Lake Baikal
Сергей Волков,
географ, путешественник.

Байкальские Нью-Васюки?

Туристов вряд ли удастся заманить на самый холодный берег Байкала

Состоялось судьбоносное для Байкала решение по определению площадки для строительства будущей ОЭЗ на западном побережье Байкала рядом с посёлком Большое Голоустное, на строительство которой планируется потратить около 14 млрд. рублей. Особая зона будет второй на Байкале, первая определена на восточном берегу с центром в посёлке Турка. На строительство туристической зоны в Бурятии планируется потратить до 2026 года 57 миллиардов рублей – в четыре раза больше, чем на ОЭЗ в Иркутской области. После строительства этих двух крупных туристических центров, фактически новых городов на берегах Байкала, авторы проекта обещают увеличение туристического потока на Байкал до 1-2 млн. человек в год.

Обнародованные решения о крупном строительстве на берегах Байкала не вызвали всплеска негативных эмоций, как в своё время это случилось с проектом нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан» на севере Байкала, который под давлением общественности был отодвинут от берегов сибирского озера. Слабо протестовать пытались только учёные Прибайкальского национального парка, справедливо указывая на непродуманность этого решения.

Природно-климатические условия Байкала являются объективным сдерживающим фактором для эффективности туристической индустрии на его берегах. Будет большой ошибкой не учитывать ярко выраженную сезонность на Байкале – суровую зиму и непривлекательность края в этот период для путешествий. Байкал в силу своего географического положения никогда не сможет конкурировать с тёплыми южными курортами. Туристический сезон на Байкале длится всего 2-3 летних месяца в году, и основная часть отдыхающих на его берегах в этот период – городские жители прилегающих территорий, а не приезжие издалека туристы. Как в межсезонье, которое длится восемь месяцев в году, будут заполняться туристами гостиницы, захотят ли люди вместо тёплых стран проводить свои отпуска на холодных берегах Байкала?

Очень важно при выборе площадки для будущего центра туризма на Байкале учесть все существующие риски и если создавать ОЭЗ, так в тех местах, где уже стихийно сформировались туристические зоны, популярные места массового отдыха на побережье Байкала. Что касается жителей Прибайкалья, то, считаю, берег рядом с Большим Голоустным для них не особо привлекателен. В летние месяцы они едут отдыхать на тёплые заливы Малого моря, зимой – кататься на лыжах на снежные склоны Хамар-Дабана в Байкальск, а для короткого воскресного отдыха предпочитают близко расположенную к Иркутску Листвянку, где сформировавшаяся туристическая зона уже давно живёт своей жизнью, с гостиницами, ресторанами и рыбными рынками.

В Большое Голоустное не едут отдыхающие и туристы – по простой причине, что это место совсем неконкурентно тёплым заливам Малого моря и его просторам, где на автомашине можно путешествовать вдоль материка на 120 км, а по острову Ольхон – на 70 км (для сравнения: по берегу от Большого Голоустного можно проехать только 4 км). Рядом с заболоченной дельтой реки Голоустной нет хорошей рыбалки и тёплой воды, из долины реки дует постоянный ветер, и на земле голого устья нет ни единого дерева, отсюда возникло и название – Голоустное.

Среди основных факторов риска для строительства здесь крупного туристического центра можно назвать следующие: отсутствие рядом гор и зимой снега для функционирования горнолыжных баз и, соответственно, загрузки гостиниц ОЭЗ в зимний период, отсутствие автомобильных дорог на побережье для создания эффективной туристической зоны, непривлекательность побережья для отдыхающих, а также, что немаловажно, в посёлке нет необходимых трудовых ресурсов для обслуживания будущих гостиниц и ресторанов.

Из всех рассматриваемых вариантов Большое Голоустное – самый неудачный. Значительно перспективней было бы создавать центр туристической зоны на Малом море, которое благодаря сравнительно тёплой воде в заливах и своей живописности уже стало традиционной Меккой для отдыхающих сибиряков в летние месяцы. Или, например, развивать туристическую зону на юге Байкала – в Байкальске, население которого превышает 15 тысяч человек и может обеспечить создаваемую ОЭЗ необходимыми рабочими кадрами, при перепрофилировании БЦБК освободившиеся трудовые ресурсы могли бы найти новую работу в сфере туризма.

Несомненным плюсом Байкальска являются снежные горы Хамар-Дабана, где успешно работает горнолыжный курорт «Гора Соболиная», а также уже готовая транспортная инфраструктура – Транссибирская железнодорожная магистраль и асфальтированная трасса М-55, связывающая Иркутск и Улан-Удэ. Байкальск находится в 146 км от Иркутска и в 319 км от Улан-Удэ, что позволяет жителям обоих этих крупных близлежащих городов приезжать сюда на уик-энд. Из Байкальска можно пустить экскурсионные поезда на Кругобайкальскую железную дорогу, автобусные экскурсии в Тункинскую долину, пешеходные трекинги на Хамар-Дабан, а для спортсменов-водников предложить сплавы по горным рекам.

Как же получилось, что самая бесперспективная площадка – в Большом Голоустном, к тому же из-за отсутствия дорог и трудовых ресурсов требующая колоссальных дополнительных вложений для обустройства ОЭЗ, победила в конкурсе с предлагаемыми площадками на Малом море и в Байкальске? Какими сибирскими пряниками в новые Нью-Васюки в Большом Голоустном на холодный берег Байкала планируется привлекать отдыхающих – большой вопрос. Как ехали раньше тысячи иркутян и гостей региона летом отдыхать на берег Малого моря, так и будут стремиться туда в будущем.

Создание туристско-рекреационной зоны в Большом Голоустном никак не скажется на снижении доли неорганизованного туризма, львиную часть которого даёт Малое море. И самый главный вопрос – целесообразно ли вообще развивать массовый туризм на Байкале в таком большом объёме, не разумнее ли сохранить заповедный режим его берегов с щадящей моделью туризма, чтобы питьевой колодец планеты оставался как можно дольше с чистой водой?

Пресная вода – стратегический запас будущего, роль которого со временем будет стремительно возрастать, – является самым важным, востребованным и дефицитным ресурсом. Эксперты прогнозируют, что к 2015 году доступ к питьевой воде станет причиной наиболее опасных мировых конфликтов, через 50 лет вода будет цениться дороже нефти. Ситуация такова, что к 2025 году потребление воды возрастёт на 50% в развитых и на 18% в развивающихся странах. Учитывая, что уже сейчас человечество использует до 70% пресной воды на планете, через 10–15 лет её нехватка будет столь очевидна, что может в дефицитных регионах угрожать жизни людей.

Что же на самом деле выгоднее для государства – строительство очередного города и очистных сооружений на берегу Байкала, чтобы получать прибыль от туристической отрасли сегодня, или сохранение уникального запаса пресной воды в сибирском озере, чтобы иметь возможность продавать её в будущем, когда дефицит пресной воды станет реальной угрозой для выживания человечества? Как утверждается в последнем докладе ООН, в результате глобального потепления нехватку пресной воды в ближайшие десять лет будут испытывать до трёх миллиардов человек – то есть больше половины населения Земного шара. Уже сейчас эта проблема остро стоит в Африке, Индии, Турции. По данным ООН, лишены доступа к чистой воде 1,1 млрд. человек на Земле, приходится пользоваться частично загрязнённой водой и ограничивать потребление воды 2,6 млрд. человек.

В мире не сохранилось открытых водоёмов с пресной водой, пригодных для розлива питьевой воды. Исключение составляет лишь Байкал, где содержится около 20% мирового запаса пресной воды. С 1992 г. начат промышленный розлив байкальской воды в пластиковые бутылки. Сейчас розливом байкальской воды заняты четыре небольших завода. Вода берётся с глубины 400 м, где она защищена водной толщей от поверхностного загрязнения. Глубинная байкальская вода – единственная в мире, сохранившая первичное соотношение макро- и микроэлементов, каким оно было сотни лет назад, – имеет наиболее приемлемый для человека кальциево-карбонатный состав.

Вкусная и полезная вода должна содержать кислорода не менее 8 мг в литре, а в байкальской воде содержание кислорода 12 мг/л. По словам директора Лимнологического института РАН академика Михаила Грачёва, стандартом для организма человека является вода в «ядре» озера – 300 метров от поверхности и 100 метров над дном. Именно здесь концентрации химических элементов меняются мало как по глубине, так и по сезонам года. Время, которое необходимо для проникновения сюда поверхностных вод, равно одному десятилетию. Но сохранятся ли исключительные качества байкальской воды при 2 млн. туристов в год, которые будут ежегодно приезжать на Байкал? Справятся ли очистные сооружения с таким наплывом людей?

Элементарный математический расчёт показывает, что только за одну секунду среднегодовой расход воды в истоке Ангары составляет 1940 м3. Этот объём соответствует примерно 2 млн. литровых бутылок чистой питьевой воды, за год – 60 км3, и если взять хотя бы 1/3 стока воды из Ангары, можно разлить 1012 литровых бутылок; этого количества хватит, чтобы в течение года удовлетворять жажду около 1 млрд. человек. Этот бизнес может оказаться выгоднее туристического.

Следует заметить, что запас воды в Байкале непрерывно обновляется и черпать чистую воду можно из него до бесконечности, при разумном хозяйствовании она не кончится, как запасы нефти в будущем. Вопрос заключается лишь в том, сможет ли Байкал – самое чистое на Земле естественное хранилище пресной питьевой воды – сохранить прозрачность и уникальные свойства своей воды при активном развитии туризма на его берегах. Является ли правильной модель развития массового развития туризма на Байкале со строительством ОЭЗ на его берегах, не погубит ли это мировой источник пресной воды? Неминуемым следствием увеличения числа туристов станет потеря привлекательности природных ландшафтов и разрушение естественной природной среды, что в будущем неизбежно отразится на качестве байкальской воды.

В Государственном докладе «О состоянии озера Байкал и мерах по его охране в 2006 г.» отмечается, что полученные данные мониторинга состояния воды «свидетельствуют о сохранности чистоты вод Байкала в целом, с одной стороны, и, с другой стороны, о наличии отдельных участков незначительного локального загрязнения, требующих постоянного контроля и мониторинга: по сравнению с 2005 г. в 2006 г. наблюдалось увеличение концентраций измеряемых показателей – в районе Байкальского ЦБК, г. Слюдянки и пос. Култук, дельты Селенги, пос. Нижнеангарск, с. Зама, Малого моря, залива Мухор и Ольхонских Ворот, р. Бугульдейка, бухты Песчаной, пос. Листвянка», т.е практически во всех местах скопления туристов и людей. Каким будет «локальное загрязнение» от ОЭЗ на Байкале с прогнозом общего потока туристов в них к 2026 г. – почти два миллиона человек в год?

12 ноября 2007 г.

Источник: Восточно-сибирская правда