран консерватором музея и библиотекарем Общества и все свое время, свободное от обработки материалов, отдавал работе в Обществе. М. В. Загоскин, бывший одно время правителем дел Отдела, в некрологе о Черском сообщал, что в течение 10 лет Черский ежедневно работал от 12 до 16 часов в сутки. Никогда не бывал ни у кого «в гостях», и никто не решился бы зайти к нему без дела. «Вся жизнь его была вечным трудом и трудом бескорыстным». В это время он вряд ли получал в год больше 600 рублей, но вместе с тем скрупулезно относился к средствам Отдела, зная, что они очень ограниченны, и часто тратил на поездки свои деньги, например, купил на свои средства лодку для байкальских работ. Загоскин отмечал исключительную скромность Черского - его нельзя было убедить записаться в члены Отдела; он ни разу не решился сам читать в общих заседаниях Отдела сообщения о своих работах и только в Распорядительном комитете решался - да и то по настоятельным просьбам - говорить о своих планах и подробностях экспедиций.

Но и эта подвижническая жизнь нашла завистников, и, как глухо писал об этом Ядринцев, дельцы и интриганы стали оттеснять Черского и ставить препятствия его научной работе, которая составляла весь смысл его существования. Черскому было трудно бороться против хищников и честолюбцев - и снова он заболел нервной болезнью. Эта болезнь отразилась на зрении, и ему запретили всякую умственную работу.

В 1880 г. Черский был так слаб, что не надеялся написать текст к карте Байкала. План полевых работ 1881 г. он должен был изменить в связи со своей неспособностью из-за тяжелой болезни сердца «к пешим экскурсиям, не говоря уже о восхождении на горы и гольцы», и вместо изучения высокогорной части высокого плоскогорья, строение которого его интересовало после работ на Байкале, он поехал в более доступную долину р. Селенги.

Источник: И.Д. Черский. Неопубликованные статьи, письма и дневники. Иркутск, 1936 г.

 

Магия Байкала О Байкале Природа Байкала Походы Фотоальбом Экология
Отдых на Байкале Туры на Байкал История Форум

Copyright © 2003-2018.
Условия использования материалов сайта Магия Байкала.
E-mail.