Lake Baikal

Туркинский или Горячинский курорт

Туркинский горячий минеральный источник находится на В. берегу оз. Байкал, в 11/2 вер. от него, на высоте 1350 ф. над уровнем океана, имеет температуру 43° Ц. и дает до 80 000 вед. в сутки, по составу своему принадлежит к серно–щелочным; отстоит от ж.д. (ст. Татарово), по Баргузинскому почтовому тракту, в 125 верстах, причем на этом тракте содержится пять пар почтовых лошадей; курорт связан с г. Иркутском пароходным сообщением 2 раза в месяц; таким образом, курорт имеет довольно хорошо обезпеченное сообщение с населенными пунктами и это дает ему несомненное преимущество перед другими горячими водами в Забайкальской обл. и Иркутской губ., число коих простирается до 15.

С другой стороны, курорт этот имеет такия преимущества, которыя дают возможность поместиться на нем значительному числу больных: несмотря на то, что казенных квартир только 13, в особом здании с кухнею, ценою от 18 до 45 р., у жителей Горячинской деревни имеется не менее 200 помещений, правда, не важных, в 1–4 комнаты, иногда с клопами и т.п. прелестями нашей неблагоустроенной сельской жизни, но все же теплых и дающих возможность больным, пользующимся ваннами, укрываться от сырой и ветряной погоды. Таким образом, бывает, что на нем пользуется больных по менее 800 ч., если они приезжают не в одно время: одни уезжают, а другие приезжают. В настоящем году приезд больных был дружный и потому цены на квартиры довольно высокия и квартиры заполнены все.

Припасы продаются постоянно свежие: рыба, добываемая в Байкале: сиги, омуль, хайрюз, таймень и, иногда, осетр, по умеренной, сравнительно с Иркутском и Читой, цене, не дороже 12–20 к. фунт, мясо 12–18 к. ф. (последняя цена монопольная, поддерживаемая торговцем Неверкеевым угрозами конкуренции с мелкими торгашами), сахар 20–22 к., масло 50–55 к. и т.п.; ощутительно только то, что овощей почти нет, не говоря уже об огурцах, редиске и т.п.,— трудно достать картофель, лук и вообще самых обыденных овощей; причина тому — невыразимая лень коренных обитательниц села Горячинскаго, которыя совершенно не занимаются огородичеством, под предлогом, что родится плохо и вода для поливки далека, а, в сущности просто по незнакомству с культурой огорода, лени и тому, что хорошие заработки на рыбном промысле их братьев, мужей и отцов, а также заработки от курорта обезпечивают их вполне в течение года.

Горячий источник вытекает из небольшой лощинки с песчаным грунтом, окруженный на большое разстояние чудным сосновым, кедровым, листвянным и т.п. лесом; ниже выхода источника устроен пруд, где вода скапливается, охлаждается и распределяется, по шлюзам, в здания ванн, больницу и для общаго употребления, так как, по охлаждении, она идет и на пищу, отличаясь весьма мягкими свойствами. В текущем лете, по поручению Иркутскаго Горнаго управления, источник осматривал и производил небольшия предварительныя буровыя изследования геолог К.Ф. Егоров, с целью в будущем произвести каптаж источника. — И давно бы пора.

Рядом с горячим источником, в какой–нибудь одной сажени, вытекает холодный источник, содержащий железо, который, однако, не эксплоатируется вовсе, хотя, вероятно, железистая вода его могла бы помогать при лечении, напр., малокровия.

Химическаго анализа воды нет и заведывающее курортом забайкальское врачебное отделение находит это совершенно излишним, игнорируя требование об отпуске денег на производство анализов воды: лечилась, мол, 160 лет без анализов и вылечивались, значит и слава Богу, к чему еще тут анализы!

Главныя болезни, которыя отлично врачует Туркинская горячая вода — это ревматизмы, сифилис во всех видах, некоторыя женския болезни, катарр желудка — принятием 2–4 стаканов воды в день и много других; но вы напрасно захотели бы искать специальнаго описания действия этих вод на больных, как и анализа вод,— все это признается ненужным, так что больному, желающему приехать сюда полечиться, нужно разспрашивать бывавших там о качествах вод и действии на больных, условиях жизни и т.п. — одним словом, ехать на них на авось.

Между тем, из горячих вод, находящихся в Сибири и, пожалуй, России, это, можно сказать, единственный, сколько–нибудь устроенный и имеющий врача, курорт, где можно лечиться, ибо другия ближайшия минеральныя воды — кавказския и в Японии, устроенныя, правда, далеко лучше, находятся сравнительно далеко и не всякий может ехать на них из–за дороговизны проезда и жизни на них.

Поэтому на Туркинском курорте вы встретите больных из очень отдаленных мест: из–под Хабаровска, из–под Киренска с Лены, из Харбина, Западной Сибири, не говоря уже о массе больных из Иркутска и Забайкалья.

Туркинския воды, как лечебныя, известны с 1751 г., причем они до конца прошлаго столетия были в ведении иркутскаго приказа общественнаго призрения, которым была устроена больница на 25 кроватей, ванны для посетителей и дома для администрации курорта, с постоянным врачем при них. Лет 10 тому назад воды и больница перешли в ведение забайкальскаго врачебнаго отделения,— начальство стало новое, но порядки остались старые, то же забвение к улучшению вод и полное пренебрежение к интересам больных характеризует и новое врачебное начальство, а что наши слова не голословное обвинение покажет следующее:

Как выше сказано,— Туркинския горячие воды единственный курорт на всю огромную Сибирь, излечивают радикально, кроме ревматизма и др. болезней, все виды сифилиса, болезни, которая и по закону, в виду ея опасности для общества, лечится безплатно на счет казны.

Вместо того, чтобы расширять курорт путем устройства квартир для посетителей, благоустройства ванн и возможнаго удешевления лечения,— забайкальское врачебное отделение озаботилось одним: увеличило плату за ванны до 60 коп. за каждую, причем весь доход от курорта, доходящий в иные годы до 4–х тыс. рублей, расходует на содержание больницы при курорте на 25 чел., в которой лечатся частию с платою по 9 р. в месяц, а большею частью безплатно, крестьяне, ссыльные и военные нижние чины со всего Забайкалья, причем число больных доходит в год до 180 ч. и более, тогда как крестьяне д.б. лечимы или на счет общества или на счет казны (сифилитики), сс–поселенцы, солдаты — на счет специальных капиталов; возлагать же содержание больницы, путем взиманиа огромной платы за ванны по 60 коп. с каждой, на больных, приезжающих на курорт, тоже зачастую людей бедных, и систематически отказывать в улучшении курорта — по нашему мнению, более чем стыдно,— скажем даже, и невыгодно для коммерческих целей заб. вр. отд., ибо при настоящем положении дел, на водах не может лечиться более 250 чел., т.к. жить на улице или в шалаше при теплых ваннах нельзя, приходится ехать или на Кавказ или в Японию — и т. обр., деньги за право лечения не попадают в кассу заб. вр. отд.; невыгодно и для врачебнаго здравия народа — не всякий может ехать на Кавказ и в Японию, но при желании быть здоровым, поездка на Туркинския воды, лечение там и содержание, при полной неблагоустроенности курорта, и лишениях, которыя должен выносить больной из–за этой неблагоустроенности, обходится ничуть не дешевле, чем поездка на заграничные курорты, вроде Бадена, Теплица и др.

Между тем устройство вод требует небольших сравнительно сумм: нужно построить не менее 100 квартир барачной системы, в небольших зданиях на 2–4 семьи каждый, и кухнею с плитою для прислуги; такия здания при дешевизне леса на месте обойдутся не дороже 500–800 р. каждое, ну, скажем, 1000 р.–25000 р.; эти 100 кв. могут принести доход не менее 3000 р. Затем нужно озаботиться устройством ресторана, с хорошей столовою, булочною и кухнею и сдачею его буфетчику, который мог бы питать публику за 40–60 коп. в сутки, причем доход его от отпуска обедов 150–200 чел. будет весьма значителен и т. об. он, за пользование рестораном и кухнею, может платить 500–700 р., значит и этот расход на постройку ресторана в 2000 р. будет окупаться.

Для больных женщин нужно устроить особое ванное здание, с женскою прислугою, а то бывали случаи, что при возможных обмороках больных женщин приходилось вынимать из ванн мужской прислуге. Существующее здание для ванн недурно, но ванны железныя, с облезлою краскою, очень плохи и д.б. заменены эмалированными или фарфоровыми. У ванн надо сделать звонки, чтобы позвать на помощь служителя, коврики д.б. заменены полотняными, которые можно мыть и давать их надо ежедневно чистыми. Цену ванн надо понизить до 30 коп. — ибо подогревания воды не требуется и нужно только помещение и прислуга.

Затем надо озаботиться приглашением на курорт 1–2 огородников, с отводом им земли или склонением жителей заняться огородничеством, с раздачей им безплатно семян,— для разведения овощей, совершенное неимение которых составляет для публики огромное лишение.

Для больных желательно иметь на лето добавочных 1–2 врачей, одного, по правде говоря, совершенно недостаточно. Мы удивляемся выносливости настоящего врача В.М. Муратова, который принимает больных с 6 час. утра до 8–9 час. вечера. Мнительная публика просто одолевает случайно приехавшаго на курорт врача,— требованием совета и помощи.

К сожалению, не так смотрит на это заб. вр. отделение: оно не стесняясь тем, что на курорте врач один,— командирует его напр., на вскрытие трупов в Баргузин и др. места, возлагая и.д. баргузинс. уезд. врача, уехавшаго в отпуск по болезни,— на курортнаго врача, причем 250 чел. больных, пользовавшихся его советами на водах, должны остаться без надзора!

Не можем не упомянуть и о том, что местному крестьянскому населению, поддерживавшему славу курорта в течение 160 лет его существования дачею квартир, содержанием больных и т.п. услугами, должно быть предоставлено безплатное лечение на водах, причем следует выстроить особое ванное здание на 2–4 ванны, содержание же прислуги они могут принять на себя,— а то теперь оно лишено возможности лечиться у себя дома, при безобразной плате по 60 коп. за ванну.

При удобном сообщения туркинских вод с Иркутском и дешевом (1 кл. 5 р. 73 к., 2–й кл. 4 р. 29 к. и 3–й кл. 2 р. 44 к.), чудном воздухе, отсутствии пыли и огромном успехе в лечении, этот курорт имеет особенное значение для жителей г. Иркутска. Здесь могла бы возникнуть даже и климатическая станция, с лечением светом, воздухом, холодными, хвойными или песочными ваннами для детей и вообще слабосильных или просто отдыхающих людей, желающих провести лето на лоне природы.

Для сего следует кроме постройки казенных зданий для квартир, отводить участки для сдачи под постройку дач, на срок 12–24 лет, после чего построенныя здания переходят в собственность курорта.

Для прогулки больных в ненастное время нужно построить хотя небольшую крытую веранду; нужно иметь маленькую библиотеку, улучшить аптеку при больнице — очень скудную и убогую.

Ведь все это, вместе взятое, принесет и доход курорту и пользу страждущему человечеству; поэтому на устройство этого курорта нужно обратить серьезное внимание ассигнованием денег, хотя бы из того же земскаго по губернии капитала,— охранение общественнаго здравия и принятие мер против заразительных и эпидемических болезней лежит не только на казне, но и обществе, поэтому обращение земских сумм на устройство курорта и содержание туркинской больницы, служащей для всего Забайкалья, есть вполне законное и справедливое дело. Это мы и позволяем себе напомнить кому следует.

Кстати, мы слышали, что были предложения частных лиц взять в аренду этот курорт, с затратою на него до 70 т. руб. и особое предложение содержать буфет при курорте, с постройкою ресторана и кухни, но ревнивое вр. отделение это предложение отклонило; само не улучшает и другим не дает. Нехорошо.

Автор: И.М И–в

Источник: «Восточная заря» № 76, 21 июля 1909 г.