Lake Baikal
Евгения Конева

Парк - национальный... интересы - частные

В конце прошлого года Государственная дума приняла во втором чтении поправки к закону «Об особо охраняемых природных территориях». Их анализ позволяет сделать вывод, что под лозунгом развития экологического туризма природоохранные территории превращают в коммерческие вотчины. Когда законопроект еще только обсуждался, обеспокоенные судьбой заповедных территорий сотрудники научного отдела Прибайкальского национального парка написали об этом президенту РФ. Как показали дальнейшие события, директор парка Олег Апанасик, вероятно, во избежание впредь подобных вольностей со стороны своих подчиненных, обеспокоился скорейшей ликвидацией «взбунтовавшегося» отдела.

Профессионалам здесь не место

Сотрудники научного отдела Прибайкальского национального парка (далее - ПНП) просили президента РФ предотвратить деградацию системы ООПТ России. Они с полной уверенностью заявляли о том, что деятельность нынешнего руководства Министерства природных ресурсов, предлагающего губительные поправки, ведет к разрушению заповедной системы России. Уже сейчас заменена значительная часть директоров российских заповедников и национальных парков. Политика министерства направлена на изживание, в буквальном смысле этого слова, профессионалов, посвятивших свою жизнь сохранению природы. На высвободившиеся руководящие должности назначаются коммерсанты.

Прибайкальский национальный парк не стал исключением. Включая в себя самый большой охраняемый участок береговой линии Байкала, он стал предметом особых вожделений для чиновников министерства и представителей коммерческих структур. Политику бережного сохранения экосистем сменила политика тотальной коммерциализации. Прихотью ветра либеральных перемен в 2009 году директором Прибайкальского национального парка назначается «эффективный менеджер» Олег Апанасик.

«На примере его деятельности мы получили наглядное представление о новой политике Министерства природных ресурсов, - говорится в письме сотрудников парка Президенту. - Считаем, что им проводится откровенное «выдавливание» опытных, квалифицированных специалистов, привлечение и расстановка «своих» людей, без природоохранных опыта и знаний, но с большими амбициями и желанием крупно заработать. Сделать это не составляет никакого труда - директора для борьбы с неугодными имеют все условия: возможность менять по собственному усмотрению штатное расписание, по-царски премировать, либо, наоборот, держать подчиненных на голодном пайке».

Огонь по штабам

Стоит отметить, что под письмом поставили подписи 12 человек. Из них на сегодняшний день трое уволились «по собственному желанию», четверо попали под сокращение в результате манипуляций со штатным расписанием, еще одному удалось восстановиться через суд. По причине болезни двое работников оказались временно недосягаемы для директорских «инициатив». Нашелся и отказавшийся от своей подписи под обращением. Тем не менее, несмотря на столь очевидное давление со стороны директора, начавшееся после его знакомства с фамилиями под письмом, второе открытое коллективное обращение в декабре прошлого года не побоялись подписать еще 9 сотрудников. Среди них 5 старших государственных инспекторов, позицию которых разделяет большинство работников возглавляемых этими инспекторами лесничеств.

Директор ПНП Олег Апанасик «вывел из штатного расписания» должности заместителя директора по науке и начальника отдела лесного хозяйства, а также сократил две штатные единицы научных сотрудников. Фактически был ликвидирован научный отдел национального парка. Осталась лишь одна ставка научного сотрудника, которую по закону невозможно сократить, так как человек, ее занимающий, находится в декрете. Таким образом, на научно-исследовательской работе парка, на планах и проектах можно поставить крест. Между тем, по закону, национальные парки являются не только природоохранными, но и научно-исследовательскими учреждениями. Прибайкальский национальный парк не исключение, что подтверждает Положение о нем. Несмотря на это, из 150 сотрудников лишь четверо занимались наукой, но и они оказались для нового руководства лишними.

Сократив научный отдел, Олег Апанасик тем же приказом ввел в штатное расписание еще одного бухгалтера, одного специалиста по закупкам и четырех инспекторов по охране территории. В ближайшем будущем в ПНП будут работать два специалиста по закупкам и три юриста, не считая самого директора.

«То, что происходит, вполне объяснимо, - говорит Виталий Рябцев, заместитель директора по науке Прибайкальского национального парка. - Всегда именно научные отделы были совестью заповедников, именно они последовательно отстаивали природоохранные интересы этих учреждений. Именно поэтому по ним наносятся первые удары. Хотя я допускаю, что вскоре моя должностная ставка будет восстановлена, но на нее примут человека, который будет устраивать директора. Это - главное требование».

Бизнес-безобразие

На самом деле, обращение к Президенту не было основной причиной гонений на сотрудников научного отдела, оно лишь поставило окончательную точку в давно назревавшем конфликте между директором парка Олегом Апанасиком и подчиненными, то и дело «одергивавшими» причиняющего, по их мнению, ущерб национальному парку руководителя.

«Считаем, что есть все основания предполагать наличие серьезных финансовых злоупотреблений Олегом Апанасиком, - говорится в очередном письме президенту. - Директор парка в 2009 - 2011 гг. заключал договоры явно экономически невыгодные для парка. Считаем, что они несут коррупционную составляющую, так как деньги, поступавшие ранее от подобных договоров на счет парка, теперь поступают не иначе как в личное распоряжение директора. Например, есть информация о том, что туристический кордон на мысе Кадильный, где нацпарк ежегодно зарабатывал до 1 млн руб. в год, в прошлом году был передан в аренду за смехотворную сумму - 60 тыс. руб. за весь туристический сезон. Считаем, что это вполне может быть. В 2008 году доходы от собственной деятельности парка составляли 3.4 млн рублей. К 2010 году эта сумма, несмотря на увеличение потока туристов, стала меньше почти в два раза - 1.9 млн. А с учетом инфляции можно говорить почти о трехкратном падении за 2 года величины доходов от собственной деятельности. Считаем, что «выпавшие» доходы были попросту присвоены новым руководством ПНП».

Интересен договор «Об оказании содействия в осуществлении мероприятий по организации, охране и функционированию ФГУ «Прибайкальский национальный парк», заключенный в феврале 2010 года с ООО «Ангарский исток». Этим договором коммерческая организация добровольно приняла на себя обязанность безвозмездно охранять объекты животного мира и проводить биотехнические мероприятия и учет численности охотничьих животных на участке огромной площадью 8035 га. Благородно, только благородство это весьма сомнительно. Неужели кто-то безвозмездно станет выполнять обязанности работников лесничества? Причем Листвянского лесничества, расположенного недалеко от Иркутска, вызывающего огромный интерес у желающих поохотиться богатых и «авторитетных» горожан.

И потеря прибыли в этой ситуации не самый большой минус для парка. Благотворители на дорогах по границам этого участка построили четыре шлагбаума, ключи от которых в Листвянское лесничество до сих пор не переданы. Сотрудники лесничества не могут свободно попасть на территорию, им предлагается предварительно заезжать за ключами в «ОООшку». Работники парка неоднократно слышали выстрелы, раздававшиеся с этой «перекрытой» территории, в запрещенный для охоты сезон. Они говорят о том, что такого безобразия за 25 лет существования Прибайкальского национального парка еще не было, и считают, что данный участок используется ООО «Ангарский исток» и директором парка Олегом Апанасиком для незаконной охоты.

Проверка деятельности Прибайкальского парка, проведенная в августе прошлого года Департаментом федеральной службы по надзору в сфере природопользования, выявила множество нарушений обязательных требований. Указывается, что все выявленные «правонарушения допущены при действии (бездействии) директора национального парка Апанасика Олега Александровича, имевшего возможность, но не принявшего надлежащих мер по их недопущению». В составленной по результатам проверки справке содержится много вопиющих фактов, таких как искажение информации о лесных пожарах. Это уменьшение, в том числе в несколько раз, их площади, указание площади как нелесной, регистрация одного и того же крупного пожара как два или три отдельных. Выявлены лесонарушения, факт нецелевого использования древесины, а также противоречащее не только законам, но и здравому смыслу размещение турбазы «Улыбка» во дворе и помещениях конторы Островного лесничества.

Разгул браконьерщины

В обращении к Президенту также говорится о процветании на территории национального парка браконьерства. Действительно, еще в 2010 году прокуратура Иркутской области подтвердила факты незаконной охоты и рубки деревьев в национальном парке, только эти факты, естественно, укрываются от всеобщего внимания. А вот трагическую гибель губернатора Иркутской области Игоря Есиповского, произошедшую на территории нацпарка, думаю, помнят многие. Будь он жив, никто из обывателей и не заподозрил бы его в браконьерстве.

Недавний пример: в прошлом году во время открытия осеннего охотничьего сезона один из сотрудников парка в дельте реки Голоустной задержал сразу десять человек, незаконно охотящихся на водоплавающих. Браконьеры возмущенно угрожали стражу порядка, ссылаясь на дружеские отношения с администрацией парка, но, несмотря на это, протоколы о правонарушении были оформлены. Впоследствии главный лесничий приказал сотруднику протоколы уничтожить, изъятое оружие - вернуть, перед нарушителями - извиниться. Незаконные указания не были выполнены, вскоре после чего принципиальному работнику пришлось уволиться из-за давления начальства.

Уголовное дело работе не помеха

Возмутительным является то, что Олег Апанасик, несмотря на возбужденное в отношении него уголовное дело по коррупционной статье, до сих пор не отстранен от занимаемой должности. В Министерстве природных ресурсов сообщили, что предъявленное ему обвинение не связано с функционированием возглавляемого национального парка. Между тем очевиден тот факт, что обвинение имеет прямую связь с работой Олега Апанасика в системе ООПТ. В сентябре 2010 года его арестовали при получении крупной взятки вместе с видным федеральным чиновником из Министерства природных ресурсов Михаилом Травкиным. Последний на время следствия был отстранен от выполнения служебных обязанностей, а Апанасик продолжает руководить коллективом из 150 человек. Согласно сообщению информационного агентства «Байкал Медиа Консалтинг», задержанный вместе с ними директор Забайкальского национального парка Александр Бекетов пошел на сотрудничество со следствием, Олег Апанасик - нет. Неудивительно, что первый из них вскоре лишился должности директора, а второй - не только сохранил ее, но и получил в полном объеме зарплату за 1.5 месяца, проведенные под арестом и под подпиской о невыезде из Улан-Удэ. Охрану природы огромного участка побережий уникального озера Байкал доверили вышедшему на свободу под залог в 3 млн. рублей чиновнику.

С момента возбуждения уголовного дела против Олега Апанасика прошло уже 17 месяцев. У бывших теперь уже сотрудников парка есть большие опасения, что дело постараются «развалить». Или хотя бы отсрочить его передачу в суд - после весенних выборов внимание власти к коррупционным делам, как это бывает, ослабнет.

Нацпарк без ученых - это абсурд

«Наше письмо было направлено тем, на кого мы жаловались, - в Министерство природных ресурсов, - рассказывает Виталий Рябцев. - А потом письмо попало в руки к нашему директору Олегу Апанасику, который использовал все методы борьбы с нами, с «недовольными». Под давлением ушел целый ряд специалистов. И это неудивительно, ведь мы выступали против губительной политики Министерства природных ресурсов, результатом которой в числе прочих стал приход к руководству ныне находящегося под следствием Апанасика. Ужасно, что происходящее у нас демонстрирует ситуацию в целом. Молчите - еще какое-то время поработаете, а кто против - с вещами на выход».

Чтобы прояснить ситуацию, мы попытались связаться с Олегом Апанасиком, но поговорить с ним так и не удалось, так как он находился на длительном совещании. Однако с нами согласился побеседовать его заместитель по общим вопросам Евгений Шарапов, который подтвердил информацию о том, что в настоящее время в научном отделе нацпарка работает четыре человека, три из которых в ближайшее время будут сокращены. На вопрос сможет ли один человек справиться со столь огромным объемом работы и чем продиктовано такое решение, он сообщил, что для ведения научной деятельности на основании гражданско-правовых договоров будут привлекаться выпускники учебных заведений, а решение сократить штатные должности и уволить проработавших много лет сотрудников принято руководителем парка и не обсуждается.

«Считаю, что Олег Апанасик, пользуясь служебным положением и попустительством в Министерстве природных ресурсов, разгоняет науку, - говорит заместитель директора по научной работе Сибирского института физиологии и биохимии растений СО РАН Виктор Воронин. - Национальный парк теряет всякий смысл без научного отдела. Потребительское отношение к природе парка, которое, на мой взгляд, в период руководства Апанасика стало нормой, привело к тому, что наш институт вынужден был пойти на изъятие из природы семян исчезающих растений для сохранения их в банке семян. Многих растений в парке уже нет. А все то, что мы попытались в прошлом году вернуть в природу, было разрушено, потому что реальной охраны там нет. Наш институт тесно сотрудничает с национальным парком, а без научного отдела это сотрудничество будет в принципе невозможно».

Ворон ворону глаз не выклюет

Сотрудники Прибайкальского национального парка уверены, что Олег Апанасик до сих пор продолжает работать директором только благодаря наличию мощных коррупционных связей и московской «крыше». Вряд ли Михаил Травкин самый высокопоставленный чиновник Минприроды, который должен проходить подозреваемым по уголовному делу. Подписавшие обращение люди считают, что стоящие «над ним» чиновники равнодушны к проблемам Прибайкальского парка, так как их вполне удовлетворяют идущие из области «откаты».

«Мы считаем ситуацию нетерпимой, - говорится во втором обращении к Президенту, - и просим Вас разрушить коррупционные цепочки, связывающие Министерство природных ресурсов с особо охраняемыми природными территориями. Также просим создать специальный орган исполнительной власти по ООПТ, не связанный с Минприроды, который будет назначать на должности директоров профессионалов заповедного дела, а не бизнесменов!»

Наше дело - сторона?

Прибайкальский национальный парк можно считать достойной оправой такой жемчужины как Байкал. Наблюдая за неравной схваткой между учеными и руководством парка, невольно начинаешь задумываться и о причинах, и о последствиях происходящего. Орел-могильник, монгольская жаба - список утраченных редких видов животных и растений с принятием губительных поправок к закону об особо охраняемых природных территориях будет неуклонно пополняться год от года. От пуль дорогостоящей оптики, не знающих чем себя занять бизнесменов, найдут свою смерть лесные звери. В дружественный Китай пойдут вагоны с вырубленной заповедной вековой сосной.

Казалось бы, все происходящее имеет свое достаточно простое объяснение. Никчемные людишки от власти, волей случая оказавшихся у руководства природоохранных учреждений, ведут себя как мародеры в отданных им на кормление вотчинах. Открыто и цинично они зарабатывают, насилуя мать-природу, под равнодушные обывательские взгляды толпы и бесконечные разговоры о гражданском обществе. Хочется верить, что пока равнодушные.

4 февраля 2012 г.

Источник: Лесная газета

Ссылки по теме: